Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
переселенцы

Больной вопрос

"Переселенцам сейчас нужны не столько пособия, сколько рабочие места и поддержка в создании бизнеса"

Сергей КУРГАН, «ФАКТЫ»

19.02.2015

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

По мнению специалистов, вскоре количество людей, выехавших из Крыма и оккупированных районов Донбасса, достигнет двух миллионов

Количество граждан, спасающихся от войны, постоянно увеличивается. Согласно данным, опубликованным на официальном сайте Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, к 13 февраля в Украине были зарегистрированы 1 миллион 7 тысяч 900 переселенцев. Больше всего внутренне перемещенных лиц в Донецкой (357 тысяч 400 человек), Харьковской (131 тысяча 700), Луганской (122 тысячи 100), Киевской (75 тысяч), Запорожской (74 тысячи) и Днепропетровской (66 тысячи 200 человек) областях. Хотя, по мнению специалистов, на самом деле беженцев гораздо больше.

«ФАКТЫ» неоднократно рассказывали о судьбах переселенцев с временно оккупированных территорий, о порядке их регистрации, получения официального статуса, финансовой и социальной помощи. Однако несмотря на все принятые государством законы и постановления, остается очень много острых проблем, для решения которых необходим непосредственный контакт с людьми, покинувшими свой дом из-за войны. О возможных способах решения этих наболевших вопросов «ФАКТАМ» рассказали сопредседатели общественной организации «Всеукраинская организация по делам вынужденных переселенцев» Оксана Ермишина и Александр Меланченко.

— С каждым днем на свободную от оккупантов территорию Украины приезжают сотни людей, бегущих от войны. Сколько их уже переехало?

— По состоянию на октябрь прошлого года, согласно неофициальным данным, подтвержденным Организацией Объединенных Наций, было около 1 миллиона 200 тысяч внутренне перемещенных лиц, — рассказала Оксана Ермишина. — Отмечу, что осенью, пока сохранялась видимость перемирия, начался отток людей назад, на Донбасс, но сейчас мы наблюдаем их возвращение. Думаю, следующие полгода будет происходить постоянная миграция жителей востока Украины. Причем, по нашим оценкам, она будет с каждым месяцем увеличиваться, поскольку люди уезжают не только из зоны АТО, откуда забирают всех своих родственников, но и с территории Российской Федерации. А впереди у нас четвертая волна переселения — людей, которые, прожив девять месяцев на оккупированной территории без зарплат и социальных выплат, совершенно обнищали, имеют серьезные психологические травмы вследствие регулярных обстрелов, и процесс их интеграции и адаптации будет наиболее сложным и болезненным.

Мы ожидаем, что через полгода речь будет идти уже о двух миллионах переселенцев, постоянно проживающих на свободной территории Украины, а это почти 8 процентов трудоспособного населения, учитывая тот факт, что выехали в основном семьи с детьми и молодежь. В этих условиях нам представляется интересным опыт США по социальной адаптации трудовых мигрантов. Причем на изучение и внедрение подобного опыта у нас есть всего около полугода. Но, к сожалению, государственная машина пока остается пассивной. Яркий тому пример — действия Киевской городской госадминистрации, которая давно обещала выделить землю под строительство жилья для переселенцев, но пока так этого и не сделала.

— Хочу напомнить, что Кабинет министров Украины еще полгода назад принял решение создать за 14 дней государственную службу по делам переселенцев, но ее до сих пор нет, — присоединился к разговору Александр Меланченко. — Тогда мы все думали, что к сентябрю оккупированные территории будут освобождены и нужно будет отстраивать Донбасс. Да и сейчас приходят сообщения, что Запад готов давать деньги на восстановление Луганской и Донецкой областей, когда они будут освобождены. Но мы должны объяснить всем, что восстанавливать Донбасс нужно уже сейчас и здесь — в Виннице, Житомире, Киеве, Харькове… Потому что большинство пе­ре­селенцев находятся тут. И не­об­ходимо создавать для них рабочие места. Тогда энергия этих людей, ресурсы и знания будут ускорять общее прохождение реформ в стране, а не подвергаться маргинализации.

— Но с оккупированных территорий выехали разные люди, и далеко не всем можно найти работу по специальности.

