Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
Николай Нижниковский

Чужих детей не бывает

Канадские врачи сделали пластическую операцию мальчику из Донбасса, лишившемуся руки и обеих ног

Виолетта КИРТОКА, «ФАКТЫ»

04.11.2015

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

11-летний Коля из города Володарское Донецкой области получил тяжелейшие травмы в результате взрыва снаряда, но выжил. Канадские пластические хирурги совместно с украинскими коллегами провели ему пластическую операцию, закрыв дефект лобной кости. Ребенку еще предстоит длительное лечение, но он уже готовится встать на протезы

Колино лицо пересекает длинный жуткий шрам. Пострадали лоб, часть носа, подбородок. Правая сторона щеки сшита из лоскутов кожи. Но это не самое страшное. У сидящего на кровати ребенка нет обеих ног и правой руки. Видно, что раны на культях еще полностью не зажили… Коля стал жертвой войны, которая идет на территории нашей страны, хотя не находился в зоне АТО. Он с друзьями нашел снаряд в озере неподалеку от полигона. Мальчишеское любопытство привело к тому, что находка взорвалась. От осколков пострадали четверо: Коля, его брат и еще двое ребят, у которых, к счастью, руки-ноги целы. Самый маленьких из них — четырехлетний Даня — погиб на месте.

Мы разговаривали с мамой Коли на следующий день после операции, которую в Киевском военном госпитале ребенку провели канадские хирурги. Мальчик еще был слабым, дремал. Чтобы его не беспокоить, мы вышли в коридор. Да и не нужно было ему слышать подробности того, что произошло два месяца назад. Коля все еще не знает, что его младший брат погиб.


*Коля получил множество тяжелейших повреждений. Чтобы закрыть раны на бедрах и ягодицах, врачи пересаживали кожу с передней части ног

— А как об этом сказать? — спрашивает меня мама мальчика 38-летняя Алла Нижниковская, и ее глаза наполняются слезами. — С Колей не работал психолог. А ему это явно нужно. Я просто не знаю, как он отреагирует на то, что Дани с нами нет.

Трагедия произошла в день Независимости Украины 24 августа. Накануне Коля с соседскими мальчишками ходил купаться на озеро. В воде они нашли боеприпас.

— Военные потом говорили, что это был снаряд РПГ — ручного противотанкового гранатомета, — рассказывает мама. — Коля его припрятал. На следующий день утром, пока я разогревала завтрак, он побежал к соседским ребятам. Даня увязался за ним. Мы не разрешали ему уходить со двора. С моей мамой следили за этим, а тут не усмотрели…

Услышали мощный взрыв. Я сразу вылетела на дорогу. На проезжей части увидела кошмарную картину. Детей как будто прокрутило в мясорубке.

Окровавленного Даню я подхватила на руки. Он сделал два вдоха и умер. Осколки вошли в его голову… Коля сидел на асфальте. Его ноги выглядели, как нарезанная колбаса. Правая рука, все перебитая, безжизненно болталась. Я сразу поняла, что спасать нечего — ткани, мышцы и кости изрезали осколки. Лицо сына было в крови, разорвано. Коля находился в сознании, но все, что с ним случилось, помнит отрывочно. Рассказывал, будто случайно уронил снаряд, который нес.

Пострадавших отвезли в военный госпиталь, развернутый при местной районной больнице. Их сразу же начали оперировать. Двое Колиных друзей, которые были рядом с ним, сейчас находятся в столичном «Охматдете». У них в основном пострадали лица: рваные раны щек, языка, есть проблемы с глазами.

— Коля потерял много крови, оказалось, у него серьезно травмированы глаза — один сейчас практически не видит, — продолжает Алла. — Был обожжен рот, повреждена челюсть, выбиты зубы. На следующий день сына отправили в Мариуполь, а затем в Запорожскую детскую больницу. В реанимации его ввели в искусственную кому, чтобы он не чувствовал боли. Я приехала к нему после похорон Дани…

*"Сын все еще не знает, что его младший брат погиб. Осколки вошли прямо в голову Дане", — рассказывает мама детей

У Аллы есть еще старшие дети. Наташе 23 года (она уже сама мама двухлетнего мальчика), сыну Александру — 16. С отцом троих старших детей Алла развелась много лет назад. Даня появился на свет во втором браке, который тоже распался.

