Борис Немцов

Чтобы помнили

Илья Яшин: "Немцов говорил, что не жаждет крови и не желает Путину судьбы Каддафи"

Мария СЫРЧИНА, «ФАКТЫ»

07.03.2015

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Девять дней назад в центре Москвы убили известного российского политика Бориса Немцова

Несомненно, имя Бориса Немцова — сопредседателя демократической партии «ПАРНАС», бывшего первого заместителя председателя правительства России и губернатора Нижегородской области — войдет в учебники истории. Но важно не только это. Какое огромное количество людей, оказывается, искренне его любили, считали другом, учителем, лучом света в темном царстве! Как много тех, кто ценил его прежде всего как человека — неповторимого, очень важного в своей жизни… Для десятков тысяч людей во всем мире Немцов — символ ушедшей России и Моцарт от политики. «Он всегда был не просто живым, а вызывающе живым, — сказал поэт и публицист Лев Рубинштейн. — А это качество всегда оскорбительно для мертвых, особенно для тех мертвецов, что окоченевшими пальцами вцепились в плоть страны».

«Борис очень сильно любил жизнь»

О том, каким Борис Немцов был в быту, как относился к Украине и Путину, «ФАКТЫ» поговорили с Ильей Яшиным — известным оппозиционным политиком, председателем московского отделения партии «ПАРНАС», близким другом Бориса Ефимовича.

— На место гибели я подъехал минут через 20 после случившегося, — вспоминает Илья Яшин. — Страшную новость мне сообщила по телефону подруга Бори — Аня, которая была с ним в момент убийства и, конечно, находилась в состоянии шока. Мы успели перекинуться с ней несколькими фразами, после чего полицейские посадили ее в свой автомобиль и увезли на допрос. Когда я увидел на тротуаре Борю, то сразу его узнал, хотя он и лежал лицом вниз. В него всадили четыре пули: в голову, сердце и две в живот. Если вы обратили внимание, тело лежавшего на земле Немцова было будто раздуто. Как мне объяснили следователи, это результат внутреннего кровотечения. Поэтому на асфальте крови было немного. У меня нет сомнений, что Немцова убили на мосту. Как нет сомнений и в непричастности к преступлению Ани Дурицкой.

Аню я знаю больше трех лет, столько, сколько у них с Борисом были отношения. Он очень тепло к ней относился, а она — к нему. Можно только представить себе, под каким давлением она сейчас находится: сначала смерть близкого человека, потом несколько дней натиска следователей, теперь журналисты ее ищут. А ей ведь надо время, чтобы прийти в себя. Пережить такое сложно даже взрослому мужику с крепкой психикой, не то что юной девушке. Мне было важно оказать ей моральную и юридическую поддержку, чтобы она как можно быстрее оказалась в Киеве и смогла прийти в себя. И я рад, что она сейчас дома, с родными.

— На следующий день после убийства вы сказали, что в гибели Немцова виноваты все те, кто раскручивает маховик ненависти в обществе. Как думаете, кому конкретно было выгодно это убийство?

— Главный выгодополучатель — это Путин, потому что Немцов был его основным серьезным критиком. Борис был уникальным оппозиционером: он организовывал митинги, придумывал лозунги, раздавал листовки, писал доклады, программы, находил финансирование, лично общался с активистами. И его убийство — это нокаутирующий удар по оппозиции, от которого выигрывает власть.

Тем не менее такая версия даже не рассматривается следственным комитетом. И, судя по тому, что преступников не схватили по горячим следам, хотя Немцов был убит в одном из самых охраняемых мест Москвы, а также по характеру публичных комментариев официальных лиц, надежд на то, что будет произведено объективное расследование, увы, мало. Не при этой власти.

— Что теперь будет с оппозиционным движением?

— Заменить Немцова будет действительно сложно, ведь он был системообразующей личностью исторического масштаба. Но это не значит, что мы разойдемся, сдадимся, испугаемся, успокоимся. Мы самоорганизуемся. Есть лидеры — Михаил Касьянов, Алексей Навальный, Дмитрий и Геннадий Гудковы. Сейчас очень важно, чтобы мы не спорили и устраивали междоусобицы, а сплотились вокруг тех ценностей, которые нас объединяют. Потому что поодиночке всех перебьют, пересажают или повыгоняют из страны.

Борис часто иронизировал насчет внутриоппозиционной конкуренции и говорил, что это конкуренция за места в автозаках и тюрьмах. Оказалось еще драматичнее: это была конкуренция за то, кто первый получит пулю. Выход один — не конкурировать, а объединяться.

— В одном из интервью Немцов сказал, что ради политических убеждений готов ко всему, кроме смерти…

— Не знаю больше ни одного российского политика, который бы так сильно любил жизнь. Не власть, не себя во власти, не борьбу, а жизнь во всех ее проявлениях. Он заражал этой своей энергией, харизмой окружающих. И то, как демонстративно и брутально его уничтожили, — это потрясение как для тех, кто знал его лично, так и для всего мира.

