Евгения Тодурова

Анатомия успеха

Евгения Тодурова: "Пять лет назад я испекла всего 70 куличей, а в этом году приняла заказов на 600!"

Виолетта КИРТОКА, «ФАКТЫ»

17.04.2015 7:00 5492

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

26-летняя киевлянка, с детства любившая готовить торты и печенье, превратила свое хобби в прибыльный бизнес

«Я сама не ожидала, что так получится, — улыбается очаровательная Евгения. — Просто делала то, что мне нравилось». У Жени нет кулинарного образования. Несколько раз она участвовала в мастер-классах, где почерпнула какие-то идеи, но признается, что на таких уроках ей не хватает более подробных объяснений, поэтому продолжает пользоваться бабушкиными рецептами, немного их дорабатывая.

Мы встретились с Женей в центре Киева в одной из кофеен, витрина которой полностью заставлена тортами, печеньями и безе, приготовленными в ее домашней кондитерской. Признаюсь, до сих пор не приходилось пробовать заварные пирожные с таким шелковистым и нежным кремом. Во время нашей беседы телефон девушки не умолкал, и она, извиняясь, принимала заказы, в том числе от кафе, с которыми сотрудничает. Пришла заявка и от владелицы кофейни, где мы находились. Прочитав ее, Евгения задорно рассмеялась и помахала рукой хозяйке, вышедшей за прилавок. Вообще, в этой девушке столько энергии и позитива, что невольно и сам заряжаешься.

— Это уже пятая моя Пасха, когда я делала куличи на заказ, — рассказывает Евгения. — Первыми моими клиентами были друзья, знакомые и их родные. До этого я никогда не готовила такую выпечку, поэтому очень переживала. Украсила ее сухофруктами, что выглядело необычно. На весь процесс ушло два дня. Пекла на кухне в маминой квартире — я жила у нее вместе с маленьким сыном, которому не было еще и года. Когда все развезла-раздала, села на диван и тут же уснула. После этого мама сказала: «Тебя слишком много на моей кухне». Это был «волшебный пендель» для определенных решений. Стало понятно, что мне пора переходить на новый уровень.

— А с чего все начиналось?

— С бискотти — мне кто-то привез его из Италии в качестве сувенира. Это печенье тогда еще не было так распространено, как сейчас. Мне понравился вкус, а бабушка нашла рецепт. Получилось вкусно. Старшая сестра, стоматолог, стала первой моей заказчицей: попросила расфасовать печенье в пакетики и предлагала своим пациентам в качестве «утешения» после лечения. Вообще же, можно сказать, запустила мой бизнес. Она же придумала и название — Baker Street Bakery.

У Жени громкая в медицинских кругах фамилия — Тодурова. Ее отец Иван Михайлович — ученик Алексея Шалимова, один из лучших хирургов Национального института хирургии и трансплантологии, а дядя Борис Михайлович — ученик Николая Амосова, известный в Украине кардиохирург.

*"Здорово, что вся семья поддержала меня в самом начале. Именно поэтому я и добилась успеха", — говорит кондитер. На фото Женя с отцом, известным хирургом Иваном Тодуровым

— Как же в такой семье вам удалось избежать поступления в медицинский университет?

— Признаюсь, была у меня мысль стать врачом, но отговорила сестра, — улыбается Женя. — Она сказала, что в семье кому-то нужно иметь и экономическое образование. Поэтому я и поступила в экономический университет на специальность «Международная экономика». А сестра, кстати, стала прекрасным детским стоматологом. Лечит и реставрирует молочные зубы совсем крошечным деткам… Я же с детства увлекалась выпечкой. Когда из Харькова приезжала бабушка, она всегда баловала нас чем-то вкусным, вовлекая в процесс и меня. Позже мы многие сладости пекли параллельно, обмениваясь мнениями по телефону, обсуждая нюансы. Кстати, папа тоже очень вкусно готовит. Мы с ним живем в одном доме на разных этажах, я часто к нему забегаю. И когда пробую его блюда, просто ахаю от восторга.

