Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
Денис Охрименко

Свое дело

Денис Охрименко: "Первые модели механической шкатулки я продал сам на Андреевском спуске в Киеве" (видео)

Ирина ГОЛОТЮК, «ФАКТЫ»

26.12.2015

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Украинский стартап по производству деревянных механических моделей, созданный киевлянами Денисом Охрименко и Геннадием Шестаком, собрал на Kickstarter более 237 тысяч долларов

Термином «стартап», который не так давно вошел в наш обиход, называют молодую компанию, которая строит бизнес на основе инновационных идей. Крупных инвестиций или же собственных средств у начинающих бизнесменов, как правило, нет. Поэтому деньги для воплощения своих замыслов они ищут всеми доступными способами. Один из них — Kickstarter. На этом сайте новаторы представляют свой продукт, а те, кого он заинтересует, покупают и таким образом инвестируют деньги в компанию. Именно таким путем пошла и молодая украинская компания Ugears, выпускающая действующие сборные деревянные модели: трактора, трамваи, хронометры, шкатулки, паровозы… Представляя образцы своей продукции на Kickstarter, бизнесмены планировали привлечь 20 тысяч долларов, но всего за несколько дней им удалось собрать почти в десять раз больше.


*Детали механических моделей скрепляются… обычными зубочистками

Идейный вдохновитель и совладелец проекта Ugears, киевлянин Денис Охрименко, рассказал «ФАКТАМ», что первые механические модели для самостоятельной сборки компания стала производить из качественной фанеры летом 2014 года. А сам «отец-основатель» фирмы интересуется различными механизмами с ранней юности.

— Помню, я постоянно придумывал какие-то приспособления. Лет в 16 вы могли бы увидеть меня на скейте с огромным фанерным хвостом, с его помощью я пытался рулить, — вспоминает Денис Охрименко. — Потом было кресло, катившееся не на колесиках, а на шарах. Дальше — больше. Где-то в 2003 году разработал бизнес-план для создания службы доставки, которая очень быстро развозила бы по стране посылки и письма на автомобилях. Тогда меня спрашивали: мол, зачем тебе это, ведь есть «Укрпочта»?! А буквально года четыре спустя появилась… «Новая почта». Тогда я и понял одну вещь: если проект не очевиден, то это еще не значит, что он не хорош, возможно, идея просто опередила свое время.

— Кто вы по профессии? Наверняка она связана с механикой…

— Окончил Украинскую академию банковского дела в Сумах по специальности «экономика и финансы», работал экономическим журналистом. Этого показалось мало, и я решил стать дизайнером, чтобы легче было визуализировать некоторые проекты. Один из них — изготовление керамических изделий. Я очень долго над ним, как говорится, морщил лоб, каждую модель продумывал до мелочей. Идеей заинтересовалась одна известная украинская чайная компания. Но… я не смог найти фирму, которая изготовила бы 20 тысяч уникальных керамических чашек! В ходе поисков сложилось впечатление, что людям намного приятней отказать, чем хотя бы попытаться что-то сделать. У меня даже руки опустились…

— А как появилась идея делать модели из фанеры?

— После всех «обломов» пришел к выводу, что нужен проект, который можно реализовать в условиях Украины из имеющихся здесь материалов и за небольшие деньги, а лучше всего — вообще за свои. Сначала возникла идея делать необычные открытки. Чтобы человек достал из конверта какие-то составляющие и собрал интересную штучку. Потом подумал: а зачем открытка? Лучше собрать часы из картона! Тем более что штампование деталей — это не очень дорогой и достаточно быстрый процесс.

