Дмитрий Чернявский

Глазами очевидца

«Как можно в ХХI веке в Донецке, на украинской земле, погибнуть за то, что ты любишь свою страну?!»

Елена СМИРНОВА, «ФАКТЫ» (Донецк); Галина КОЖЕДУБОВА, «ФАКТЫ» (Харьков)

18.03.2014 6:00 8113

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Несмотря на «штурмовые» марши под российскими триколорами, далеко не все жители Восточной Украины видят свое будущее «как в Крыму»

В минувшую субботу в Донецке прощались с 22-летним Дмитрием Чернявским (на фото в заголовке) — активистом партии «Свобода», погибшим при нападении пророссийски настроенных боевиков на участников митинга «За единую Украину».

Среди 200 человек, которые пришли на гражданскую панихиду по Дмитрию, были участники кровавых событий 13 марта, во время которых пострадали десятки человек. (Кстати, в российских СМИ заявили, что Чернявский — «пророссийский активист, павший от рук националистов».)

— Я запрещала сыну ходить на эти митинги, видела, как это опасно, — рассказала мама погибшего Людмила Чернявская, у которой Дима был единственным ребенком. — А он отвечал: «Ты воспитала меня так, что я не могу туда не ходить».

«Не подчиняясь Киеву, мы заживем хорошо: у нас есть уголь, металл»

— Это было дико: объяснять напавшим на нас участникам пророссийского митинга, что мы — тоже жители этого города, — вспоминает 29-летний Алексей Александров (на фото). — Они считают, что граждане, которые стоят в Донецке под флагами Украины, националисты. Этим людям явно платят те, кто надеется, что с приходом на Донбасс российского флага они останутся при власти и никто не тронет их коррупционные схемы…

У Алексея разбито лицо и сломаны пальцы. Его били ногами и металлическими прутьями. Но когда он увидел соседей по больничной палате, поступивших в лечебное учреждение после митинга, то понял, что «еще не так уж сильно пострадал». У одного из потерпевших столь тяжелая черепно-мозговая травма, что врачи на данный момент не могут гарантировать, вернется ли к этому пациенту речь.

— Как можно в ХХI столетии в Донецке, на украинской земле, погибнуть за то, что ты любишь свою страну?! — возмущается Дмитрий Остапенко, друг погибшего Дмитрия Чернявского.

Кровопролитию предшествовали длительная игра на настроениях донетчан и явление «народного губернатора» Павла Губарева. Те силы, которые вытолкнули на местную политическую арену этого молодого человека, ловко использовали все имеющие различия между жителями Восточной и Западной Украины. Провозглашенный на площади «лидером Донбасса» 33-летний мужчина снискал симпатии у завсегдатаев митингов тем, что «он — не олигарх, он еще ничего не украл». Однако, к удивлению многих, мессия явился под знаменем… другой страны. И с этого дня жителей Донецкой области стали активно убеждать в том, что их чаяния могут быть реализованы исключительно под флагом России. Мол, Киев теперь будет мстить электорату Донбасса — за президента, который отсюда родом и до побега располагал поддержкой подавляющего большинства своих земляков.

— Слово «Киев» я воспринимаю интуитивно антипатически, — заявил журналисту действующий (!) командир подразделения СБУ, который возглавил одно из… новых общественных движений, направленное на придание Донбассу федеративного устройства.

— Не подчиняясь Киеву, мы заживем хорошо: у нас есть уголь, металл, — воодушевленно доказывал мне бывший предприниматель, некогда занимавшийся приемкой металлолома, а ныне безработный. — Россия будет покупать у нас…

— Наш уголь, в обмен на свой газ?! — не выдержала собкор «ФАКТОВ», пытаясь в шутливой форме донести до земляка правду.

— Ну, не уголь, так металл, — не сдавался мужчина. — Я первое время в Германию металл поставлял, а потом мы его только в Россию и гнали!

Экс-предприниматель явно спутал заводскую металлопродукцию с металлоломом, который он собирал здесь и вряд ли легально отправлял в Россию. Притом мужчина явно не в курсе, что уже в этом году Россия полностью отказалась от продукции наших металлургов. Не из-за политики «сближения с Европой», а из-за высокой себестоимости нашей продукции.

