Юрий Боднар

Крик души

"Дорогой святой Николай! Мне подарки на Рождество не приноси. Лишь верни с войны домой папу!"

Сергей КАРНАУХОВ, «ФАКТЫ» (Львов); Людмила ШУБИНА, специально для «ФАКТОВ»

05.01.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

38-летний военнослужащий Юрий Боднар, у которого на попечении парализованная жена и маленький сын, уже больше десяти месяцев находится в зоне АТО. Бойцу пришлось попросить журналистов помочь ему восстановить справедливость и получить долг по зарплате на фирме, где он работал до мобилизации

«В Рай» — по такому необычному адресу направил свое письмо святому Николаю ученик второго класса из небольшого местечка Городок (Львовская область) Юра Боднар (на фото в заголовке). Он попросил чудотворца вернуть с войны папу.

«Дорогой святой Николай! Я послушный, хорошо учусь, но мне подарки на Рождество не приноси. Лишь верни с войны домой папу!» — просил школьник, у которого отец уже больше десяти месяцев защищает Украину в АТО, а он остался сам с парализованной мамой.

Его папа — тоже Юрий Боднар — мог официально и вполне законно избежать мобилизации. Ведь у него на содержании тяжелобольная жена и маленький ребенок, но он, к огромному удивлению многих, не сделал этого.

— Я подписал повестку, не задумываясь. У нас сын, он должен жить в свободном государстве, где нет оккупированных территорий! — сказал мужчина.

Как выяснилось, не все разделяют в такие сложные времена призыв: «Все для фронта, все для победы!» В перерывах между боями Юрий Боднар попросил журналистов восстановить справедливость и помочь ему получить долг по зарплате на фирме, где он работал до мобилизации.

— На лечение жены Наталии идут большие суммы, а лекарства с каждым днем дорожают. Сын растет. Надо что-то семье оставить. А тут узнал от ребят, с которыми работал, что из моих денег руководство хочет вычесть крупную сумму за спецодежду, которую мне выдали. Спасите семью от нищеты, помогите вернуть зарплату! — смущенно попросил он.

К сожалению, решить эту проблему через военкомат, откуда Юрий был призван в Вооруженные Силы, не получилось. Пришлось самим журналистам отыскивать бывшее предприятие Юры, и вопрос с долгом был наконец закрыт.

Сам же он, как и обещал, регулярно дает о себе знать. Вот и недавно опять звонил.

— Слышал, что дома тем, кто воевал, раздают земельные участки под строительство. Для кого-то из бойцов это, может быть, и хорошее дело, но не для нас с Наташей… Где деньги возьмем, чтобы на этом участке дом построить?! А жилье нам очень нужно. Места в доме Наташиного отца уже для всех не хватает, — делился с «ФАКТАМИ» своими переживаниями солдат. Правда, при этом он думает больше о другом: — Знаете, на войне я молюсь не столько за себя, сколько за ребят-побратимов, за Наташу с Юрой, за родителей, за нашу державу. А еще с благодарностью — за священника Михаила Гредиля, который стал для нас и капелланом, и отцом, и волонтером. Стрыйская епархия Украинской греко-католической церкви начала официально обеспечивать наших военных бронежилетами. И каждую такую партию, прежде чем отправить на фронт, отец Михаил ездит испытывать на Яворовский военный полигон.

В 2010 году «ФАКТЫ» рассказывали о жительнице Городка Наталии Боднар-Икаве, совершившей материнский подвиг: молодая парализованная женщина, рискуя собственной жизнью, родила сына. Хотя медики прогнозировали самое худшее. Мол, прикованная тяжелой болезнью к постели Наташа во время родов может умереть, а ребенок (если его чудом и спасут) будет калекой. Но, к счастью, ничего этого не произошло.

*Юрий Боднар до АТО ухаживал за тяжелобольной супругой и ребенком, вел хозяйство

Страшный диагноз поставили, когда Наташа была еще совсем юной, перед самой свадьбой с первым мужем. Она никогда не забудет тот злосчастный день. В училище, куда девушка поступила после школы, все было хорошо. Настроение прекрасное, ведь через неделю свадьба! И вдруг прямо на улице перестали слушаться ноги. Перепуганная Наташа едва добралась домой и слегла. Врачи утверждали, что, скорее всего, перенесенный в детстве грипп спустя некоторое время дал о себе знать серьезным осложнением. Первый муж клятвы перед алтарем: «вместе жить и в беде, и в радости, пока смерть не разлучит», не выдержал. Больная жена ему была не нужна. Через полтора года после свадьбы они развелись.

— Наверное, тогда Всевышний услышал мои молитвы, сжалился, дал возможность излить свою тоску на бумаге: я вдруг начала писать стихи о любви и предательстве. Пока творила, на душе становилось легче, — признается Наташа.

О том, что в Городке живет парализованная талантливая поэтесса, ее близкие родственники случайно рассказали своему знакомому Юрию. Это его заинтриговало, и он буквально напросился в гости к Наташе.

— Когда же увидел стройную красавицу с роскошными каштановыми волосами, большими умными глазами, которая, словно прекрасная принцесса из сказки, сидела с неподвижными ногами на диване в подушках, в сердце что-то екнуло, — улыбаясь, вспоминает Юра. Так началась любовь, а затем и семейная жизнь.

Вскоре Наташа забеременела. В местной поликлинике перепуганные врачи порекомендовали ей сделать аборт. Пришлось Юрию нанимать машину и везти жену во Львов. Там медики заверили: беременность проходит нормально. Рожала Наталия в областной клинической больнице Львовского мединститута, где ей выделили лучшую палату, а мужу разрешили находиться возле супруги круглосуточно. Сын родился доношенным, здоровым и красивым. Вес — 2 килограмма 600 граммов, рост — 50 сантиметров. Назвали его Юрием Юрьевичем.

До мобилизации муж ухаживал за женой и ребенком, вел хозяйство, что не позволяло ему, как многим другим молодым людям, мотаться «челноком» в Польшу или поехать на строительные работы в Португалию. А нормально заработать в родном городе просто было негде. И это в то время, когда цены на продукты, «коммуналку», газ и лекарства буквально взлетели. К тому же у Наташи стало ухудшаться зрение. Хорошо, что мир не без добрых людей. Юрию-старшему помогли устроиться на работу, Юрию-младшему — в детский сад.

А еще их семья безмерно благодарна матери Георгия Гонгадзе — Лесе Гонгадзе, которая, медик по образованию, спасла родную тетю Наталии — Надежду Чепиль.

— Я трудилась всю жизнь на заводе «Искра», и вот однажды мне стало плохо прямо на рабочем месте, в цеху, — рассказывает Надежда. — «Скорая» привезла в областную клиническую больницу, где врачи поставили страшный диагноз — менингит. Знаете, я уже смирилась с тем, что умру. Но страшно переживала за 20-летнего сына. Его выкинули бы из заводского общежития. Мне помог выжить посторонний человек — Леся Гонгадзе, работавшая в больнице массажистом. Она варила для меня дома кашку, печенку, приносила соки. «Нужно за жизнь бороться, сил набираться!» — говорила. Приходила в больничную палату, даже когда не дежурила. И я поднялась! Не знаю, кто этому больше радовался, я или она.

Фото в заголовке Людмилы Шубиной

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter


Загрузка...

Девушка звонит коллеге по работе и говорит шепотом: — Я сегодня на работу не приду... — Почему? — Муж потерял три тысячи гривен, ищет... — А ты тут при чем? — Так я на них стою...