— Вы с Борисом Ефимовичем были не только соратниками, но и друзьями. Каким он был человеком?

— Свободным, искренним, открытым, светлым, надежным.

Ему абсолютно не был свойственен снобизм. Отдыхать любил, но летал эконом-классом. Имел хорошую машину, но часто ходил пешком, а если попадал в пробку, то легко парковался и спускался в метро — у него даже годовой проездной был. Ходил без охраны, за исключением некоторых публичных мероприятий, где его сопровождали наши же активисты. Он любил платить за друзей в кафе. Я всегда доставал деньги, чтобы расплатиться, но не удавалось — Боря чуть ли не с обидой реагировал: мол, я что, не могу угостить друзей? Настоящий русский человек в лучшем смысле слова.

Когда мы познакомились, я поначалу удивлялся, как на него реагируют люди. Мы ехали в метро, и к нему подходили, выражали недовольство, несогласие. Что объяснимо, ведь пропаганда рисовала отталкивающий образ человека, виновного в кризисе 1990-х годов. Немцов простым, доступным языком терпеливо объяснял каждому, почему занимает ту или иную позицию. В итоге критики начинали сомневаться в том, в чем еще недавно были уверены, а часто и вовсе соглашались с Борей.

Злоба, агрессия ему были несвойственны в принципе. Спорил, мог смачно выругаться, но — беззлобно. А если понимал, что неправ, находил в себе силы извиниться. Долго злиться на него было невозможно. Все знали, что он такой: горячий, принципиальный, говорит, что думает, и не задумывается о последствиях. Боря понимал, что не червонец, чтобы всем нравиться, но, когда его критиковали знакомые — переживал. Он почти всегда этому человеку перезванивал, объяснял, обосновывал свое мнение. Это довольно редкое человеческое качество, потому что обычно люди обижаются или отвечают оскорблениями.

Я даже не уверен, что Немцов ненавидел Путина как личного врага. Боря был настолько миролюбивым, не кровожадным, что считал: если Путин добровольно уйдет в отставку, бескровно передаст власть и обеспечит таким образом начало демократических реформ, то его можно амнистировать. Он говорил, что не жаждет крови и не желает ни ему, ни кому-либо судьбы Каддафи.

— Судя по всему, Немцов был очень любвеобильным мужчиной. Но и его как-то особенно любили женщины…

— А как иначе, если он был красивым, умным, заметным и неопасным. И в нем действительно было много любви — ее хватало на многих. А к женщинам Боря относился очень ответственно. Да, у него было немало разных, в том числе сложных отношений… Все мы знаем Борю. Но он всегда сохранял человеческое лицо, никогда ни об одной женщине не сказал плохого слова, не делал гадостей и не мстил. Конечно, такое правильное мужское отношение многих притягивало.

— Его бывшая гражданская жена и мать двоих детей Катерина Одинцова назвала его «идеальным бывшим мужем»…

— Он и сам прекрасно понимал, что как муж не идеален, но относился к этому по-философски. Мол, принимайте таким, каков есть. И его принимали… Он считал, что несет ответственность и за своих детей, и за своих женщин. Когда Боря расставался с супругой Раисой, то оставил ей квартиру в центре Москвы. Со временем купил себе новую — на Малой Ордынке. У него четверо немаленьких детей, он всех их обеспечивал. Ходил на родительские собрания, да и, вообще, детьми своими гордился, часто о них рассказывал.

— А какие отношения были у Немцова с матерью?

— Нежные. Ведь она сама его воспитала, и сын очень ее ценил, привозил каждый год на свой день рождения в Москву из Нижнего Новгорода. Ей 87 лет, она сохраняет абсолютно трезвый рассудок и стоически переносит трагические события. Она прошла весь траурный марш от начала до конца маршрута. Продержалась на ногах у гроба во время панихиды, ни разу не присев. Посмотрев на нее, я понял, в кого Борис.

Кстати, именно мама, по словам Немцова, втянула его в общественно-политическую деятельность, ведь он был физиком. Во второй половине 1980-х коммунисты затеяли в Нижнем Новгороде строительство атомной котельной. Они предлагали нагревать воду в атомных реакторах, а потом через систему теплообменников подавать ее под высоким давлением в дома нижегородцев. Принялись строить. А мама Немцова начала собирать на площади подписи против этого проекта. Параллельно пробуждая в сыне гражданское самосознание: мол, ты тут непонятно чем занимаешься, а у нас тем временем собираются ядерную котельную строить. И Боря написал об этом статью в «Комсомольскую правду», объяснил, почему нельзя допускать строительство. Статья вызвала резонанс. Немцова стали включать во всякие экологические проекты, приглашать на собрания, акции. А в 1990-м предложили участвовать в выборах в российский парламент.

