Петр Манорик

Знай наших!

Петр Манорик: "80 процентов раненных в Иловайском котле умерли от кровопотери"

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

21.03.2015

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Столичные ученые создали аналог лучшего в мире армейского гемостатика, во многом даже превзойдя его. Если Украина запустит «Кровоспас» в производство, он будет в разы дешевле импортных препаратов и спасет тысячи жизней

Прошлой осенью среди волонтеров начали ходить разговоры, что киевские ученые разрабатывают отечественный аналог лучших гемостатиков — британского бинта «Целокс» и американского «Квиклот». Эти кровоостанавливающие средства (гемостатики) предназначены для использования в военно-полевых условиях. По стандартам НАТО, гемостатик должен быть в аптечке каждого солдата. Ведь он позволяет быстро остановить венозное или артериальное кровотечение.

Волонтеры с нетерпением ждали момента, когда будет создан «украинский „Целокс“. Ведь не секрет, что гемостатики для наших воинов закупаются за границей (стоимость одного пакетика — от 20 до 50 евро) и ввозятся в Украину контрабандой. Несмотря на все старания добровольных помощников украинской армии, на сегодняшний день таким необходимым средством снабжен лишь каждый пятый боец.

„В Америке и в войсках НАТО от гемостатиков в виде гранул или порошка давно отказались“

На днях Интернет облетела новость: столичные ученые запатентовали отечественный армейский гемостатик „Кровоспас“. Они не просто создали аналог лучших мировых кровоостанавливающих средств, но и во многом превзошли зарубежных коллег. Это при том, что ученые трудились над воплощением своей задумки в свободное от работы время, зачастую по ночам. Сырье для лабораторных экспериментов закупали за собственные средства, а испытания проводили… на себе.

„ФАКТЫ“ встретились с инициатором и главным разработчиком „Кровоспаса“ Петром Манориком. Он занимается созданием медицинских препаратов более тридцати лет и сейчас возглавляет отдел Института физической химии имени Писаржевского НАН Украины.

— Я прошел Майдан и задумался о создании подобного препарата еще в феврале прошлого года, когда на моих глазах снайперы расстреливали людей, — говорит Петр Манорик. — Потом началась АТО, и волонтеры стали возить из-за границы разные кровоостанавливающие средства. Нам давали по образцу, и мы изучали их. Порошковый „Целокс“, которым по сей день снабжают наших ребят на фронте, по моему глубокому убеждению, никуда не годится.

Представьте ситуацию: солдат получил ранение, скажем, в ногу. Он вскрывает зубами пакет с „Целоксом“, тут дует ветер, и весь порошок летит не на рану, а в лицо. А ведь порошок не безобидный: „Целокс“ изготовлен на основе хитозана, который получают из панцирей ракообразных. Если глаза сразу не промыть водой, зрение может сильно пострадать. К слову, в Америке и в войсках НАТО от гемостатиков в виде гранул или порошка давно отказались. Во-первых, неудобно в использовании, во-вторых, опасно: если порошок попадает в кровеносный сосуд, то образуется тромб.

Изучив все существующие импортные армейские гемостатики, я пришел к выводу: „Квиклот комбат гоз“ не зря признан лучшим в мире. Это бинт, пропитанный составом на основе каолина и сложенный в гармошку. Его можно вводить в рану прямо из упаковки. Кроме того, он не оставляет ожогов на ране и не вызывает аллергических реакций, как порошковый „Квиклот“. На случай, если хирург случайно оставит кусок бинта в ране, разработчики впрессовали в структуру бинта специальную ленту, видимую на рентгеновском снимке.

В августе-сентябре в боях возле Зеленополья и в Иловайском котле погибло много украинских бойцов. По данным военных врачей, восемьдесят процентов раненых умерли от потери крови. Потому что у них не было под рукой необходимых гемостатиков. Тем временем знакомые волонтеры сетовали, с каким трудностями они возят через границу „Целокс“. Тогда я понял: нужно срочно создавать украинский армейский гемостатик. За основу я взял, конечно, лучшее — „Квиклот комбат гоз“. Хотелось не просто создать его аналог, а еще и по-своему улучшить его.

В разработке препарата принимали участие волонтеры — ребята из моего научного отдела, а также хирурги-травматологи Вадим Мазевич и Игорь Гайович из Института травматологии, которые готовят инструкторов полевой медицины, и сотрудник столичного Института кардиологии имени Стражеско Владимир Гранич. Название придумали вместе — „Кровоспас“. Работали дружно и весело: в лаборатории царила атмосфера, как при подготовке студенческих „капустников“. И вот что у нас получилось.

Петр Манорик дает мне потрогать „Кровоспас“. Это приятный на ощупь гофрированный бинт. Для сравнения щупаю гофрированный „Целокс“: он значительно жестче, с него осыпается порошок (хитозан). А „Кровоспас“ полностью гладкий.


