Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Тамара Голубятникова Слава Козак

Есть повод

Тамара Голубятникова: «Если бы не этот ребенок, я бы давно отдала Богу душу»

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

13.07.2013

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Сегодня крестнику «ФАКТОВ» Славе Козаку из Херсона исполняется пятнадцать лет

Судьба херсонского подростка Славы Козака яркий пример того, что самые большие чудеса творят люди. Мы много раз рассказывали эту трогательную историю. Впервые она прозвучала в 1998 году, когда от Славика, родившегося семисотграммовым, с целым букетом тяжелых болезней, отказалась мама. В то время в стране бушевал экономический кризис. В больнице не было ни лекарств, ни детского питания. Спасать грудничков-отказников бросились прихожане церкви. Однако их энтузиазма хватило ненадолго. Возле обреченных младенцев осталась только пенсионерка Тамара Голубятникова.

Читатели «ФАКТОВ» познакомились с этой мужественной женщиной, когда она, борясь за жизнь самого тяжелого пациента детского отделения Славы Козака, пошла на отчаянный шаг — встала на паперть. После выхода публикации люди начали присылать Тамаре Михайловне деньги и лекарства. История спасения сироты обрастала все новыми подробностями, разворачиваясь перед нашими читателями на протяжении всех этих пятнадцати лет, словно серии необыкновенно захватывающей документальной мелодрамы.

«Мои молитвы и доброта людей победили все диагнозы»

— Никогда не забуду день, когда впервые увидела Славуню, — говорит, вытирая слезы, 77-летняя Тамара Голубятникова. — Он лежал в больничной кроватке, завернутый в мокрые пеленки. Заулыбался, зашевелил ножками, ручками — будто узнал! Я взяла малыша на руки, а он, кроха-сиротка, прижался ко мне, склонил головку на плечо. Остро заныло в груди, словно ножом что-то сердце пронзило. Так стало жаль малютку.

Я начала навещать Славуню. Носила ему в баночках манную кашу, пюре, кормила малыша с ложечки, выносила его на улицу. А он ждал меня, радовался. Как-то поговорила с лечащим врачом: мол, хочу всерьез заботиться о мальчике. Доктор вручил мне длиннющий список лекарств. Я пошла с ним в аптеку и... оставила там всю свою пенсию. А доктора готовили все новые и новые списки. Объясняли: без этих препаратов ребенок может умереть.

Я продала все золотые украшения, назанимала у знакомых, обошла десятки офисов. Но лекарства требовались снова и снова. И тогда я вышла на улицу просить милостыню. Не поверите, но ради Славуни я, верующий человек, была готова даже идти воровать. Но читатели «ФАКТОВ» не допустили осквернения души. Помощь от них подоспела в ту минуту, когда я находилась на грани отчаяния.

Тамара Михайловна попыталась при помощи нашей газеты подыскать Славе Козаку приемных родителей. Желающие быстро нашлись, однако женщина не смогла отдать ставшее ей дорогим дитя. И сама оформила над ним опеку. Родная дочь Тамары Голубятниковой не поняла и не приняла поступок матери. Чтобы в доме прекратились скандалы, купила для Тамары Михайловны отдельное жилье — однокомнатную квартиру.

Не только дочь, но и бывшие коллеги, знакомые, и родственники отвернулись от женщины. За ее спиной судачили: «Тома тронулась умом. Как поднимать, лечить ребенка на нищенскую пенсию? Зачем только она в это ввязалась?» Но вышло так, что Славу растили большой «фактовской» семьей: наши читатели присылали деньги, продукты, одежду. Совершенно чужие люди со всей Украины поздравляли ребенка с праздниками, передавали ему подарки. Так все вместе и нарекли Славу Козака «крестником «ФАКТОВ».

— Пока Славику не исполнилось три года, мы с ним не вылезали из больниц, — продолжает Тамара Михайловна. — Однажды я подсчитала: Славик принял две с половиной тысячи уколов! Как только его состояние ухудшалось, я звонила в редакцию, и тут же приходила помощь. Люди высылали столько денег, что я могла покупать самые дорогие лекарства. Недавно мы встретили врача детской больницы, в которой тогда спасали Славика. Доктор ахнул: «Неужели это Слава Козак?!» Пятнадцать лет назад медики в один голос твердили: мол, даже если мальчик выживет, все равно полноценным не будет. Но мои молитвы и доброта людей победили все диагнозы.

«Только не умирай, мамочка! Ты ведь знаешь,как я тебя люблю!»

