жители Донбасса

Тема тревоги нашей

Жители донбасского поселка: "Мы тут - как котята в ведре, которые ждут, что их вот-вот утопят"

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

13.09.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Несмотря на объявленное перемирие, боевые действия на Донбассе продолжаются. Страдающие от голода и жажды мирные жители гибнут, стоя в очередях за хлебом или во время поездок за водой к чудом уцелевшим колодцам

Уже три недели поселок Трудовские Петровского района Донецкой области подвергается массированным артобстрелам. Электричества нет, водопровод не работает, продуктовые магазины разбомблены. Большую часть времени местные жители проводят в погребах и подвалах. На днях, когда в поселок прорвался микроавтобус с хлебом, выстроилась очередь. В этот момент на площадку, где происходила раздача батонов, прилетела ракета из установки «Град». Многие погибли на месте, несколько десятков раненых доставили в близлежащие больницы.

Журналист «ФАКТОВ» разыскала номера мобильных телефонов жителей поселка через социальные службы. Мне дали длиннющий список — все вне зоны доступа. Электричества ведь нет, как людям заряжать аппараты? Стационарные телефоны тоже не работают. Решила на всякий случай прозвонить номера по второму кругу — а вдруг кто-то отзовется? И таки удалось поговорить с двумя пенсионерами. Разговор длился не более трех-четырех минут: в мобильных разряжались батареи. Люди рассказывали о пережитом наспех, захлебываясь эмоциями и не сдерживая слез.

*Когда в города и поселки прибывают микроавтобусы с гуманитарной помощью, люди, измученные голодом и страхом, выстраиваются в длинные очереди

Пятидесятилетний Алексей Кокорев живет рядом с шахтой «Трудовская», где работал последние 23 года. Ночью во двор его дома тоже угодила ракета из «Града». Шахтер-ветеран и его 47-летняя супруга до сих пор не могут поверить, что оба остались живы.

— Мы с женой спим на полу в центре комнаты — так, если ракета или снаряд попадет в дом и стены начнут рушиться, есть шанс выжить, — объясняет Алексей Алексеевич. — В поселке есть бомбоубежище, только туда втиснуться невозможно: помещение забито женщинами, детьми и стариками. А бомбят каждый день, во время обстрелов мы с женой прячемся в гараже. Но та ночь вроде бы выдалась спокойной. И вдруг — бабах! Так дало, что от дома осталось несколько комнат. Крышу пробило осколками, и она стала похожа на решето. Все хозпостройки снесло, будто ураганом. На том месте, где упал снаряд, осталась яма глубиной два метра. Рядом до сих пор лежат металлические остатки взорвавшейся ракеты.

Один из осколков угодил жене под коленку и нанес глубокую рану. Хорошо, что накануне вечером я с помощью генератора зарядил мобильный телефон, хоть «скорую» вызвать смог. Жену забрали в Донецк и там наложили на ногу 17 швов. Это еще что! Зять со сватом, взяв пустые баклажки, на велосипедах поехали за водой в другой конец поселка, где уцелел единственный колодец. Набрали — и быстро назад. И тут их накрыло из «Града». Сват погиб сразу, а зятю обе ноги прошило осколками. Моего брата точно так же ранило. Теперь оба лежат в донецкой больнице.

В Донецке тоже постоянно стреляют, поэтому я забрал жену домой. Но на перевязки вожу постоянно. Местная больница закрыта, приходится несколько раз в неделю кататься в Донецк. А там, если бомбят, маршрутки останавливаются, и я пять километров тащу супругу на руках…

Но дома все равно как-то спокойнее. Дыры в крыше задул с помощью монтажной пены, окна забил фанерой, на скорую руку сделал ремонт в комнате. Натаскал воды из колодца — жить можно. Только с продуктами беда. Найти провизию можно в Донецке, но туда еще доехать надо так, чтобы по дороге не убило.