*"Для удобства применения наш „Кровоспас“ сделан в форме гофрированного бинта, пропитанного особым составом», — объясняет главный разработчик Петр Манорик (фото автора)

— Чем пропитан бинт, не скажу — и не просите, — хмурит брови Петр Андреевич. — Это наше ноу-хау. Конкуренты уже зашевелились: всячески пытаются выведать состав. Недавно была выставка «Волонтерский военпром», где мы представили «Кровоспас». К нам подходили разные люди и осторожно выпытывали, что да как. Я их вежливо спроваживал.

«"Кровоспас» жадный, как хохол. Если взял кровь, то все — держит мертвой хваткой"

— Правда, что «Кровоспас» останавливает кровотечение намного быстрее, чем «Квиклот комбат гоз»?

— Ровно в три раза. В организме действует система гемостаза, то есть остановки кровотечения. Одна из самых важных характеристик гемостаза — образование фибриновых нитей. Фибрин — это нерастворимый белок, образующийся в процессе свертывания крови. Полимеризуясь, нити фибрина образуют основу сгустка крови, который как бы запечатывает рану. При использовании «Квиклот комбат гоз» образование фибриновой нити происходит на 120-й секунде. А если применять «Кровоспас» — на 35-й. Сейчас покажу вам ролик, снятый как видеопротокол независимого тестирования самых известных армейских гемостатиков и нашей разработки.

На экране видно, что происходит с кровью, если ее налить на фрагмент гемостатика. «Кровоспас» вне конкуренции: кровь быстро впиталась, загустела и стала похожа на кисель. Затем салфетка с впитавшейся кровью превратилась в мягкий пластилин.

— «Кровоспас» жадный, как хохол, — довольно усмехается Петр Манорик. — Если взял кровь, то все — держит мертвой хваткой. Он гарантированно закупоривает любую рану. При этом с ним не надо возиться, как с «Целоксом». Если бойцу засыпали рану порошком, то, когда его доставляют в госпиталь, врачи сначала долго вымывают порошок специальным раствором под давлением. То есть теряют драгоценное время. Плюс это дополнительный травматизм для раненого. «Кровоспас» куда удобнее — дернул за торчащий из раны кончик, и бинт легко извлекается.

— Пишут, что вы испытывали «Кровоспас» на собственной крови.

— Не только я — все, кто участвовал в его создании. Иногда подключались мои коллеги из других отделов. Для одного эксперимента требовалось 150 миллилитров свежей крови. А экспериментов за один вечер могло быть много. Пока врач забирал кровь из вены донора, мы быстро, чтобы не терять ни секунды, хватали первый шприц и разливали его содержимое в лабораторную посуду с гемостатическими компонентами.


*Ученые и волонтеры с энтузиазмом работали над изобретением отечественного гемостатика в свое свободное время, часто даже по ночам (фото из «Фейсбука»)

— Почему на вашем бинте нет видимой рентгену ленты, как на «Квиклот»?

— Она не нужна: весь материал бинта обладает рентгеноконтрастными свойствами. В этом мы тоже превзошли создателей «Квиклот комбат гоз». У них только тонкая ленточка в теле бинта: ее можно заметить на фрагменте, а можно и не заметить. Если же хирург забудет извлечь из раны часть «Кровоспаса», то рентгеновский снимок покажет бинт полностью.

— Слушаю вас и думаю: по сути, вы ведь совершили настоящий гражданский подвиг.

— Скажу вам совершенно искренне: мы сделали это не ради славы или медалей. Лично для меня лучшей наградой будет день, когда я узнаю, что «Кровоспас» есть в аптечке каждого украинского бойца. Я уже предложил Министерству обороны Украины провести независимое тестирование армейских гемостатиков. Уверен: «Кровоспас» окажется лучшим. Если начать его производство, то стоимость со всеми затратами и накрутками будет в разы ниже импортных аналогов.

Но пока медпрепарат пройдет все этапы регистрации, мы потеряем много времени. К слову, Борщаговский химфармзавод уже готовится к производству «Кровоспаса». Нужна только команда сверху. Я общался с народными депутатами Украины, просил: «Примите закон, разрешающий во время проведения АТО ускоренную регистрацию оружия, техники, медицинских препаратов». Такой закон поможет сохранить тысячи жизней наших солдат!

Сегодня ради победы Украины трудится много моих коллег по институту имени Писаржевского. Хлопцы создали бездымные и беспламенные печи, которые можно использовать прямо на передовой. При этом противник не будет видеть их даже через тепловизор. Есть разработка уникального химического состава для военной формы. Если нанести его на ткань, то она не сгорит. У нас имеется еще много полезных фронтовикам изобретений. Проблема только с внедрением их в массовое производство.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

— Вышла из бани и понеслась: крем для лица, крем для рук, крем для ног, крем для тела... Вопрос сына меня убил наповал: «Мама, а ты вообще зачем мылась?»...