Шарий и Кутепов

Вне закона

Анатолий Шарий: «Мне советовали просить политического убежища в США. Я отказался: не хочу выглядеть трусом…»

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

07.07.2011

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Киевский журналист утверждает, что уголовное дело против него сфабриковано, и это месть за серию «антимилицейских» публикаций

Журналист — профессия опасная. Особенно для тех, кто пытается ущемить интересы властных структур. В этом на личном опыте убедился редактор отдела «Расследования» интернет-газеты «Обозреватель» Анатолий Шарий. «По странному стечению обстоятельств, как только я обвинил столичную милицию в «крышевании» наркобизнеса, у меня появились проблемы с законом», — горько резюмирует Шарий.

«Моего коллегу вежливо попросили… не размещать на сайте вторую часть скандальной статьи»

В апреле этого года 32-летний Анатолий Шарий вместе с журналистами телеканала «1+1» обнаружили в Киеве аптеку, где без рецептов продавали наркосодержащие лекарства всем желающим. Когда журналисты, купив в этой аптеке несколько таблеток запрещенного для свободной продажи трамадола, вызвали милицию и потребовали немедленно закрыть киоск, оказалось, что правоохранителям почему-то удобнее обвинить репортеров в покупке наркотиков, чем разбираться с явно нарушающей закон работницей аптеки. Тогда у Анатолия возникло подозрение (и он открыто об этом заявил), что сотрудники киевского ОБНОН (отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков) замешаны в этом преступном бизнесе.

 — После этой публикации мне позвонила пресс-секретарь министра внутренних дел Украины Ирина Шинкаренко, — говорит Анатолий Шарий. — Сказала, что министр взял этот случай под свой контроль и благодарит меня за хорошую работу. Меня даже наградили ценным подарком — диктофоном. А потом мы с коллегами занялись этим злосчастным киоском на Харьковском массиве, где торговали курительными смесями, содержащими синтетический наркотик. Нам было достоверно известно, что несколько подростков, покурив эти смеси, расстались с жизнью. Но самое страшное то, что смертельный товар расходился огромными партиями. Пока мы с ребятами сидели в засаде и следили за этим киоском, в нем успели отовариться более ста человек!

В этот раз Анатолий Шарий работал в тандеме с журналистом телеканала «1+1» Алексеем Кутеповым. Они специально объединили усилия, чтобы рассказать об этой вопиющей ситуации и телезрителям, и читателям интернет-изданий, то есть более широкой аудитории. Все происходившее журналисты снимали на видеокамеру.

 — Мы купили в киоске курительную смесь и вызвали милицию, — продолжает Анатолий Шарий. — Но каково было наше удивление, когда ровно за минуту до приезда патрульного наряда кто-то позвонил на мобильный продавщице, она закрыла киоск и удалилась. Сотрудники милиции видели, как уходила торговка, но даже не попытались ее задержать! Было очевидно, что кто-то из правоохранителей «крышует» этот киоск. Я все подробно изложил в публикации, сопроводив ее снятым нами видео. Статью назвал так: «ОБНОН плюет в лицу министру? Часть первая». Самое интересное в этой истории я оставил, так сказать, на десерт.

Что после этого началось! Звонки от руководителей киевской милиции, встречи с сотрудниками службы внутренней безопасности МВД Украины. Моего коллегу Алексея Кутепова пригласили в главк киевской милиции и вежливо попросили… не размещать вторую часть скандальной статьи.

 — Не знаю, то ли первые лица столичной милиции перепутали меня с Анатолием, то ли умышленно предупредили его через меня, — пожимает плечами Алексей Кутепов. — Милицейские начальники заявили, что наши съемки нереальные и это похоже на заказную провокацию.

«Ранения были легкими, и пострадавший не вызвал милицию, а скрылся»

Однако настоящий скандал разразился после следующей публикации «ОБНОН плюет в лицо министру? Часть вторая». В статье было показано, как сотрудники столичного ОБНОНа «закрывали» наркоточку. Вооружившись камерами, Шарий и Кутепов прибыли к злополучному киоску. Там ничего не изменилось: торговля по-прежнему шла бойко. В этот раз журналисты не стали звонить в райотдел, а набрали номер начальника Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в Киеве Василия Марчишака.

 — Он сказал: мол, нужно было мне сразу позвонить — и пообещал, что «сейчас приедут хлопцы», — говорит Анатолий Шарий. — Тем временем мы сидели в укромном месте и наблюдали за киоском. Засняли, как приехали бойцы «Беркута», о чем-то поговорили с продавщицей и… отошли в сторонку. После этого женщина, набив пакет наркотоваром, закрыла киоск и куда-то ушла!