Сегодня мы с женой впервые нормально пообедали. Утром в поселок приехал микроавтобус с гуманитарной помощью. Первый раз за все время! Беру пакет, а там написано «Фонд Рината Ахметова». Внутри — банка тушенки, банка сгущенки, килограмм риса, столько же сахара и муки, пару пачек чая. Нормально, думаю, неделю продержимся. Дома отварил рис, открыл тушенку, и мы с женой попировали. Спасибо Ринату! Хоть он о нас не забыл.


*В продуктовые наборы, которые доставляет в донецкий регион Фонд Рината Ахметова, входят крупы, тушенка, сгущенка, чай (фото предоставлено Фондом Рината Ахметова)

Пенсионерка Александра Баркун не успела эвакуировать мужа-инвалида до того, как поселок Трудовские попал в эпицентр военных действий. Супруги Баркун и еще несколько десятков их соседей в прямом смысле живут в аду — земля вокруг домов непрерывно содрогается от взрывов.

— Люди, политики, солдаты — услышьте меня! — рыдает в трубку доведенная до отчаяния женщина. — Что вы с нами делаете? Разве можно так? Мы же одной крови, мы же братья… То, что из «Градов» поливают, — чепуха. Вот фосфорные бомбы — это страшно. Они прожигают асфальт и бетон. Буквально вчера одна как заверну-у-улась! По улице люди проходили, ехала машина, и вдруг — раз, бахнуло! «Газельку» разорвало на куски, двоих пассажиров и двоих пешеходов — убило… Мы тут сидим, как котята в ведре, которые ждут, что их вот-вот утопят.

— Электричества нет уже месяц, воды — неделю, — продолжает Александра Баркун. — А муж лежачий, ходит под себя. Во время дождя я насобирала немного воды. Хватило несколько раз помыть «утку» и еще на чай осталось. Муж так и лежит — не помытый. Он заслуженный шахтер, инвалид первой группы. Я не могу его ни в подвал спустить, ни до бомбоубежища дотащить. Вокруг все звенит, дрожит, взрывается, а мы лежим рядом друг с другом и крепко держимся за руки.

За время этой войны я и сама стала настоящим инвалидом. У меня больное сердце, третья группа инвалидности. А сейчас нервы вообще сдали, что сильно ударило по ногам. Хожу с огромным трудом. Это беда, потому что вся наша еда — домашняя консервация — стоит в погребе. А спуститься туда по ступенькам не могу.

Мы с мужем уже забыли вкус молока, мяса, хлеба… Базар разбомбили, магазины закрылись. Недавно подруга поделилась своими запасами — изюмом и сардельками. Изюм мы с мужем съели сразу, а сардельки я привязала к веревкам и спустила в погреб (холодильник-то без электричества не работает). Достаю по одной сардельке в день, делю на двоих.

Вчера в наш поселок приехал микроавтобус с гуманитарной помощью. Раздавали всем. Я тоже приковыляла. Сказали, это Ринат Ахметов постарался. В пакетах крупы, сахар, тушенка — слава Богу! А что было, когда мы гуманитарку разбирали! Снова начали бомбить. Водитель микроавтобуса мигом выбросил пакеты из багажника, сел за руль и как даст по газам! А мы пакеты похватали и врассыпную — кто куда! Не знаю, откуда только у меня силы взялись.

Люди добрые, перестаньте бомбить! Не надо ни хлеба, ни соли, ни воды — только перестаньте бомбить! У нас с мужем давно закончились необходимые лекарства, а взять их негде. Звонит младший сын: «Ма, я все привезу». «И не думай! — кричу ему в трубку. — Отсюда редко кто живым возвращается». Ой, муж в комнате колокольчиком звенит, я — в кухне сижу. Все, мне надо идти. Да и говорить с вами больше не могу. Мобильный разряжается, всего одна «палочка» осталась, и я ею дорожу… Вечером будут звонить дети. Надо успеть сказать, что мы с мужем еще живы…

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

Вечером сидит семейная пара, смотрит тихонько телевизор. Вдруг слышат удары в пол от соседа снизу, да такие, что весь дом трясется... Через 10 минут не выдержали, спустились вниз. Сосед открыл двери в каске: — А-а, соседи дорогие, заходите! Обмоем покупку. Я вот тут батут купил...