Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
Анастасия Балабасева Сергей Рощин

Невероятно, но факт

Вопреки прогнозам тяжело травмированный боец АТО вновь научился ходить накануне свадьбы

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

07.11.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Студентка-медик из Харькова Анастасия Балабасева и военный Сергей Рощин, в которого девушка влюбилась, ухаживая за ним в госпитале, поженились. Накануне торжественного события произошло чудо — Сергей, получивший тяжелую травму позвоночника, научился ходить

О Сереже и Насте «ФАКТЫ» рассказывали в августе нынешнего года. Тогда Сергей Рощин, вернувшийся из зоны АТО с переломом таза и шейных позвонков, проходил лечение в Центральном военном госпитале в Киеве. Настя не отходила от него ни на минуту. В палате не было свободных коек, но девушку это не испугало — свернувшись клубочком, она спала в ногах у Сергея. Сама делала ему лечебный массаж и нужные процедуры. Медсестры были уверены, что Настя и Сергей — супруги. И очень удивились, узнав, что они познакомились всего два месяца назад, в июне.

Уговаривая врачей разрешить ей жить в палате Сергея, Настя уверяла: в ее присутствии Сережа быстрее пойдет на поправку. И оказалась права. Вскоре доктора вынуждены были признать: тяжелый пациент, которого привезли в госпиталь фактически обездвиженным, удивительно быстро восстанавливается. Сергей Рощин за несколько недель смог сесть в кровати и признался корреспонденту «ФАКТОВ», что уже чувствует в себе силы встать на ноги.

— По всем медицинским показателям это пока невозможно, — говорил Сережа. — Поврежденные шейные позвонки еще не срослись и не известно, как срастутся. Но я почему-то чувствую, что все будет хорошо. Готов сутками заниматься гимнастикой, пить любые лекарства. Впервые мне есть ради кого жить.

Сергей имел в виду Настю. Говоря о том, что ему не для кого было жить, парень не преувеличивал. Он, круглый сирота, детство провел в интернате в Луганске. После интерната закончил военный лицей и пошел в армию.

— Летом нашу часть передали в распоряжение командования АТО, — рассказывал Сергей. — Уже в июне я был в военном лагере под Изюмом и увидел, что такое война. Лагерь обстреливали почти каждый день. Тогда, под Изюмом, погибло много бойцов. Я допускал, что меня могут ранить или даже убить. Но и подумать не мог, что получу травму столь нелепым образом. Мы ехали в Краматорск на «Урале» оказывать помощь местным жителям. Машина попала в яму, подпрыгнула, и я выпал за борт. Не успел понять, что произошло, как оказался под колесами. Меня переехал грузовик. Помню, пытался из-под него выбраться, но меня буквально зажевало колесами. Когда грузовик меня переезжал, я слышал, как хрустели мои кости… Хотел встать, но не смог — тело как будто налилось свинцом. Через несколько минут подбежали наши ребята, погрузили на носилки… Что происходило дальше, не помню. Пришел в себя уже в госпитале.

На вопрос Сергея о том, какие травмы он получил, врачи не ответили. Сказали только, что у парня поврежден таз и ему срочно нужна операция.

— Но я догадывался, что все гораздо серьезнее, — вспоминает Сергей. — Иначе почему мне перебинтовали шею и я не могу пошевелиться? Мысль навсегда остаться инвалидом была невыносимой. Конечно, в тот момент я даже не думал о своей личной жизни. И не знал, что понравился хрупкой симпатичной блондинке, которая вместе с другими волонтерами пришла к нам в палату.

— Сережа тогда лежал в Харьковском военном госпитале, — рассказывает Настя. — А я попала туда, можно сказать, случайно. Заканчивала четвертый курс медицинского колледжа, и преподаватели предложили нам с одногруппниками поработать волонтерами в госпитале. Так и познакомилась с Сережей.

— Это было очень необычное знакомство, — улыбается Сергей. — Дело в том, что Настя… чуть меня не убила. Только посмотрите на нее — маленькая худенькая девочка. Тем не менее она решила, что сможет самостоятельно переместить меня на каталку, чтобы отвезти на рентген. И… я так сильно ударился об эту каталку. А был только после операции, все тело болело. Закричал на всю больницу: «Вы в своем уме?! Что вы делаете?!» Настя испугалась: «Извините, ради Бога… Вам очень больно, да?»