Дальнейшие события разворачивались в жанре фарса. Приехали два «хлопца» — начальник ОБНОН Дарницкого райотдела милиции Киева и его заместитель, покрутились у киоска и собрались уже уходить, но тут мы позвонили им и сказали, что все видим и не уедем с места, пока наркоточку не закроют. А потом объявилась продавщица. Без пакета, конечно. Начальник ОБНОН Дарницкого райотдела заперся с ней вдвоем в киоске. Нас туда он не пускал. Мы обзвонили почти все руководство МВД Украины, и только после этого дверь открыли. Мы потребовали провести обыск в киоске. Конечно, там ничего не нашли, а нам правоохранители посоветовали… не учить их работать.

На следующий день после выхода публикации «ОБНОН плюет в лицо министру? Часть вторая» против меня возбудили уголовное дело. Точнее, оживили протоколы по событиям, имевшим место 1 мая этого года в «Макдоналдсе». В тот день мы с женой зашли перекусить, стали искать столик в зале. Только сели, к нам подскочил довольно крупный мужчина и стал хамить моей жене: «Уйди отсюда! Ты сидела за другим столиком!» Меня он в упор не видел. Естественно, я вступился за супругу, но вежливо: «Эй, товарищ, поспокойнее!» Он сразу предложил мне выйти на улицу и выяснить отношения. Я отказался, и мы с женой, чтобы не накалять ситуацию, пересели за другой столик.

Однако хулиган не успокоился. Он вдруг закричал мне: «Что ты на меня смотришь? Я хочу, чтобы вы отсюда ушли!» Я ему ответил, что у нас другие планы. Тут он встал, подошел ко мне и дернул меня за воротник: «На выход!» Понимая, что положение становится опасным, я последовал за этим мужчиной, чтобы как-то разрулить ситуацию. Я ношу с собой травматический пистолет, правда, до этого мне не приходилось его использовать. Однако договориться не удалось. Как только мы оказались на улице, хулиган, оборачиваясь ко мне, заявил: «Все, тебе конец». Не дожидаясь удара, я выстрелил. Первая пуля угодила ему в бедро, а вторая в живот. Потом я вызвал милицию.

Сотрудники милиции разыскали раненого через травмпункт, куда он обратился. Ранения были легкими, обошлось двумя пластырями, госпитализация не потребовалась. В Шевченковском райотделе милиции Киева мне сказали, что оснований для возбуждения уголовного дела против меня нет. Ведь это была необходимая самооборона. Честно сказать, я не понимал, из-за чего вообще возник конфликт. Думал, может, хулиган просто был пьян? В зале «Макдоналдса» есть три видеокамеры, они должны были зафиксировать всю ситуацию. Я был уверен, что если кто-то захочет разобраться, то на пленке четко видно, что меня откровенно вынудили применить оружие.

Инцидент в «Макдоналдсе» произошел через четыре дня после выхода первой части скандальной публикации. Пока не вышла в свет ее вторая часть, меня успокаивали: мол, тебе нечего опасаться, дело выеденного яйца не стоит. И вдруг мне звонят из Шевченковского райотдела милиции Киева: «Анатолий, против вас возбуждено уголовное дело по факту стрельбы. Явитесь завтра на допрос». Это было через сорок дней(!) после инцидента. Но как только я позвонил Алексею Кутепову и попросил его завтра сопровождать меня на допрос с видеокамерой, со мной снова связался следователь и… отменил допрос! Я догадался, что мой телефон прослушивают. Потом убеждался в этом много раз.

Пятнадцатого июня моему другу журналисту Александру Чаленко позвонил доброжелатель (не буду называть его известное имя) из Министерства внутренних дел Украины и сообщил, что есть распоряжение арестовать меня. И посоветовал мне скрыться. Было бы глупо не последовать этому доброму совету. Как знать, не случится ли у меня вдруг в здании райотдела милиции «сердечный приступ» или что-то в этом роде.

«Власть в Украине уже не делает ошибок наподобие Гонгадзе. Все происходит намного элегантнее»

 — Когда я исчез из виду, кто-то разместил в интернете ролик с красноречивым названием «Шарий — охотник на граждан», — продолжает Анатолий. — Это вырезанные фрагменты из видео, снятого камерами наблюдения в «Макдоналдсе». После просмотра подобного видеоролика у людей формируется твердое мнение: Анатолий Шарий — социально опасный тип, без причины стреляющий в беззащитных граждан. Нетрудно догадаться, кто разместил это видео в Сети. Ведь все пленки сразу после инцидента изъяли сотрудники Шевченковского райотдела милиции Киева. Стоит ли говорить, что разглашение материалов уголовного дела является грубым нарушением закона. Но ведь нашей милиции закон не писан.

