Антон Феденко

Всем миром

Мама Антона Феденко: «Еще раз говорю спасибо тем, кто помог нам победить приговор врачей: «Ваш сын никогда не будет ходить!»

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

07.09.2012 9:002868

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Благодаря помощи наших читателей 24-летнему киевлянину Антону Феденко, выжившему после несовместимой с жизнью травмы, провели пять уникальных операций в немецкой клинике «Нордвест». Теперь парень может самостоятельно передвигаться по квартире

О невероятной, драматической и чудесной истории Антона Феденко мы рассказывали много раз. И каждая публикация на шаг приближала нашего героя к его заветной, но, казалось, несбыточной мечте.

Никогда не забуду, как я впервые познакомилась с Антоном и его родителями. Июль 2009 года, Киев, реабилитационный центр для инвалидов-спинальников. По асфальтовой дорожке мужчина катит инвалидную коляску, в ней сидит парень с застывшей улыбкой, чудовищными шрамами на голове и шее. Нижняя часть тела прикрыта синим махровым одеялом. Но даже через него заметно, как неестественно, коленками наружу, вывернуты ноги. Пока отец катал Антона по двору реабилитационного центра, его мама пересказывала мне события той роковой ночи.

«Гроб и венки заказывать?! Нет, мой сын будет жить!»

Вечером шестого декабря 2008 года Антон ушел отмечать день рождения однокурсника, предупредив родителей, что будет поздно. В четыре часа утра маму Антона разбудил резкий телефонный звонок: «Скорая» увезла вашего сына в больницу!" Через час родители уже стояли под дверью отделения интенсивной терапии Киевской городской клинической больницы скорой медицинской помощи. К ним вышел врач и, бросив сочувственный взгляд, спросил: «У вас есть еще дети? Две дочери-близняшки? Это хорошо... Ваш сын в коме, у него нет шансов. С такой травмой не выживают».

Потом в больницу приехали друзья Антона и объяснили, что стряслось. В общежитии Киевского экономического университета Антон случайно увидел, как молодой человек избивает девушку. Он кинулся к хулигану, оттащил его от жертвы. Это привело известного на все общежитие дебошира Виктора Свинцова (имя изменено) в бешенство. «Поймаю — убью!» — предупредил он. Когда Антон уходил домой, Свинцов подстерег его в темном коридоре и ударил чем-то тяжелым по голове. Парня обнаружили друзья: он лежал с пробитой головой под дверью комнаты однокурсника.

Врачи больницы скорой помощи констатировали у Антона несовместимую с жизнью открытую черепно-мозговую травму: двойной перелом основания черепа с переходом на правую височную кость. Чудовищный удар снес полголовы, раздробив кости черепа и буквально превратив мозг в кашу. В больнице Антон Феденко пережил клиническую смерть и впал в кому.

— Врачи сказали нам: «Готовьтесь», — вспоминает мама Антона Татьяна Валентиновна. — В тот момент у меня сдали нервы: «К чему готовиться? Гроб и венки заказывать?! Нет, мой сын будет жить!» Я бегала по врачам и спрашивала: «Что можно сделать? Вы только скажите!» Они разводили руками: мол, уже ничего... Была зима, но я часами простаивала на улице напротив окна палаты, где лежал Антон. Мысленно протягивала ему руку: «Родной мой, ты только держись!» Договорилась с медсестрами, чтобы ночью, когда не видят дежурные врачи, они подносили к уху Антона мобильный телефон. Тогда могла подолгу разговаривать с сыном. Раньше я никогда не ходила в церковь. А теперь, стоя на коленях перед иконами, умоляла Господа: «Забери у меня все. Только сохрани жизнь моему сыну!»

Антон Феденко пробыл в глубокой коме ровно 60 дней. В это невозможно поверить, но из небытия парня вырвала самоотверженная материнская любовь. Татьяна Валентиновна надиктовывала аудиописьма для сына, которые ему потом давали слушать при помощи плеера. Она прорывалась в реанимацию и постоянно разговаривала с Антоном, умоляя его открыть глаза. Однажды женщина сквозь слезы произнесла: «Сыночек, помнишь, в детстве ты мечтал о лабрадоре? Мы купим тебе собачку. Я куплю тебе пятнадцать лабрадоров, только открой глазки!» Именно эта фраза, как объясняют теперь врачи, зацепила сознание Антона.