Идея продавать печенье и торты появилась, когда переживала очень сложный жизненный период — у меня только родился сын, мы с мужем расстались… Морально было очень тяжело, а выпечка меня успокаивала. Я пробовала новые рецепты и повторяла семейные, решая, чем хочу дальше заниматься. После того как сестра сказала, что бискотти очень понравились ее клиентам, я испекла девять килограммов печенья, упаковала его и развезла своим друзьям со словами: «Могу испечь такие сладкие подарочки к Новому году, чтобы вы порадовали родных и близких». Многие сделали заказ, а я начала предлагать еще и торт.

— Ваш фирменный — орехово-морковный с пряничными украшениями?

— Да. Рассудила, что людям нужно предложить что-то необычное. Многие переспрашивали: «Морковный торт? Это что же, овощной? При чем здесь сладкая выпечка?» Я убеждала просто попробовать. Морковь дает цвет, текстуру, сочность коржам. Те, кто решался заказать торт, вскоре обращались снова. Также я начала предлагать чизкейк и рискнула использовать бабушкин «Наполеон».

— У вас были конкуренты?

— Я начала, когда эта ниша практически пустовала. Торты на заказ мало кто предлагал. А я еще делала упор на то, что мы используем только качественные продукты. Из-за этого у меня даже вышел спор с бабушкой по поводу «Наполеона». Согласно ее рецепту, в коржах использовался маргарин. Но я помнила, как на одном из уроков химии нам рассказывали, что при нагревании он выделяет канцерогенные вещества, поэтому не хотела его применять в своей выпечке. Бабушка с этим не соглашалась. Но когда сама сделала торт на основе сливочного масла, поняла, что ошибалась. С тех пор я пеку «Наполеон» на масле.

— Как вы начали сотрудничать с кофейнями?

— Моя близкая подруга живет в самом центре Киева. Однажды она по своей инициативе взяла мои бискотти и угостила ими владельца кафе, куда забегала выпить кофе. И он начал заказывать печенье, которое подавали в качестве комплимента к каждой чашечке кофе. Затем у меня появился сайт, где я размещала информацию о том, что могу сделать для кофеен. Работа с такими заведениями позволяет чувствовать себя более уверенно. Неизвестно же, закажут ли торт завтра, а тут — стабильный сбыт. Также через социальные сети ко мне стали все чаще обращаться клиенты за заварными пирожными, традиционным американским печеньем с шоколадными каплями, тортами. Плюс я читаю и учитываю отзывы о своей продукции: что нравится, а что — не очень.

— Каким образом вы меняете ассортимент? От какого-то десерта со временем отказались?

— Я перестала делать маффины. Даже не потому, что нечасто заказывали, просто сама их не люблю. Не так давно в ассортимент ввели ореховое безе. У меня оставалось очень много яичных белков, и когда их выбрасывала, сердце кровью обливалось. Но на домашней кухне еще и безе делать после приготовления тортов — безумство. Их же нужно долго сушить в духовке при температуре 150—160 градусов. Переехав на кухню с профессиональной плитой, начала готовить и безе. Они пользуются большим спросом — так же, как мини-тортики «Павлова», в основе которых безе, украшенное взбитыми белками и свежими фруктами. Совсем недавно я поняла, что готова сама придумывать рецепты тортов. Стимулом к этому послужила просьба клиентов, которая меня очень удивляла: «У вас нет бисквитного белого торта с ягодами и белым кремом». Но ведь такие предлагают в супермаркетах. В очередной раз услышав этот вопрос, задумалась: надо попробовать. И вот на днях отвезла подобный в несколько кофеен, с которыми сотрудничаю. В таком бисквите необычно то, что снаружи он посыпан мелко молотой сушеной клубникой — это придает ему нарядность. А летом планируем предлагать замороженный торт, а также мороженое с необычными вкусами — базиликово-клубничное и гранатово-тархуновое. Чтобы доставлять его нерастаявшим, я уже оборудовала машину специальным кондиционером. Все эти новинки можно будет попробовать в эти выходные на фестивале уличной еды. Я люблю принимать в них участие. И радуюсь, что ко мне всегда стоит очередь.


*Во время фестивалей уличной еды (в эти выходные в Киеве пройдет уже десятый) за тортами и пирожными Евгении (крайняя справа с коробкой в руках) всегда выстраивается очередь (фото из семейного альбома)

— Как идет ваш бизнес сейчас, когда цены поднялись чуть ли не в три раза, а люди пытаются буквально на всем экономить?