— Это был желанный ребенок, любимый ангелочек, — продолжает мама. — С отцом Дани мы в хороших отношениях. Он меня и сейчас поддерживает. Отец Коли всего один раз позвонил, чтобы узнать о состоянии сына.

Из реанимации Запорожской детской больницы пострадавшего ребенка перевели в ожоговый центр.

— Мне позволили постоянно быть рядом с сыном, — говорит Алла. — Я училась за ним ухаживать, кормила его сначала детским питанием, затем протертыми бананами, яблоками, супом, кашей. Нам обоим нужно было учиться жить по-новому. Когда сын лежал в реанимации, он много плакал, стал замкнутым, почти не разговаривал. Хочет что-то сделать или поправить, а одной руки нет… В ожоговой больнице Коля воспрянул духом, ведь мы постоянно общались. Он очень боялся, когда я куда-то выходила, не хотел оставаться один. У сына были открытые раны на ягодицах и бедрах сзади. Их закрывали кожей, которую срезали с передней поверхности ног.

— Как Коля переносил лечение?

— По натуре он непоседливый. И на больничной кровати тоже не лежал спокойно. Постоянно крутился, вертелся. При этом в горле у него стояла трубка, через которую регулярно чистили бронхи — в них началось воспаление. Как-то я сказала: «Из нашего окна виден Днепр». Коля тут же захотел увидеть реку. На руках отнесла его на подоконник — в реанимации сын сильно похудел. Стал легким-легким.

После телевизионных сюжетов Колю стали проведывать незнакомые люди. Многие искали возможность помочь ребенку с лечением.

— Елена Кунева, президент запорожской общественной организации «Единство и справедливость», вышла на координаторов, которые организовывают приезды канадских хирургов в Киевский военный госпиталь, — рассказывает Алла. — Им передали снимки и данные моего сына. И врачи взялись сделать ему пластические операции.

Перед отъездом в столицу мальчика окрестили. Крестной мамой стала Елена Кунева.

— Раньше нам все время что-то мешало провести обряд, — объясняет Алла. — То денег нет, то батюшка не может, то у крестных неприятности. После крещения на душе стало спокойнее, да и Коля иначе стал себя вести. Нужно было все же сделать это раньше. А Лена стала моей кумой.

— О Коле я узнала от запорожских активистов, — говорит Елена Кунева. — Рассказав мне о случившемся, знакомый произнес: «Если не ты, ему никто не поможет». Я приехала в больницу. Алла и Коля были жутко подавленными. За неделю я ни разу не слышала голос мальчика — он замкнулся, не говорил. Я стала стучать и звонить во все организации. Обратилась и к координаторам, которые занимаются визитами канадских врачей в Киевский военный госпиталь. Мне ответили: «Они берут только взрослых». Но я все равно переслала Колины данные и снимки. Неделю назад Алле позвонили: «Завтра вы с сыном должны быть на консультации». Я отправилась вместе с крестником. Алле нужна помощь и поддержка. Мы все очень обрадовались, что канадские специалисты взялись прооперировать Колю.

Прежде чем назначить операцию, врачи собрали консилиум. Тактику лечения продумывали канадские пластические хирурги, представители Украинского детского офтальмологического центра, военные врачи.


*Прежде чем назначить мальчику операцию, был созван консилиум. Канадские специалисты советовались с детскими офтальмологами, хирургами, нейрохирургами. И все же решили провести вмешательство

— Операция, которую Коле сделали во вторник, продолжалась три часа, — рассказывает Алла. — В первую очередь пластический хирург из университета Торонто Олег Антонишин закрыл отверстие в лобной кости специальной пластиной, которую подогнали под нужные размеры. Кроме того, врачи исправили шрам на лбу, срезали наросшие келоидные рубцы со щеки и подбородка. Теперь шрам стал тонюсеньким. Говорят, со временем и вовсе исчезнет. В ближайшее время нужно заменить хрусталик левого глаза. Это, скорее всего, сделают украинские офтальмологи.

— Ваш город находится в зоне АТО? Откуда в озере снаряд, который нашли дети?

