Мирослав Гай

Благое дело

Мирослав Гай: "Защищать бойцов нужно сейчас. Мертвому солдату бронежилет ни к чему"

Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ»

11.09.2014 6:00 3319

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Киевский актер, режиссер, герой публикаций «ФАКТОВ» Мирослав Гай организовал благотворительный фонд «Мир и Ко», который за короткое время успел одеть, накормить и защитить сотни бойцов, да еще и сделать неуязвимыми для вражеских гранатометов несколько БТРов

Мирослав Гай — человек-ртуть. Когда стали разворачиваться события на Майдане, Мирек (так его называют друзья) не смог усидеть в Национальном университете театра и кино, где преподавал актерское мастерство. После победы на баррикадах и начала российского вторжения на востоке Украины Гай записался в Нацгвардию и отправился в зону АТО, где отличился реализацией двух, казалось бы, совершенно невыполнимых задач. Сначала он под обстрелом вражеских пулеметчиков и снайперов влез на 200-метровую телевышку горы Карачун и водрузил украинский флаг. А потом, побывав на этой же самой горе в окружении боевиков, когда наши ребята, выпив всю дождевую и техническую воду, буквально погибали от жажды, решил пробурить там 120-метровую скважину. С помощью харьковских смельчаков из бурильной компании Мирославу удалось воплотить в жизнь и эту почти несбыточную мечту. Из Национальной гвардии Мирек ушел по уважительным причинам: чтобы помогать обеспечению нашей армии всем необходимым. В зону АТО и самые горячие точки Гай ездил, как на работу, — возил продукты, бронежилеты, форму, детские рисунки. За последнее время его волонтерская деятельность настолько расширилась, что Мирослав решил организовать собственный благотворительный фонд помощи армии. По-хорошему амбициозный и неутомимый глава фонда «Мир и Ко» поставил себе цель — в ближайшее время обшить кумулятивной защитой как минимум сотню БТРов. Зная Мирека, не приходится сомневаться, что грандиозный план ему удастся.

*"Занимаемся, по сути, тем же, чем и раньше, до организации благотворительного фонда, — говорит Мирослав, — помогаем беженцам, раненым, доставляем обмундирование и еду на передовую" (фото с «Фейсбука»)

— «Мир и Ко» — то есть Мирослав и компания — это я и мои единомышленники-волонтеры, с которыми мы уже не первый месяц опекаем украинскую армию, — рассказывает «ФАКТАМ» Мирослав Гай. — Занимаемся, по сути, тем же, чем и раньше, — помощью беженцам, раненым, доставкой амуниции и еды на передовую. Фонд зарегистрирован официально — чтобы к нам могли поступать средства от зарубежных компаний и юридических лиц. Теперь осталось подать заявление в соответствующие инстанции о том, что мы неприбыльная организация, чтобы закон освободил нас от уплаты налогов на благотворительные взносы. Ведь нашим солдатам, учитывая нынешнюю ситуацию с их обмундированием и продовольствием, дорога каждая копейка.

— Неужели обеспечение армии до сих пор не улучшилось? Ведь на это были собраны огромные средства!

— По сравнению с первыми неделями АТО, когда ребят отправляли на фронт голыми и босыми, сейчас все не так ужасно. Солдаты получают самое необходимое. Хотя к Минобороны у них накопилось немало претензий: ведь на балансе у Министерства есть достаточное количество военной техники, оружия, средств защиты. В том числе присланных из других стран. А матери и жены бойцов почему-то продолжают закупать все это за свои деньги. Проблема еще и в том, что амуницию поставляют в первую очередь ребятам, стоящим на передовой. Тыловым отрядам перепадают крохи. И когда при ротации «тыловиков» бросают в бой, они идут воевать совершенно незащищенными. Поэтому сейчас мы стараемся завозить амуницию не только на передовую, но и в другие части, где бойцы больше всего нуждаются в помощи. Конечно, многое из того, что обязано поставлять на фронт Минобороны, приходится покупать нам. Сложно, например, отказать ребятам с передовой. Они каждый день отражают атаки неприятеля, и пока будут отсылаться заявки в Министерство на получение амуниции, могут пройти недели, если не месяцы. Мы помогаем, потому что понимаем: защита нужна сейчас. Мертвому солдату бронежилет ни к чему.