Она потом раза три приходила извиняться. И вдруг я поймал себя на мысли, что она как-то особенно на меня смотрит — не так, как на моих соседей по палате. Но я тут же отогнал эти мысли: «Не выдумывай! Зачем такой красивой девушке инвалид?» На следующий день Настя опять пришла к нам в палату. И почему-то подошла именно ко мне: «Вам, наверное, скучно здесь одному. Хотите, поговорим?» Мы долго разговаривали. Я рассказал, как получил травму, Настя — как оказалась в больнице. А на следующий день она опять пришла и, начав что-то рассказывать, взяла меня за руку…

— Я знала Сережин диагноз и понимала, насколько это серьезно, — вспоминает Настя. — Но не могла ничего с собой поделать. Он мне очень понравился. Такой симпатичный, а главное — добрый. Еще было заметно, что он одинок. Сережа не говорил, что сирота. Я узнала об этом от врачей. Позже он признался, что боялся мне об этом сказать: «Думал, ты станешь относиться ко мне по-другому». «Конечно, мое отношение к тебе изменилось, — сказала я. — Теперь еще больше тебя уважаю».

— Я уже понимал, что по уши влюбился, — признался Сергей. — Хотелось, чтобы Настя всегда была рядом. Она уходила около полуночи, приходила в семь утра. Но даже те семь часов, когда ее не было рядом, становились для меня настоящей пыткой. Не мог уснуть, все время смотрел на часы и ждал хотя бы шести утра — чтобы можно было ей позвонить. Уже не думал ни о травмах, ни о болях. Только о Насте.

— И я больше ни о чем не думала, — говорит девушка. — Узнав, что я влюбилась, подруга сказала: «Настя, вокруг столько здоровых парней. Зачем тебе такой?» Для меня было дико это слышать. При чем здесь травмы, если встретила родного человека? Однажды захожу в палату, а Сережа говорит: «Можешь подойти поближе? Я хочу кое-что тебе сказать». Наклонилась над ним — а он меня поцеловал. Я засмущалась, разволновалась и… выбежала из палаты.

Узнав, что у Насти появился возлюбленный, родители девушки за нее только порадовались. И когда Сергея решили перевести в киевский военный госпиталь, согласились отпустить дочь в столицу.

— Я долго уговаривала врачей разрешить мне спать на Сережиной кровати, — смеется Настя. — И таки добилась своего! Вскоре врач понял, что мое присутствие действительно дает хороший результат. С тех пор он в шутку называет меня главным Сережиным лекарством.

— Так и есть, — подтверждал Сергей. — С тех пор как мы оказались в Киеве, не расставались даже ночью. Это такое счастье — когда рядом с тобой близкий человек, которому ты доверяешь, можешь излить душу. Я привык к одиночеству и даже не знал, что так бывает. В Киеве мне наконец озвучили диагноз. «Не думай о плохом, — Настя крепко сжала мою руку. — Мы все победим». И начала меня восстанавливать. Научилась делать массаж, изучила все лечебные процедуры. Стала моим личным лечащим врачом.

Во время нашей предыдущей встречи влюбленные признались, что уже не представляют друг без друга своей жизни и хотят пожениться.

— Делая мне предложение, Сережа подарил круглую булочку — это пока вместо обручального кольца, — улыбается Настя. — Мы хотели обвенчаться — в больницу часто приходят священники. Но нам сказали, что сначала нужно расписаться в рагсе. Надеюсь, что вскоре это произойдет. Пока же для нас главное — лечение. Вот собираемся ехать в Ирпенский реабилитационный центр.

И действительно, через два дня после нашей встречи Сережу отвезли в Ирпень. Настя, как всегда, поехала с ним. Но в сентябре вынуждена была вернуться в Харьков на учебу.

— Я понимала, что расставание будет тяжелым, только не думала, что настолько, — признается Настя. — Мне очень не хватало Сережи. Мы все время были на связи. Видя, как я маюсь, родители говорили: «Скорее бы твой Сережа встал на ноги и переехал к нам. Иначе ты с ума сойдешь!» В ответ я только тяжело вздыхала: с такими травмами быстро не восстанавливаются.