— В той же больнице я случайно встретила родную мать Славика, — вспоминает Тамара Голубятникова. — Она призналась, что следит за судьбой сына, читая газеты. Объяснила мне, почему отказалась от ребенка. Это решение они приняли вместе с мужем. В семье не было денег на выхаживание тяжелого младенца. Вскоре родили другого. Услышав это, я вспылила: «Значит, здоровых себе, а больных мне. Так получается?»

Недавно я попыталась разыскать маму Славика. Не получилось: женщина сменила фамилию, и ее след затерялся. А жаль. Хоть бы разок посмотрела на сына. Пусть бы увидела, как он вырос: высокий стал, стройный, как тополек, волосы каштановые, вьются. А улыбка осталась прежней, детской. Больше всего Славик любит работать с компьютером. Все время сидит в интернете, читает книги по истории. Он у меня эрудит: задай любой вопрос — ответит.

Разговоры о родной матери Слава не любит.

— Зачем мне та, другая? — пожимает плечами подросток. — Я признаю только одну маму. Вот она, рядом сидит.

От этих слов Тамара Михайловна расцветает счастливой улыбкой.

— Славочка — моя надежда и радость, моя единственная соломинка, — воркует пенсионерка. — Если бы не он, я бы давно уже отдала Богу душу. Бывает, иной раз так придавят возраст и болезни, что кажется, нет уже никаких сил. Но погляжу на сына и — молодею, веселею. Нет, думаю, рано еще сдаваться.

Вся моя жизнь — это заботы о Славике. Живу и дышу только им. Одного никуда не пускаю — боюсь. Вожу в школу, а потом жду в коридоре, пока не кончатся уроки. Сейчас, пока каникулы, ездим вместе на пляж. Славик любит кататься на катамаране. Не беда, что у нас нет денег. Прошу хозяина пункта проката пожалеть сироту: «Разрешите разочек прокатиться!» Слава Богу, не отказывает.

Слава тоже старается мне угодить. Убирает в квартире, ходит в магазин, носит воду из бювета, недавно научился жарить омлет. Помощник вырос! Весной я перенесла тяжелую операцию, пятую за последние 10 лет. Узнав, что у меня есть только одна родная душа — сын Славик, врачи позволили ему пройти в отделение реанимации. Он увидел меня, побелел, заплакал: «Только не умирай, мамочка! Родная моя, ты ведь знаешь, как я тебя люблю!» Разве могла я продолжать болеть после таких слов? На третий день после хирургического вмешательства встала с кровати и начала ходить. Врачи были в шоке: «Сама поднялась? В таком возрасте?»

А ведь возраст у меня солидный, прогрессирует остеопороз. Врачи говорят: надо переходить на костыли. А я как представлю, что рядом со Славиком будет прыгать на костылях мама — ой, ужас... Так и хожу на опухших ногах, превозмогая боль. На лекарства для себя все равно нет денег — все уходит на ребенка. Раз в месяц у Славика обостряются бронхиальная астма и аллергия. Тогда вызываю «скорую» и немедленно в больницу.

Почти все, что есть в нашей квартире, куплено на средства читателей «ФАКТОВ». Некоторые помогают нам по сегодняшний день. Ольга из Киева, мать четверых детей, постоянно пересылает по 450 гривен. Священник из Запорожья иногда передает по 200-300 гривен. Из Ильичевска шлют новую одежду, обувь, лекарства. В 2011 году добрые люди подарили нам двухэтажную кровать и новенький компьютер для Славика.

Сегодня, 13 июля, Славе Козаку исполняется 15 лет. В этом году парнишка окончил девятый класс школы № 16 города Херсона.

— Буду поступать в училище, — делится планами Слава. — Для начала получу профессию оператора компьютерного набора. А там видно будет.

Оглядываясь назад, Тамара Михайловна не верит, что пятнадцать лет пролетели так быстро:

— Мне говорили, мол, не смогу, не вытяну мальчонку. А получилось, что всем миром выдюжили. Разве ж это не чудо?

Если вы тоже хотите принять участие в судьбе Славы Козака, позвоните его маме Тамаре Михайловне: (063) 039-63-29.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Вечером сидит семейная пара, смотрит тихонько телевизор. Вдруг слышат удары в пол от соседа снизу, да такие, что весь дом трясется... Через 10 минут не выдержали, спустились вниз. Сосед открыл двери в каске: — А-а, соседи дорогие, заходите! Обмоем покупку. Я вот тут батут купил...

Версии