Боря еще рассказывал, как его мама переживала, что он в детстве долго не хотел говорить. И свою первую фразу сказал гораздо позже, чем обычно это делают дети. Он стоял на берегу моря в Сочи и вдруг произнес: «Солнце встало!»

— Какое воспоминание о друге греет вас больше всего?

— У Бори был друг, научивший его нырять в прорубь. А потом он разбился на автомобиле. Немцов очень переживал и в память о погибшем стал каждый год на Крещение окунаться в прорубь. Два года назад я тоже приобщился к этой традиции. У меня даже видео сохранилось, на котором Боря рассказывает, как правильно окунаться, как важно прочувствовать момент, не спешить растираться после купания, а постоять, посмотреть на звезды — очень трогательно, по-отечески. И теперь для меня это тоже стало важной традицией, я буду каждый год окунаться в память о моем погибшем друге.

— Правда, что в кругу друзей Борис любил вспоминать ельцинские времена и то, как он чуть не стал преемником?

— Да, он часто рассказывал, как, к примеру, во время поездки в Японию Ельцин решил передать Курильские острова японцам, а Немцов на коленях умолял его этого не делать. И о том, что обсуждались перспективы назначения Немцова на пост президента, тоже говорил. Но все мы прекрасно понимаем, что Ельцин не был самостоятелен в выборе преемника. В итоге последнее политическое решение Бориса Николаевича обернулось для Немцова трагедией… Ведь именно Путин сформировал в России ту атмосферу ненависти, результатом которой стали пули, выпущенные в моего друга.

Анализируя то, как легко Ельцин отказался от власти, вполне допускаю, что полковник ФСБ мог пообещать и гарантировать безопасность окружения Ельцина в обмен на политическую власть.

— И соблюсти эти гарантии так же, как условия Будапештского меморандума…

— Да, для Путина документы и гарантии, как мы понимаем теперь, не много значат. Между тем я уверен, что Немцов был бы хорошим президентом. Он действительно желал России добра.

— После убийства квартиру Немцова немедленно обыскали, изъяли компьютеры и материалы доклада о Путине и о присутствии российских вооруженных сил на территории Украины. Эти материалы можно как-то восстановить? Или они пропали окончательно?

— Надо понимать, что доклада еще не было, только материалы, которые он начал собирать и на основе которых хотел сделать доклад. Единого файла нет, есть много разрозненной информации, которую мы сейчас по крупицам восстанавливаем с помощью многочисленных волонтеров. Закончить эту работу — дело чести.

— Немцов оказался одним из немногих публичных российских политиков, выступившим против «крымнаш».

— Боря считал преступлением аннексию Крыма и всегда открыто об этом говорил, хотя такая позиция крайне непопулярна в России. Преступлением он считал и втягивание российской армии в вооруженный конфликт на территории Украины, а своей миссией — примирение наших народов, которое невозможно без отстранения Путина от власти.

Он считал украинцев более пассионарными, чем русские. Бунтарями. Эти же качества — пассионарность, непокорность, неравнодушие — были свойственны и ему. Возможно, именно поэтому он так любил Украину, ее культуру, язык, музыку. Но при этом всегда оставался патриотом России.

Когда он в конце декабря 2013-го хотел приехать на Майдан, но власти Януковича не пустили его в Украину, Боря очень переживал. Поехал я, и он постоянно мне звонил, интересовался. Я стоял на трибуне Майдана и описывал ему по телефону, что происходит, высылал видео. Ему было очень обидно, что он не может быть причастным к этим историческим событиям, что не может пережить эти эмоции. Я на Майдане в микрофон сказал: «Слава Украине! Слава России!» И люди очень хорошо отреагировали, и, вообще, приняли нас, россиян, приехавших их поддержать. Боря слушал меня и был счастлив. Он был взбудоражен, он считал это важным — показать, что в России есть люди, которые не поддерживают путинскую власть. Мы оба понимали, что это и есть вопрос репутации нашей страны: показать, что Россия — это не только зона имперских интересов, и что мы воспринимаем Украину как свободную независимую дружественную страну.


*Соратники и друзья Борис Немцов и Илья Яшин


*Борис Немцов и Владимир Путин были главными претендентами на место преемника Ельцина


*"Борис иронизировал, что оппозиционная конкуренция — это конкуренция за места в автозаках и тюрьмах. Оказалось еще драматичнее: это была конкуренция за то, кто первый получит пулю".


*"Сейчас очень важно, чтобы вместо того, чтобы спорить и устраивать межусобицы, оппозиция сплотилась вокруг ценностей, которые объединяют".


*Борис Немцов очень нежно относился к матери


*У Немцова осталось четверо детей


*Десятки тысяч людей вышли 1 марта на марш в Москве и показали, что все понимают и ничего не боятся

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter


Загрузка...

Разговор двух девочек в детском саду: — А у меня папа новый! — А как его зовут? — Дядя Миша. — Петренко? — Да. — А-а! Этот хороший! Он у нас в прошлом году папой был.