Здоровье Благое дело

Валдис Валтер: "Пациенту, которому удалили глаз, уже через неделю после операции нужно поставить временный протез"

21:00 22 января 2015   4374
Валдис Валтер латвийский
Виолетта КИРТОКА, «ФАКТЫ»

Руководитель латвийской клиники за неделю пребывания в Киеве изготовил 30 индивидуальных глазных протезов и 35 временных. Все расходы взяли на себя благотворительные фонды и волонтерские организации

В кабинете, который в поликлинике столичного Центра микрохирургии глаза выделили для работы латвийскому офтальмологу, вся кушетка занята коробками с… глазами.

— Это заготовки протезов, — объясняет руководитель латвийской клиники «Лаборатория протезирования глаза» Валдис Валтер. — Осмотрев пациента, степень подготовки и форму полости, подбираем подходящий «глаз», цвет радужки. Сам протез круглый, как шарик, сделан из специального высококачественного молочного стекла. Прежде чем вставить в полость, из протеза нужно выкроить подходящую форму. Это делаю я. Затем на склеру наношу сетку сосудов таким образом, чтобы в итоге «глаз» был максимально похож на здоровый. Весь процесс занимает около часа. В результате стоимость одного такого стеклянного яблока составляет от 800 до тысячи евро.

*"Стекло, которое используется для протезов, служит около семи лет", — говорит латвийский офтальмолог Валдис Валтер

— Во время событий на киевском Майдане в прошлом году тяжелые ранения глаз, в результате которых глазное яблоко было удалено, получили 28 человек, — говорит заведующий кафедрой офтальмологии Национальной медицинской академии последипломного образования имени П. Л. Шупика, доктор медицинских наук, профессор Сергей Рыков. — Это те, о которых мы знаем. Кроме того, уже известно, что протезирование глаз необходимо более чем ста участникам АТО. В большинстве случаев бойцы лишаются глаза в результате пулевого ранения.

Об одном таком пострадавшем «ФАКТЫ» рассказывали не раз: 49-летний житомирянин Эдуард Малеванный лишился глаза 15 августа во время ожесточенного боя. Левую часть его лица специалисты Киевского центрального военного госпиталя собирали, как пазл, пересаживая ткани с других частей тела. Восстанавливали лицо Эдуарду украинские хирурги совместно с канадскими, приезжавшими специально для этого в Украину в конце ноября. Несмотря на все усилия офтальмологов, пострадавший правый глаз спасти не удалось. Когда латвийский протезист выразил желание приехать в Киев и провести операции бойцам из зоны АТО, Эдика вызвали в числе первых.

— Я очень этому рад, — улыбается Эдуард. — Теперь не буду носить черную «пиратскую» повязку. Она мне очень не нравилась, да и внимание окружающих привлекала.


*"Искусственный глаз не отличается от родного, — говорит Эдуард. — Хотя протез мне поставили только в понедельник, уже чувствую себя гораздо комфортнее" (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

В среду утром, когда мы встречались с Валдисом, он уже изготовил 14 постоянных протезов. Планировал, что к вечеру эта цифра увеличится до двадцати.

— Мы предложили коллеге в один из вечеров пойти в киевский оперный театр, погулять по Крещатику, но он отказался, — говорит исполняющая обязанности главного врача Центра микрохирургии глаза Наталия Обухова. — Сказал, что приехал работать и не может себе позволить терять время, ведь хочет помочь максимальному числу пациентов.

— Лишившемуся глазу человеку уже на первой неделе после операции необходимо поставить протез, — объясняет Валдис. — Если этого не сделать, полость сморщивается, мельчает. Искусственный глаз позволяет сформировать культю — и тогда через два месяца можно делать постоянный протез. Уже в день ранения нужно думать о том, как будет выглядеть человек.

— К сожалению, в Украине нет государственной системы протезирования глаз, — добавляет Сергей Рыков. — Это можно сделать только в частных клиниках. Кроме того, очень важно, чтобы специалист, изготавливающий протезы, был не просто офтальмологом, а еще и художником. Глядя на здоровый глаз, нужно сделать его точную копию. И в этом лучший специалист в Европе — Валдис Валтер. Кроме того, он использует стекло, которое будет служить не менее семи лет. Украинские же протезы приходится менять через год — максимум два. В нашей стране ежегодно шесть с половиной тысяч взрослых пациентов и около пятисот детей нуждаются в протезировании глаза. К сожалению, за последний год из-за событий сначала на киевском Майдане, а теперь на востоке страны эти цифры увеличились.

— Я хорошо представлял, с чем мне придется иметь дело, — говорит Валдис. — Ведь раньше делал протезы для пострадавших из Цхинвали, воевавших в Карабахе и Осетии, раненым в Афганистане, Ираке… Я работаю с людьми, которые лишились глаза из-за того, что возле их лица произошел взрыв или в лицо угодила пуля. Среди пациентов, приехавших на протезирование, есть и такие, кто потерял всю орбиту. Им нужно сделать пластику лица, а потом провести глазное протезирование. Думаю, уже в ближайшее время некоторые из них отправятся в Латвию, чтобы пройти такое лечение.

— Вы приехали в Киев по собственной инициативе…

— Это мой гражданский долг — помогать раненым украинцам. Я хорошо понимаю, что такие же события, которые происходят сейчас у вас на Донбассе, могут случиться и в Латвии, и в Литве. Ситуация совершенно непрогнозируемая. Но то, как вы сопротивляетесь агрессии, как патриотично защищаете свою землю, — правильно. В 1940 году, когда Россия присоединила к себе Прибалтику, наши народы не отстаивали свою свободу, а финны сопротивлялись, не побоялись воевать, и сумели остаться независимыми. Все люди, которые хотят мира и покоя, должны вас поддерживать.

Читайте также
Новости партнеров

Мозги — не брови. Если нет, не нарисуешь!..