Начал думать в этом направлении, пытался мастерить что-то у себя дома. В силу характера начал с самого сложного. Попробовал сделать полноценные часы из картона, но на тот момент ничего не вышло, и я взялся за вещи попроще. В итоге первой получилась механическая шкатулка из дерева. Изготовил их примерно полсотни на чужом оборудовании. Часть продал, а с остальными пошел на Андреевский спуск. Как сейчас помню — это было после Майдана. Продавцы встретили меня без особого восторга и не захотели ничего брать под реализацию. Я расстроился, а потом решил остановиться на свободном пятачке и за полчаса продал четыре шкатулки. Одного из покупателей, иностранца, уговорили приобрести шкатулку дети. Но главное, что я понял — моя работа нравится людям.

Потом несколько раз представлял проект на различных конференциях, искал инвестора. И речь ведь шла не о многомиллионной сумме, цена вопроса — всего 20 тысяч долларов: половина на покупку станка, другая — на первоначальное развитие. Так у меня появился партнер с большим опытом в торговле аналогичной продукцией — Геннадий Шестак. Купили станок, и первое время я все делал сам: и резал, и паковал, и материалы выбирал. То есть закрывал весь цикл. Потом была успешная выставка в Одессе, на которой разошлось все, включая демонстрационные образцы. Теперь наши изделия продают 300 торговых точек. И даже втихаря вывозят за границу, ставят хорошие европейские цены. Встречал на сайтах наши изделия совсем под другими названиями. Сейчас мы уже официально отправляем свою продукцию на экспорт.

— С пиратами боретесь?

— Да, серьезно занялись сертификацией и патентованием. Кстати, один из придуманных нами способов соединения внутри шестеренок получил международный патент — у этого изобретения нет аналогов в мире. Сейчас проходим регистрацию в ряде зарубежных стран. Часто спрашивают, можно ли нас копировать. Технически можно, но для этого необходимо пройти тот же путь, что и мы, так как в этой работе множество нюансов, которые с первого взгляда и не заметишь. Я люблю говорить, что мы пишем музыку на фанере. И чтобы изделие заиграло, зазвучало — ты должен работать в пределах точности до десятых долей миллиметра! А на выходе эта вещь должна выглядеть не просто красиво, а добротно, ведь мы ее позиционируем как сувенир для взрослых, а не дешевую цацку.

— А что, детям они не по силам?

— Средний возраст наших покупателей 25 — 50 лет. Как-то одна девушка приобрела модель для своего… дедушки. Дело в том, что наши изделия сертифицированы на возраст от 14 лет, поскольку мы используем в них в качестве осей обычные зубочистки. Когда придумаем, чем их заменить, то, наверное, сможем выпускать изделия и для детей от восьми лет. Хотя тогда придется изменить и сами модели, скорее это будет отдельная линейка. Но дети нашей продукцией интересуются: как-то на выставке маленький мальчик сел на трактор из фанеры и… уехал. Потом мы нашли лишь сломанную модель.

— Часто говорят, что взрослые мужчины — те же маленькие мальчики, но игрушки у них дороже. Получилось, что хобби стало вашей работой. А чем вы увлекаетесь в свободное время?

— Не могу сказать, что это было хобби, хотя моя идея и базировалась на каких-то увлечениях. Хобби, на мой взгляд, вообще редко приносит деньги, мало у кого получается его нормально тиражировать. Надо сразу закладывать в проект коммерческую основу, предусматривать возможность промышленного производства и расширения ассортимента. В последнее время на досуге я увлекаюсь… работой — мечтаю. Мы постоянно придумываем что-то новое, встречаемся с интересными людьми. А что касается взрослых мальчиков, то мы создаем для них игрушки подешевле. Наши модели реально нравятся взрослым, и в принципе сделаны именно для них. Я изначально придумывал все так, чтобы мне самому захотелось это собрать и поставить у себя дома.

— Ваши модели достаточно трудоемки, и наверняка их создание требовало большой усидчивости. Вы трудоголик или просто целеустремленный человек?