— Ну, лучше уж к нам придет Путин, чем эти европейские олигархи и бандеровцы! — говорит еще один участник пророссийского митинга. — Представляете, если сюда Правый сектор заявится, в форме УНА-УНСО?

— Зачем сюда Правый сектор заявится? — возражает ему оппонент. — Что он здесь будет завоевывать? И чего тебе-то бояться: у тебя, что, свой банк есть или миллион в погребе припрятан? Или Правый сектор уголь в твоем сарае «конфискует» — на нужды Майдана? Ты за свои 40 лет жизни хоть одного ветерана УПА в Донецке когда-нибудь видел?

— Не видел…

«Бей детский автобус — спасай Россию!»

Когда штурмы и разгромы административных зданий в Донецке стали систематически происходить на фоне продвижения солдат Путина вглубь Крыма, часть антимайдановски настроенных горожан заподозрила, что люди с триколорами, настойчиво призывающие жителей Донбасса «вернуться в Россию», борются вовсе не за светлое будущее шахтерского края, а за что-то совсем другое.

С этого момента антивоенные митинги за целостность Украины становились в Донецке все более массовыми. Однако их участники с каждым днем чувствовали себя все в меньшей безопасности. Молодчики с пророссийских акций регулярно нападали на «продажную» отечественную прессу, подчеркивая, что верить можно лишь российским СМИ, и все чаще обзывали «приезжими бандеровцами» даже своих русскоязычных (!) соотечественников, которые появлялись на площади без соответствующей атрибутики — гвардейских или бело-красно-синих ленточек.

А после 13-го марта, когда мирный митинг под государственными флагами Украины превратился в настоящее побоище — с ранеными и жертвами, жители Донетчины окончательно поняли, что за это, казалось бы, само собой разумеющееся право гражданина жить в собственной независимой стране им теперь придется бороться, рискуя жизнью! Хотя это звучит дико…

«В массе своей — пьянь, гопота, криминалитет. Много русских. Лозунги односложные: „Беркут!“, „Россия“ и, как в Харькове: „Путин, приди, порядок наведи!“ Ходят от МВД до СБУ с прокуратурой, да в облгосадминистрацию. Придираются к прохожим, прикрываются бабушками. Поорали до 17.00, в 17.01 расходятся. Сразу видно, что по часам все проплачено», — так описывают на своих страничках в соцсетях «мирные митинги» под русскими флагами жители Донецка.

Вот уже несколько дней подряд эти толпы людей с непонятно откуда взявшимися в таком количестве русскими триколорами осаждают и крушат фасады административных зданий, устанавливают флаги соседней державы. Наблюдающие за этим действием милиционеры еще ни разу не воспрепятствовали надругательству над украинской символикой. И хотя, по информации донецких правоохранителей, ряд уголовных производств по фактам захвата госучреждений с попутной порчей имущества уже открыт, перед судом никто из устроителей бесчинств пока так и не предстал.

Похоже, безнаказанность и придает уверенности тем, кто организовывает эти масштабные шествия, которые все российские СМИ неизменно преподносят своим телезрителям как акции «в защиту русскоязычного населения юго-востока Украины». Мол, проживающие в Украине соотечественники якобы… «изнывают» под игом бандеровцев и националистов и их защита уже просто немыслима без прихода русских танков на Донбасс. А тем временем от разбушевавшихся проросссийских активистов серьезно страдают жители шахтерского края, вне зависимости от языка, на котором они общаются.

Так, в минувшие выходные в Мариуполе активисты пророссийского митинга разгромили автобус реабилитационного центра «Пилигрим», который вез бывших мариупольских беспризорников на всеукраинский велотур… Пастор церкви Добрых перемен мариуполец Геннадий Мохненко (его отец, кстати, родом из Курска, а мать — из Ленинградской области), который является основателем центра «Пилигрим», на своей странице в соцсети написал бесчинствовавшим молодчикам: «С криком „Бей бандеровцев!“ вы доблестно атаковали… автобус детского реабилитационного центра для беспризорников! С великой „победой“ вас! Спасибо одному из воспитанников „Пилигрима“, бывшему беспризорнику — он подставил свою голову под ваши кулаки, прикрыв от обезумевшей толпы, крушившей автобус, наших друзей — журналистов. Они снимали авторское кино, а совсем не бандеровские новости! Ирония в том, что мы в сопровождении этого автобуса за последние два года проехали на велосипедах через всю Россию! Нас встречали тысячи людей в десятках городов центральной России, Урала, Сибири… На автобусе написано „Россия без сирот“ и очень крупно: „Дети“! Но не обращайте на это внимание… Бей детский автобус — спасай Россию!»