— Так-то оно так, — говорит Яна, подруга Сергея и Насти. — Но Сережа решил сделать своей любимой сюрприз. Я познакомилась с ним еще в Харьковском военном госпитале. Их с Настей отношения развивались у меня на глазах. Наблюдая за Сережей, поражалась, как он изменился. Когда впервые его увидела, он не мог ни двигаться, ни есть, ни пить, был очень подавлен. А после знакомства с Настей как-то сразу воспрянул. За какой-то месяц он добился невероятных результатов, даже научился сидеть. Когда Сережа был в Ирпене, я часто не могла ему дозвониться. Потом он перезванивал и извинялся: «Я был на лечебной гимнастике». И так постоянно. «Ты хоть когда-то отдыхаешь?» — поражалась я. «Отдохнуть еще успею, — отвечал Сережа. — А сейчас нужно заниматься. Чем быстрее встану на ноги, тем скорее увижу Настю». Однажды он сам позвонил и дрожащим голосом сказал: «Яна, ты не поверишь. Я смог встать и делаю шаги!»

— Уверен, что человек может все, что угодно, — говорит Сергей. — Был бы стимул. А у меня он был! Выполняя упражнения, я представлял, как приду к Насте на своих ногах, без костылей, и сделаю ей предложение руки и сердца. На этот раз как положено, с кольцом. Ради этой мечты готов был горы свернуть.

— Я просила Сережу пожалеть себя и побольше отдыхать, — говорит Яна. — Но разве он послушает?! Он жил предстоящей поездкой в Харьков.

Сергей тогда еще не знал, что сможет сделать предложение своей возлюбленной в Киеве. Вскоре Настю и Сергея пригласили на телепередачу «Храбрые сердца». Позже девушка призналась: она даже не догадывалась, что в эфире ток-шоу ее ждет сюрприз. Когда Настя рассказала телезрителям историю своего знакомства с Сергеем, в студию неожиданно вошел сам Сережа. Без костылей и даже не прихрамывая, в красивом костюме. Вручив любимой букет цветов, он достал кольцо.

— Настя, ты очень сильно изменила мою жизнь к лучшему. Теперь мое сердце принадлежит тебе. Будь моей женой! — сказал Сергей. Голос парня дрожал от волнения.

— Я согласна, — сказала Настя и, крепко обняв любимого, расплакалась.

— Это, кстати, был не единственный сюрприз, — рассказывает Настя. — Сережа знал, что я мечтаю о собачке хаски, и сказал об этом продюсерам телеканала. После того как он сделал мне предложение, в студию пришел певец Арсен Мирзоян со щенком хаски на руках. Это девочка, мы назвали ее Вангелия.

31 октября, в прошлую пятницу, влюбленные сыграли свадьбу. Молодые узаконили отношения в одном из рагсов Харькова. На торжестве присутствовали только самые близкие.

— Настя пригласила нескольких своих подружек, а к Сереже приехал его старый друг из Луганска, — говорит Яна. — Все прошло так, как хотели молодые: тепло и душевно, без лишнего пафоса. Настя и Сережа, казалось, вообще не замечали никого вокруг. Они были безумно счастливы, все время держались за руки. А Сергей накануне сказал мне: «Не могу поверить, что все, что со мной происходит, правда. Еще полгода назад я был совсем один. А сейчас у меня есть семья».

— Я мечтал об этом еще в интернате, — признается Сергей. — Это такое счастье — знать, что тебя кто-то любит и ждет. Понимаю это как никто. Сейчас мы живем в Настином доме с ее родителям. Теперь они и мои родители тоже. Настя просит поберечься, но я уже хорошо себя чувствую, даже не хромаю. «Не забывай о реабилитации, — каждый день напоминает жена. — А еще тебе нужно побольше отдыхать. Это же секрет хорошего самочувствия!» Но это только с медицинской точки зрения. Для меня главное, чтобы моя Настя была со мной. Когда она рядом, я абсолютно здоров. И с этим не поспорят даже врачи.


*Влюбленные сыграли свадьбу в Харькове, пригласив на нее только самых близких людей

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

Одесса, рынок. Крупных размеров дама подходит к контейнеру с кофточками и спрашивает у продавца: — А что-нибудь веселенькое на меня есть? — Нет, мадам. Вас хочется... обнять и плакать.