— Находясь в коме, я слышал только голос мамы, — признался позже «ФАКТАМ» Антон. — Она говорила без умолку. Меня это ужасно раздражало. Я ведь не понимал своего положения. Думал: «Что это она все комментирует?» Но, когда она пообещала купить мне собаку, страшно обрадовался.

Татьяна Валентиновна первой поняла, что сын вышел из комы. Врачи не поверили ей, ведь показатели медицинских приборов говорили об обратном. Однако женщина настаивала: «Я знаю своего ребенка лучше вас! Он слышит меня!» И смогла доказать это, заставив Антона перевести взгляд на нее. Врачи были потрясены до глубины души.

Пробыв в коме два месяца, парень уже не мог самостоятельно дышать, есть, говорить, двигаться. При росте 190 сантиметров он весил всего 40 килограммов. Врачи называли чудом из чудес то, что Антон выжил после такой травмы. Однако поврежденный мозг развернул ноги наружу так, что пятки оказались в паху. Крупные суставы ног обросли костной тканью (оссификатами). Вырвав сына из лап смерти, Татьяна Валентиновна боролась за каждый день его жизни. Уволилась с престижной работы и стала выхаживать своего Антошку. А он, 20-летний парень, был беспомощнее младенца. Мама учила его дышать, есть, говорить... Потом были тяжелейшие операции по замещению костей черепа и удалению двух третей трахеи, поврежденной дыхательной трубкой (Антон был подключен к аппарату искусственного дыхания целых шесть месяцев).

«Ваш мальчик дышит, и большего чуда Господь сотворить уже не сможет»

— Друзья сына изготовили для него специальный алфавит на дощечке, — продолжает Татьяна Валентиновна. — Антон тыкал непослушным пальцем в буквы, а я читала его предложения. Однажды он «написал»: «Помнишь, ты обещала мне купить собаку?» Я обмерла, но виду не подала. «Конечно, помню, — говорю, — давай вставай, учись ходить. Кто же будет собачку выгуливать?» Потом спрашиваю: «Ты уже придумал имя?» Антон написал: «Эллис». Так у нас появился шестой член семьи — лабрадор Эллис. Собака безумно любит Антона, облизывает его с ног до головы. Сын светится от счастья.

Только благодаря усилиям мамы и логопеда Антон смог вспомнить родную речь и... три иностранных языка, которые знал до травмы. Комментируя «ФАКТАМ» этот случай, заведующий отделением интенсивной терапии Киевской городской клинической больницы скорой медицинской помощи Игорь Малыш сказал: «Уникально, что парень сохранил интеллект. Это больше, чем можно было ожидать в данной ситуации». Еще бы: по мнению врачей, Антон чуть ли не единственный в Украине пациент, выживший после таких травм!

*Мама Антона Татьяна Валентиновна, единственный кормилец в семье, с утра до ночи на работе. Но каждую свободную минуту она проводит с сыном

Журналист не должен откровенно демонстрировать свои чувства. Однако три года назад, слушая рассказ мамы Антона, я не смогла сдержаться и расплакалась.

— Официальная медицина твердит: Антон никогда не сможет ходить, — горько резюмировала Татьяна Валентиновна. — Но ведь прежде нам говорили, что он и жить не будет! Врачи заявляют: «Ваш мальчик дышит, и большего чуда Господь сотворить уже не сможет». А сын грезит: «Ходить, ходить, ходить!»

Помню, я взяла Татьяну Валентиновну за руку и сказала ей:

— Теперь у меня есть мечта. Я хочу рассказать людям, как Антон делает первые шаги.

В тот момент я желала этого всем сердцем. Но не могла и предположить, что невозможное свершится с помощью читателей «ФАКТОВ»!