*Геннадий Мохненко и разгромленный бусик

Накануне выходных власти Донецка решили в судебном порядке предотвратить кровопролитные противостояния. Но окружной административный суд, куда они обратились с иском о запрете массовых мероприятий на ближайшие дни, отказал в удовлетворении этих требований.

В результате граждане Украины не рискнули прийти на антивоенный митинг. Зато митингующие под русскими триколорами собирались на площади Ленина и в субботу, и в воскресенье. Затем толпа отправилась в незаявленное шествие по городу, попутно штурмуя (два дня подряд!) здания Управления СБУ, областной прокуратуры, городской милиции, требуя освобождения пророссийских активистов, задержанных после массовых беспорядков в Донецке 13 марта, и своего лидера Павла Губарева (хотя он находится под арестом в Киеве по обвинению в сепаратизме)… На всех захваченных госучреждениях, а также офисе Индустриального Союза Донбасса вывешивали флаги России.

Однако, несмотря на уверения российских СМИ, что «все население юго-востока Украины устремилось под защиту Путина», это не так. В среде рядовых граждан, которые не принимают участия в «массовках» под триколорами на площади Ленина, немало тех, кто незыблемо стоит на позиции территориальной целостности Украины и не видит причин для «военной помощи» со стороны соседнего государства.

— Я хочу, чтобы Донбасс оставался в составе Украины, — говорит 39-летний таксист Алексей. — Моему сыну 17 лет, скоро его призовут в армию. Если мы присоединимся к России, с кем его пошлют воевать — с моими братьями в России или с родней с Западной Украины?

Алексей считает, что жители Донбасса в большей степени страдают не от ущемления в языковом вопросе, а от нерешенных социально-экономических проблем.

— Я работал забойщиком в шахте, рубал пласты крутого падения, — рассказывает Алексей. — Но в 2000-м (Виктор Янукович как раз был губернатором Донецкой области), я вынужден был уволиться, так как нам перестали вовремя платить зарплату. А как трудиться на голодный желудок? Россия, думаете, нас спасет?

В центре Харькова пророссийски настроенные молодчики жгли книги

Тем временем в Харькове в минувшие выходные также произошли столкновения, в результате которых два человека погибли и пятеро получили ранения. Центр города был перекрыт и оцеплен правоохранителями в бронежилетах. «События, которые произошли в ночь с пятницы на субботу на улице Рымарской в Харькове, — хорошо спланированная провокация пророссийских активистов, — сказал председатель Харьковской облгосадминистрации Игорь Балута. — Провокаторы спровоцировали нападение сторонников сепаратизма и боевиков «Оплота» на офис «Просвiти».

В воскресенье, несмотря на судебный запрет, на центральной площади Харькова снова собрался митинг пророссийски настроенных участников. После чего агрессивная толпа отправилась к офису Правого сектора. Проникшие в помещение молодчики вынесли книги по истории Украины, среди которых была литература о Голодоморе, и прямо во дворе разожгли из книг костер.


Правоохранители предпочли в конфликт не вмешиваться. Начальник следственного управления Харьковской областной милиции Николай Фоменко признал: милиция к штурму здания оказалась не готова. В офисе была лишь немногочисленная охрана.

По факту погрома в здании было открыто уголовное производство по статье «Хулиганство». Всего, как уточнили в пресс-службе областного милицейского ведомства, после массовых беспорядков, случившихся в Харькове в течение последних трех дней, в милицию было доставлено 38 человек. Суды вынесли решение про арест 25 зачинщиков. Все они сейчас находятся в СИЗО. Ведется следствие.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Девушка звонит коллеге по работе и говорит шепотом: — Я сегодня на работу не приду... — Почему? — Муж потерял три тысячи гривен, ищет... — А ты тут при чем? — Так я на них стою...