— В том-то дело, что у нас не было военных действий. Разве что беспилотники летали. А вот полигон находится практически в городе. Военных у нас больше, чем мирных жителей. Но проблема в том, что место, куда на стрельбы выезжает техника, практически не ограждено, нет предупредительных надписей. Да и, судя по всему, зону обстрела не проверяли на наличие неразорвавшихся снарядов. Детвора оттуда носила разные железяки, взрослые искали металл, чтобы сдать как лом. После трагедии с детьми были прочесаны поля, леса, озера. Нашли много всего: патроны, автоматы, брошенные рожки, мины, гранаты…

— Коля приспособился все делать левой рукой?

— Он уже даже рисует! Хотя всегда был правшой. В Запорожье к нам приходила художница, чтобы поучить Колю главным правилам рисования. Она была удивлена, как быстро ребенок приспосабливается.

— Коля играет в шашки, собирает 3 D-пазлы, — добавляет Елена. — Причем делает это так быстро и ловко, что я поражаюсь. Мы с ним уже начали учиться писать левой рукой. Здесь, в Киеве, Коля буквально на глазах отходит от всего случившегося. С ним очень тепло разговаривали канадские врачи. Окружили его заботой.

В выходные ребенка пригласили в посольство США на встречу с Оксаной Мастерс (девочку из украинского детдома в семь лет усыновила американка). Несмотря на ампутацию ног, Оксана стала спортсменкой и завоевала две медали Паралимпийских игр. Интервью с девушкой читайте в «ФАКТАХ» в ближайшее время.

— Пытаясь подбодрить Колю, я еще в Запорожье распечатала фотографии известных спортсменов, которые ставят рекорды и завоевывают медали, несмотря на то, что у них нет одной или обеих ног, — продолжает Елена. — Снимок Оксаны там был тоже. Глядя на девушку, которая стоит на протезах, Коля сказал мне: «И я так смогу». И представляете, вскоре встретился с Оксаной лично! Она показала свои протезы, объяснила, как они крепятся, как работают. У нее, конечно, самые современные. В них установлены «умные» коленные суставы. Но один такой протез стоит 34 тысячи долларов. Согласно закону, детей в Украине протезируют бесплатно. А потом? Министерство обороны пока ничем не помогло семье, хотя ребенок пострадал из-за безалаберности военных. Только после трагедии в Володарском стали проверять, не осталось ли снарядов на территории стрельб. Дай Бог, чтобы это уберегло других мальчишек. Но в чем виноват Коля? Как ему теперь жить? В День защитника Украины на Покров на Хортице у меня была возможность показать Колину фотографию президенту страны. Я ему прямо сказала: «Наши дети — не саперы, почему же они подрываются на мирной территории? Вы просто обязаны помочь этому мальчику». Он обещал.

Мальчик совсем не хочет домой. Теперь родной городок связан у него со страшным взрывом.

— Коля хочет увидеть родных, друзей, одноклассников, — говорит Алла. — Но возвращаться в Володарское даже не думает. Мы не раз с ним об этом говорили. Однажды такую беседу услышала Елена. Вскоре она аккуратно задала вопрос: «Может, подумаете о покупке дома в Запорожье?» Сын обрадовался этой идее. Так что теперь собираем средства на такую покупку. Кроме того, Коле вскоре понадобятся протезы ног и руки. Он растет, их придется регулярно менять. Каждую копейку откладываю на карточку.

— Коля морально готов учиться ходить на протезах?

— Уверена в этом. Он старается быть самостоятельным. По возможности ест левой рукой, ухаживает за собой. Как только хочу что-то сделать за него, говорит: «Я сам».

Невозможно представить, что эти два месяца творится в душе Аллы. Женщине самой нужна помощь и поддержка. На мой вопрос, снится ли ей Даня, она ответила:

— А я до сих пор практически не сплю. Постоянно прислушиваюсь к дыханию Коли, к его стонам, движениям. Моя душа рвется на части. Но я не могу дать волю эмоциям, плакать перед сыном. Коля своими энергичностью и оптимизмом не дает мне опускать руки.

P. S. Для желающих помочь семье оплатить протезы и купить дом оставляем счет

ПриватБанка 4149 49784 423 8610. Он открыт на имя мамы Коли Аллы Нижниковской.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

Одесса. Привоз. Беседуют два приятеля: — Моня, а вот ты в армии служил? — Нет, Лева, не служил… Не взяли меня. — А шо так? По болезни? — Та не! Найти не смогли.

Версии