*Фонд Мирослава Гая специально привозил в Славянск сварщиков-профессионалов, чтобы кумулятивную защиту для БТРов устанавливали прямо на месте

— А от Министерства действительно можно чего-то добиться? Или из-за бюрократической волокиты бойцу, в конце концов, самому придется покупать себе все необходимое?

— Если правильно оформить заявку на получение амуниции и отправить ее непосредственно в части, занимающиеся тыловым обеспечением, то вероятность получить хотя бы что-то есть. А уже доставку того, что не выдаст Министерство обороны, возьмут на себя волонтеры и просто небезразличные люди. Кстати, хочу сказать, что нам гораздо проще, когда граждане, желающие помочь армии, не просто перечисляют деньги на наш счет, а сами покупают необходимые солдатам вещи. А мы, в свою очередь, передаем их посылки (в том числе адресные) в конкретный батальон или конкретному бойцу. Сейчас, например, «Мир и Ко» организовывает массовый пошив качественной военной формы. Но мы еще советуем родителям военнослужащих, где можно заказать обмундирование по себестоимости. Ведь не секрет, что очень много компаний и предпринимателей пытаются нажиться на общей беде и взвинчивают цены на форму, бронежилеты и каски до небес.

— Слышала, вы одеваете и защищаете не только солдат, но и военную технику…

— Да, мы действительно занялись организацией кумулятивной защиты для БТРов. Наши друзья, профессиональные сварщики, изучив характеристики аналогичной защиты на других бронетранспортерах, поехали в Славянск и начали обшивать технику прямо там. Причем деньги они берут только за материалы, а работают бесплатно. Перед тем как идти в бой, укрепленные с их помощью БТРы проходят тестовые обстрелы в карьере. Результаты очень хорошие — гранатометы их теперь не берут. Правда, сейчас на вооружении у российских боевиков есть гранатометы двойного действия, выпускающие по два заряда одновременно. Теперь наши сварщики начали разрабатывать двойную кумулятивную защиту на БТРы. Думаю, у них все получится. Вопрос времени. Еще мы недавно привезли третьему батальону спецназа беспилотник для выполнения тактических заданий. Тоже очень нужная вещь.

— Наверное, непросто разобраться — какому подразделению что конкретно нужно, где недорого купить качественную амуницию, как добраться в точку назначения и не попасть в засаду…

— Мы сотрудничаем с другими волонтерскими группами — «Армией SOS», «Народным тылом», группами «Миротворец» и «Автодозор». Советуем друг другу, где и как лучше приобретать необходимые для солдат вещи и средства защиты, как их лучше передавать. Согласовываем маршруты: если «Народный тыл», например, едет в Луганскую область, мы передаем им свои посылки для батальонов, которые несут службы там, а взамен берем передачи для ребят, воюющих в Донецке, и едем туда. Ну и, конечно, сообщаем друг другу о вражеских блокпостах — нарваться на врага для волонтера очень просто. А результат такой встречи, скорее всего, будет плачевным. Правда, я пока, слава Богу, не попадался в лапы к террористам, но знаю случаи, когда другие волонтеры и в плен попадали, и были ранены. А одного, слышал, даже убили.

— Как вы защищаетесь, выезжая в горячие точки?

— Бронежилетами и касками, как все. Берем у солдат автоматы, когда передвигаемся в зоне АТО. Выезжая из нее, сдаем оружие. Был случай, когда под Дебальцево попали под минометный обстрел. Слава Богу, обошлось. Риск в нашей деятельности, конечно, велик — каждый раз, выезжая в зону АТО, мы не знаем, каким через час будет расположение наших и вражеских сил в том или ином населенном пункте. Можем выезжать в поселок, где, по нашей информации, дислоцируются украинские подразделения, а пока доберемся — он уже отвоеван террористами. Тут самое главное — правильная координация своих действий и передвижение маленькими группками, которым гораздо легче защититься, чем большим волонтерским отрядам.