Я скрывался пять дней, а потом мне это надоело. Двадцатого июня я организовал пресс-конференцию, рассказал все, что произошло за эти дни, и заявил, что рассматриваю вышеописанные события как месть со стороны милиции, а именно сотрудников ОБНОН. Это такая структура, в чью теневую деятельность журналистам лучше не соваться.

Со следующего дня я стал регулярно ходить на допросы. В кабинете следователя (кстати, по моему делу их было почему-то аж три) разыгрывался настоящий спектакль. Свидетели — сотрудники «Макдоналдса» — стрелявшего опознавали в лице… моего адвоката! Следователь тут же их «корректировал», указывая на меня. Показания свидетелей и пострадавшего искажались настолько, что даже у моего адвоката не выдерживали нервы (адвокат Анатолия Юрий Короткевич публично заявил, что «дело против Шария сфабриковано». — Авт.). Уголовное дело по факту хулиганства и причинения легких телесных повреждений было расследовано в рекордные сроки — за четыре дня! Дело уже передали в Шевченковский районный суд Киева. Теперь мне грозит от трех до семи лет лишения свободы.

 — Поводом для возбуждения уголовного дела стали не публикации Шария, а заявление киевского частного предпринимателя, в которого Анатолий дважды выстрелил из травматического пистолета возле фаст-фуда на проспекте Победы, — утверждает начальник пресс-службы столичной милиции Владимир Полищук. — Профессиональная деятельность журналиста и инцидент в «Макдоналдсе» никак не связаны между собой. Анатолий не попытался договориться с потерпевшим, а обвинил в своих неприятностях милицию.

Мы всегда приветствуем журналистскую инициативу и не пытаемся мешать репортерам или мстить им. Статью Шария «ОБНОН плюет в лицо министру?» (название, согласитесь, оскорбительное) зачитывали на коллегии в министерстве, назначили проверку по изложенным в публикации фактам. В курительной смеси, которую предоставили нам Шарий и Кутепов, эксперты не обнаружили запрещенных для продажи на территории Украины наркотических веществ. Это уже вопрос не к милиции, а к законодателям. К слову, сотрудники милиции трижды пытались закрыть этот киоск, однако это не удалось сделать по уже названной причине.

Тем временем крупная американская русскоязычная газета «Еврейский мир» разместила на своем портале статью «В Киеве взят под стражу журналист Анатолий Шарий (здесь ошибка. Шарий пока находится на подписке о невыезде. — Авт.)». Приводим цитату из этой публикации.

«В свое время мой коллега по «МК» познакомил меня с журналистами украинской газеты «…», заполучившими в свои руки некую базу данных на внештатных сотрудников милиции, — пишет журналист Сергей Недов. — Я не поверил в то, что такая база существует, тогда, не верю в это и сейчас. Но для порядка связался и кое-что уточнил. Вначале я позвонил в редакцию «Обозревателя», где выяснил номер дела, по которому сидит Шарий, после набрал Николаев (из этого города вышла информация о милицейских внештатниках. — Авт.) и долго упрашивал дать мне информацию, чувствуя себя дураком. Результат получился потрясающим.

В деле №10-26029, ставшем причиной задержания Шария, фигурирует фамилия некого Александра… Эта же фамилия есть в… материалах, имеющихся на руках у моих украинских коллег. Из этих материалов известно, что Александр, проживающий в Киеве, состоит на оперативной связи с 2005 года! Куратором агента «Сена» (такое ласковое прозвище присвоили агенту) является офицер Шевченковского райотдела милиции в Киеве!

Весьма неожиданное открытие. Таким образом, все произошедшее видится уже в ином свете. В деле против журналиста не может быть полутонов. Его или садят, или выпускают. МВД настроено сажать… Нынешняя власть в Украине уже не делает ошибок наподобие Гонгадзе. Все происходит намного элегантнее и продуманнее. Но от перестановки методов местами суть методов не меняется».

 — С журналистом «Еврейского мира» мы беседовали по телефону почти час, — говорит Анатолий Шарий. — Он советовал мне немедленно обратиться в посольство США и попросить политического убежища. Сказал, что уладит все юридические тонкости. Мне нужно только прийти в посольство. Я отказался: не хочу выглядеть трусом…

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

Исаак Соломонович был в прекрасной спортивной форме. Правда, она... не застегивалась у него на животе.