— Если мне что-то интересно, могу загнать себя до изнеможения. По жизни иногда просто нахожу себе задачку и решаю ее. Но это не кроссворды — не люблю тратить время впустую. Мне больше нравится придумывать что-то новое. Это проблема любого человека с умом изобретателя. Ведь обычно люди предпочитают не думать. Они садятся и спрашивают себя: «Чтобы такого сделать?..» Пару минут смотрят в потолок и делают вывод, что ничего интересного в голову не приходит. А на самом деле усиленное размышление над проблемой хотя бы в течение двадцати минут — это довольно-таки тяжело для ума. Но когда мозги начинают «прогреваться», чувствуешь, что именно так и можно находить интересные решения.

— Как относится к вашей работе семья?

— Скажем так, они не мешали. Понимали, что я занят делом, но не представляли, будет ли из этого толк. Да я и сам, честно говоря, тогда не представлял. Пару раз бросал «навсегда», потому что ничего не получалось. На реализацию идеи ушло довольно много семейного бюджета и сил, ведь я параллельно работал. Поэтому начальный этап и затянулся на пару лет. Вообще, если бы каким-то серьезным (не таким, как я) изобретателям в Украине выделяли финансовую поддержку, то за год-другой мы увидели бы реально классные проекты. В развитых странах это понимают и помогают творческим людям. У меня есть друзья, которые существуют на грани выживания, а их гениальные проекты пылятся недоделанными на полках.

— Что посоветуете человеку, придумавшему стоящую идею, но не имеющему средств для ее воплощения?

— Идеи — это тоже средства. Главное — попытаться их реализовать хотя бы на десять процентов. Легко носить семена в кармане, но надо вырастить хотя бы рассаду. А еще важно об этом рассказывать и показывать эти самые «ростки». Люди почему-то думают, что идею придумать очень трудно, а подслушать ее и быстро воплотить — это легко. На самом деле часто идея возникает мгновенно, а вот реализация — трудный процесс, и если вам лень этим заниматься, то другим это, может быть, вообще не надо.

— Денис, а на что вы потратили первый гонорар?

— Мы все еще развиваемся. Быстро растем, нас уже узнают в Украине, и кажется, что мы очень большие. Но для роста компании прибыль должна реинвестироваться, то есть вкладываться в производство. Я все еще работаю за обычную зарплату. К новому году получу небольшие дивиденды. Вынимать деньги из растущего бизнеса не получается, хотя, судя по новостям, я уже миллионер. Даже небольшая очередь из желающих получить эти миллионы уже образовалась. Морально стараюсь отделять себя как от денег, так и от удач и проколов фирмы. Так легче. А то будешь радоваться всем победам, как будто это твои личные, и винить себя во всех провалах.

Что же касается работы, то мне всегда хотелось, чтобы Украину узнавали в мире. Поэтому и компанию назвали Ukrainian gears — «Украинские шестеренки», но для торговой марки выбрали официальное сокращенное название компании — Ugears. Сейчас через Kickstarter пробуем выйти на рынок США. Хотим, чтобы нас никто не обскакал и Украину узнали по таким вот достаточно уникальным продуктам.

Еще есть замысел сделать из нашего производства парк развлечений. Например, проводить экскурсии, в конце которых что-то вместе собирать. Нам, кстати, делали запросы и на большие модели. Помню, был один смешной случай — к корпоративной вечеринке заказали для одного из клиентов большую модель действующего трактора. Я визуализировал этот трактор и человека возле него, показал заказчикам на экране монитора… Но потом понял, что на корпоративной вечеринке они выпьют, сядут на трактор, пару человек в шестерни зажует и с другой стороны выплюнет! То есть большие модели должны быть безопасными. А еще есть идея разместить на фасаде какого-нибудь здания модель перпетуум-мобиле — вечного двигателя. Вывести вниз, на уровень человеческого роста, рычаги, чтобы люди, проходящие мимо, их дергали, и механизм постоянно подзаводился и работал.

Фото в заголовке из семейного архива

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

Одесса. Привоз. Беседуют два приятеля: — Моня, а вот ты в армии служил? — Нет, Лева, не служил… Не взяли меня. — А шо так? По болезни? — Та не! Найти не смогли.

Версии