— Нашим солдатам, особенно тем, которые не служили в армии, говорят, очень не хватает информации — хотя бы буклетов с элементарными инструкциями по тактике и стратегии, с практическими советами, как действовать в той или иной ситуации, как носить оружие во время марш-бросков, где добыть воду в лесу…

— Волонтеры привозят такие брошюрки, но их нужно гораздо больше. Было бы здорово, чтобы у каждого солдата была памятка о том, как вести себя в бою и окружении, чего остерегаться во время зачисток, как быстро перевязать рану. Ведь многие ребята погибают, даже имея при себе аптечку. Просто потому, что не умеют ею пользоваться и не знают, какое лекарство от какого заболевания! Я лично на днях отвез в зону АТО плакаты от детского фонда ООН «Юнисеф», где нарисованы и подписаны основные виды взрывчаток, мин и растяжек, которые есть сейчас на вооружении армии. Чтобы командиры могли показать бойцам, а мирные граждане — своим детям, какие предметы нельзя трогать и к каким последствиям это приводит. Что касается медицинской грамотности, то инициативные группы возят на фронт врачей-волонтеров, которые проводят с солдатами «ликбез» — пятичасовые занятия по военной парамедицине и оказанию первой помощи. Это, конечно, капля в море, но все равно лучше, чем ничего. Может быть, благодаря таким курсам какой-то боец сможет спасти жизнь своему раненому товарищу.

— Я не раз слышала от ушедших на войну ребят, что кроме оружия и еды им очень нужна моральная поддержка от населения. В том числе письма и детские рисунки…

— Мы регулярно, наряду с лекарствами, амуницией и продуктами питания, везем на передовую рисунки малышей, письма, крестики, обереги, святую воду, елей. Все это ребята расхватывают, как горячие пирожки. Мой приятель Леня Кантер («ФАКТЫ» писали об этом молодом украинском режиссере и путешественнике. — Авт.) повез в Дебальцево проектор, чтобы показать нацгвардейцам свой новый фильм «Війна за свій рахунок». Некоторые из зрителей-солдат узнали себя на экранах. Обрадовались. Сказали, что кино получилось правдивым. Кроме того, замечательный режиссер Сергей Лысенко и писатель-путешественник Константин Могильник при содействии моих благотворительного фонда и продакшн-студии снимают сейчас полнометражный блокбастер «Братство АТО». Минутные ролики из него — интервью с волонтерами, обычными людьми, солдатами — пользуются в Интернете бешеной популярностью и набирают за несколько дней до ста тысяч просмотров. Я считаю, что в некоторых случаях солдатам даже важнее посмотреть такой фильм или получить детский рисунок, чем новую форму или спальный мешок.

— Напоследок не могу не спросить. После Евромайдана вы написали в «Фейсбуке» удивительную историю о том, как поспорили со своей бабушкой на бутылку «Хеннесси», что даже ценой собственных жизней украинцы смогут свергнуть Януковича. И выиграли! Новый спор еще не затеяли?

— А как же, затеял! Я очень люблю свою бабушку, но когда она проиграла спор, не дрогнув, наблюдал, как она покупает на свою нищенскую пенсию бутылку дорогущего коньяка. Бабушка была счастлива — ведь то, во что она не могла поверить, сбылось. Теперь у нас новое пари — о том, что Россия развалится максимум через три года. У моей бабушки русские корни, но, видя, сколько крови пролил Путин, она говорит, что стала «жидобандеровкой» и что если ей снова придется покупать мне «Хеннесси», это будет самый приятный проигрыш в ее жизни.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Петя, ты двери закрыл? — Да. — На ключ? — Ну да, на ключ. — На два оборота? — На два... — Так, мужики, Пете больше не наливать! Мы же в палатке...

Версии