— Это так, — отвечает Александр Меланченко. — Если в первой волне вынужденных переселенцев были в основном представители малого и среднего бизнеса, часть из которых уже обосновалась и адаптировалась, то сейчас переезжают в основном обнищавшие люди, бегущие от войны. Именно поэтому в России поток беженцев с Донбасса направляют в депрессивные регионы страны. В этом есть определенная логика. Но если Россия старается отправить переселенцев с глаз долой, то Украина, при правильном подходе, может решить проблемы и людей, и экономики страны. Для этого необходимы специальная государственная программа и госорган, отвечающий за работу с временно перемещенными лицами. В его функции должно входить распределение людей в те города и села, где для них есть работа и жилье.

К сожалению, на такую службу у Минфина сейчас денег нет. Боюсь, что к тому моменту, когда государство запустит подобную программу, лучшие, самые активные, образованные переселенцы двинутся еще западнее, например, в соседние страны Европы. А мы хотим удержать людей от эмиграции. Не хочется верить в то, что государство создаст такое ведомство, лишь когда чиновники сообразят, как можно направлять в свой карман материальные потоки, предназначенные для переселенцев.

— Сегодня украинское общество оказывает помощь переселенцам, но не дает им возможности зарабатывать, — добавила Оксана Ермишина. — Мы сталкиваемся с ситуацией, когда некоторые переселенцы могут не работать, поскольку получают гуманитарную помощь, за счет которой живут. Это люмпенизация. Из потенциально активных людей, которые могут трудиться, кормить свои семьи и наполнять бюджет страны, они превращаются в тех, кто его просто проедает. И чем дальше, тем сложнее вывести человека из такого состояния. Поэтому нужно реагировать очень быстро.

Поймите, нам не нужен статус безработных, нам необходимо уменьшение бюрократии, чтобы чиновники на местах не создавали препятствия, а искали возможности. Требуются быстрые профессиональные решения существующих проблем, а не их констатация либо усложнение процессов. Мы нуждаемся не в деньгах на аренду жилья, а в грантах на открытие своего дела. И готовы создавать рабочие места не только для себя, но и для местной громады. Для этого необходима политическая воля.

— Конечно! — заверил Александр Меланченко. — Многие выходцы с Донбасса начали развивать собственный бизнес на новых для них территориях: в Запорожской, Киевской, Ивано-Франковской, Львовской областях. Здесь уже созданы сотни рабочих мест. Достаточно сказать, что каждый частный предприниматель потенциально способен открыть три-четыре вакансии. Также перспективным для нас направлением является экологическое фермерство.

— Какие шаги, на ваш взгляд, должно сегодня сделать государство?

— Главное — изменение правительственной политики в отношении переселенцев, — считает Оксана Ермишина. — Необходим специальный орган государственной власти, а не общественные советы. Это будет более эффективно. Ведь сейчас внутренне перемещенные лица находятся в сфере деятельности всех министерств понемногу. Наша же задача — наладить четкое взаимодействие между властью, бизнесом и переселенцами. В частности, мы настаиваем на необходимости создания системы льготных кредитов, налоговых льгот и на снижении налоговой нагрузки для работодателей, трудоустраивающих переселенцев. Еще нам необходима земля для обустройства и ведения бизнеса. Мы уверены, что наш ресурс поможет реформировать экономику Украины, сместить акценты в сторону малого и среднего бизнеса и изменить экономическую карту страны за счет развития ранее условно депрессивных регионов.

— Мы нужны Украине, — подчеркнул Александр Меланченко. — Из-за санкций в России международный бизнес намерен переносить свои производственные мощности в нашу страну. А значит, потребуются рабочие руки.

Кроме того, мы сейчас стараемся укреплять толерантные отношения переселенцев и местных жителей через их детей. Ведь дети — это якорь каждой семьи. Тот, кто отдал ребенка в местную школу, скорее всего, останется жить в этом городе. Дети заводят новых друзей, быстро адаптируются, а за ними приспосабливаются и их родители. Стараемся объяснить местным жителям, которые иногда на нас смотрят косо: мы не угроза.

Возможно, потеря заводов на востоке уничтожит наконец-то сильное лобби крупных владельцев и в стране начнут развиваться мини-предприятия на местах, что позволит трудоустроить всех желающих.

По нашему мнению, необходимо подать сигнал обществу: мы открыты для того, чтобы развивать те территории, где начали пускать корни. Ведь многие из нас — переселенцы первой волны, уехавшие не из-за разрухи и безысходности, а потому что являемся патриотами Украины. А значит, готовы жить и работать на благо своей страны.

Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Лекарства так подорожали, что скоро их впору будет дарить друг другу на Новый год.

Версии