А началось все с того, что знакомый семьи Феденко отыскал одного из лучших ортопедов Западной Европы Кристофа Ранггера. Профессору Ранггеру переслали историю болезни и анализы Антона. И он ответил: «Я лично и клиника „Нордвест“ во Франкфурте-на-Майне беремся провести две операции. Для меня дело профессиональной чести прооперировать такой тяжелый случай».

Немецкий профессор отказался от гонорара за свою работу. Клиника сделала максимальные скидки, но даже тогда общая стоимость операций составила 40 тысяч евро. Для семьи Феденко, чей бюджет был истощен двухгодичным лечением сына, эта сумма была неподъемной. На больницы, операции, медикаменты, услуги массажистов и логопедов они истратили более двух с половиной миллионов гривен. Продали дачу, участок земли, назанимали у друзей. Виновник трагедии Виктор Свинцов отказался оплачивать лечение. Против него возбудили уголовное дело по факту покушения на убийство. Однако во время суда он исчез и был объявлен в розыск (в декабре прошлого года Свинцова задержали в России и этапировали в Украину. В начале 2012-го Святошинский районный суд Киева возобновил слушания по уголовному делу. Более подробно об этом мы расскажем после вынесения приговора).

На выручку пришли читатели «ФАКТОВ»: в течение недели после второй публикации люди прислали семье Феденко более ста тысяч гривен! Недостающую сумму для операции передал один из народных депутатов Украины. Он же помог срочно получить визу и даже организовал вылет в Германию.

В апреле 2011 года Кристоф Ранггер выполнил не две, а три сложнейшие операции на ногах Антона. Профессор признался, что впервые столкнулся с такой степенью оссификации. Немецкие хирурги ювелирно очистили каждый сустав, каждую мышцу и каждый нерв от чудовищных костных разрастаний. Третья операция была внеплановой. Оссификация проела головку тазобедренного сустава, и он рассыпался прямо во время хирургического вмешательства. Пришлось его заменить.

Профессор Ранггер обещал, что через несколько месяцев после операции Антон сможет ходить. Однако вопреки ожиданиям специалистов сухожилия на ногах не потянулись. Требовались две новые операции, а это еще 15 тысяч евро. Татьяна Валентиновна в слезах позвонила в редакцию, мы снова попросили наших читателей помочь Антону. Но в этот раз помощь пришла только через семь месяцев. Необходимую сумму собрали читатели нашей газеты, которые стали добрыми друзьями семьи Феденко.

Тем временем Антон демонстрировал редкое мужество, изо всех сил пытаясь встать на ноги. Это притом, что стянутые сухожилия не позволяли разогнуть ноги в коленях и он мог стоять только на цыпочках. В декабре 2011 года парень сделал первые шаги от кровати до окна. Пусть это было расстояние не больше метра, пусть его с двух сторон поддерживали отец и реабилитолог. Но Антон ходил! А когда рядом никого не было, наш герой приспособился передвигаться по квартире на... коленках! Надевал на колени хоккейные щитки и так переползал из комнаты в комнату.

«Семейная пара из Донецка отдала на лечение Антона деньги, которые копила на отпуск»

Когда в июне 2012 года Антон во второй раз приехал в клинику «Нордвест» и показал хирургу видео, где он ходит на коленках, тот ахнул. Кристоф Ранггер прооперировал Антона повторно, удлинив сухожилие на левой ноге. Правая нога, по мнению профессора, должна поддаться разработке без хирургического вмешательства.

— После операции мы с сыном две недели находились в реабилитационном центре, — рассказывает папа Антона Виталий Валентинович. — Антон уговорил реабилитологов заниматься с ним дополнительно во внеурочное время. И доктора согласились, причем делали это бесплатно! А в конце еще и подарили сыну специальный велотренажер.

За то время, что мы не виделись, Антон изменился до неузнаваемости. Похорошел, возмужал, во взгляде появилась уверенность, в улыбке — радость. Речь стала намного свободнее и быстрее (три года назад слова давались ему с огромным трудом).

— Я страшно горжусь тем, что сам хожу из комнаты в кухню, — хвастается Антон. — Хотите, покажу?