— Я это сразу же ощутила. Почти перестали заказывать торты либо выбирают не самый дорогой — «Птичье молоко». Причем, как правило, себе люди отказывают, а детям все же устраивают праздники. Вот для детишек мы сейчас в основном и работаем. На днях меня спросили: что я делала в прошлом году на День влюбленных? Я честно ответила: фанерные щиты для участников Майдана. Год назад, когда в Киеве происходили страшные события, я даже представить не могла, что кому-то захочется торта. Около месяца не работала. А когда началась война на востоке страны, десятую часть от всех доходов стала перечислять волонтерской организации, которой доверяю…

— Есть десерты, которые вы хотели ввести в свой ассортимент, но они не получились?

— Французские миндальные разноцветные пирожные «Макарон». Очень прихотливые. Один раз получаются, другой — нет. Не мое. А еще я попыталась сделать торт на основе свеклы… Если кто-то хочет ввести в рецептуру этот ингредиент, даже не пробуйте. В десертах свекла точно неуместна — все потом пахнет советской овощебазой.

— Часто заказанные торты не забирают?

— Такое произошло лишь раз. Я не дозвонилась заказчику, он просто пропал. Мы же не берем предоплату — клиент расплачивается уже при получении торта или десертов. Так для всех удобнее. Да и я привыкла доверять людям. Еще один заказ мы не смогли доставить из-за жуткого снегопада, парализовавшего Киев два года назад.

— Бывает, что торт не получается?

— Как правило, нет. Но этой зимой я страдала из-за веерных отключений электроэнергии, ведь у меня электрические духовки. Представьте, выпекается много коржей, и тут бах — темнота! Не раз украшала торты при свечах. Очень неприятно, когда несешь торт в холодильник, спотыкаешься — и все летит на пол… Такое случалось.

— Когда вы поняли, что хобби стало бизнесом?

— Наверное, через год после того, как начала принимать заказы. Когда арендовала кухню в первый раз, меня терзали сомнения. Для маленького сына пришлось найти няню. Все, что я зарабатывала, тратила на выплату аренды и оплату услуг няни. Не раз думала, правильно ли поступаю. Но поддержка близких меня убедила: нужно продолжать начатое. И вскоре мое хобби действительно превратилось в дело, приносящее доход. Часть прибыли трачу на приобретение хороших плит, холодильников, тестомешалок. Каждой такой покупке радуюсь, как ребенок: это же значит, что смогу сделать еще больше продукции, предложить какую-то новинку. До сих пор мне верой и правдой служат кулинарные весы, купленные на деньги от одной из первых продаж сладостей. А вот американский миксер, о котором я когда-то мечтала, не выдержал нагрузок. Четыре года назад я в нем замешивала тесто для куличей. Агрегат не выключался сутки напролет, из-за чего страшно перегревался. Чтобы его охлаждать, я держала в морозильнике специальный компресс и все приговаривала: «Миленький, ты только не отключись, потерпи еще немного». Я и с тестом разговариваю — оно же все слышит, реагирует. Для меня важно со своими вкусностями передать еще и эмоцию, позитивный заряд.

— У вас есть шоколадные куличи — это необычно…

— Поэтому я их и сделала. Я пеку три вида куличей: традиционные (с изюмом), из сдобного теста (с апельсиновой и лимонной цедрой) и шоколадные, в которых есть кусочки шоколада, что делает привычный вкус более интересным. Мне приятно, что все, кто пробовал, хвалили эти куличи.

— Родные предполагали, что вы добьетесь такого успеха, занимаясь домашней выпечкой?

— Они всегда в меня верили, а теперь гордятся тем, что я стала успешной. На днях папа передал слова дяди Бори. Ему кто-то «рекламировал» очень вкусный торт, заказанный по Интернету. По некоторым нюансам дядя понял, кто его приготовил, и сказал со свойственным ему юмором: «Вы будете мне рассказывать? Его сделала моя племянница!» Было очень приятно слышать такое.

Другие материалы рубрики «Анатомия успеха» читайте здесь

Фото в заголовке со страницы Вконтакте Евгении Тодуровой

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Ну все! Осталось нырнуть в прорубь, поесть блинов, подарить любимому пену для бритья, получить цветы, испечь кулич — и... лето-о-о!!!

Версии