Опираясь на костыли, парень с усилием оторвался от стула на кухне и медленно двинулся в коридор. Ноги дрожали и подгибались, руки от дикого напряжения вибрировали, вены на лбу вздулись. Можно только представить, каких усилий стоит Антону каждый шаг.

— Для меня сейчас все, как в первый раз, — признается Антон Феденко. — Проведя три с половиной года в лежачем положении, теперь учусь сидеть на стульях. Раньше я и не знал, что они такие твердые! На первых порах папа подкладывал три-четыре одеяла, сейчас уже сижу без них. До травмы я даже не догадывался, что человеческий шаг состоит из трех элементов — надо поднять ногу, распрямить ее в колене и поставить на пол. Как это тяжело и больно!

— Раньше с Антоном на дому работал реабилитолог, — продолжает Виталий Валентинович. — Однако, увидев результаты самостоятельных занятий Антона, он сказал: «Теперь я вам не нужен. Глядишь, через год-второй парень сможет ходить без костылей».

— Я снова хожу, потому что у меня самая лучшая в мире семья и самые лучшие друзья, — улыбается Антон. — Папа бросил работу и возится со мной уже три года. Сестры окончили курсы массажа и в четыре руки массируют мне ноги. А мама с утра до ночи на работе. До сих пор не понимаю, как ей удается находить деньги на все... Отдельное спасибо моим друзьям. Когда я был в коме, они нарядили новогоднюю елку под окнами моей палаты и стояли возле нее с плакатом: «Антон, выздоравливай! Мы тебя ждем!» Сейчас однокурсники почти каждый день приходят ко мне домой, чтобы развеселить, поддержать.

— А я хочу сказать спасибо газете «ФАКТЫ» и ее читателям, — вступает в разговор Виталий Валентинович. — Вы поддержали нас и морально, и финансово. Помню, семейная пара из Донецка отдала нам деньги, которые копила на отпуск! Представляете?! В комнате Антона стоит удивительной красоты икона Святого Антония. Ее специально для нас вышила бисером читательница «ФАКТОВ» из Севастополя Любовь Никифоровна. И я точно знаю: эта икона тоже помогает Антону.

Наши читатели не только помогли оплатить операции, но еще и переслали деньги на лечение Антона от гепатита С, вирусом которого его заразили в одной из столичных больниц. Средства на второй курс лечения выделил благотворительный фонд Рината Ахметова «Развитие Украины».

— Ирина, а вы помните, как я не хотела соглашаться на публикацию в «ФАКТАХ»? — говорит Татьяна Валентиновна. — Дело в том, что до вас к нам приходило много журналистов. Для меня тогда вспоминать все, что случилось, было подобно маленькой смерти. А репортеры слушали без интереса, просто делали свою работу. И я решила раз и навсегда отказаться от интервью. Но вы смогли меня переубедить одной фразой: «Дайте надежду другим!» Ваша газета была единственной, кто так подробно, трогательно, а главное, не искажая фактов, рассказал нашу историю. Даже я, читая ваши статьи, каждый раз плакала. Еще раз говорю спасибо всем, кто помог нам победить приговор врачей: «Ваш сын никогда не будет ходить!»

Мы с вами не только поставили Антона на ноги, но и помогли жертве николаевского садиста Саше Поповой. Как и мой сын, девушка два месяца пробыла в глубокой коме. Мама Саши раньше врачей поняла, что дочка слышит ее, реагирует на слова. Но медики не поверили матери, списав все на нервы. Помню, мне позвонили из фонда «Развитие Украины», взявшего на себя финансирование лечения и реабилитации Саши Поповой, и спросили: «Кому верить? Маме или врачам? Вы ведь были в таком же положении, поэтому мы можем полагаться на ваше мнение». Я ответила: «Верить — только матери!» — и посоветовала, каких специалистов нужно пригласить для консультации. Потом сотрудники фонда благодарили меня за подсказку. Так что «ФАКТЫ» не только дают людям надежду, но и вместе с читателями помогают этим надеждам осуществиться!

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Мы часто говорим: «Будет что в старости вспомнить!» А в старости... опа — склероз!

Версии