ржавчина

Свое дело

Галина Высоцкая: "На международной выставке я выпила наше средство против ржавчины, чтобы показать его абсолютную безвредность"

Екатерина НОВОСВИТНЯЯ, «ФАКТЫ»

30.01.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Созданный киевскими изобретателями уникальный антикоррозийный продукт на основе растительных компонентов применили судостроители из Херсона и вывели в море на испытания обработанный им сухогруз

Киевские изобретатели, запатентовавшие свой продукт в Азербайджане, готовятся получить международный патент, в том числе в США, Великобритании и Австралии. Как возникла идея создать антикоррозийный препарат на основе только растительных компонентов и с чего начиналось все дело, «ФАКТАМ» рассказала Галина Высоцкая, которая около 30 лет занимается проблемой коррозии металла.

— Проблема обрастания ржавчиной металлических конструкций особенно остро стоит на флоте, — объясняет Галина Высоцкая. — Раньше, чтобы очистить изнутри танкер, приходилось надевать скафандр для защиты от воздействия ядовитой ортофосфорной кислоты. Именно ее использовали для снятия ржавчины. В конце 1980-х годов в Киеве создали кооператив, в который меня пригласили на работу. Мы брали отходы от дубления кож в «Кожобъединении» на Подоле, добавляли необходимые компоненты и делали пасту — модификатор ржавчины. Пасту по 15—20 тонн в месяц отправляли заказчикам по всему бывшему СССР — на шахты, судоремонтные заводы, в порты, строительные объединения. Но в начале 1990-х, с появлением новых собственников на бывших госпредприятиях, заказы прекратились.

Автор идеи преобразования ржавчины Семен Ильич Ямщик, уезжая на постоянное жительство в Германию, официально передал мне рецептуру и напутствовал не бросать начатое. С тех пор занимаюсь только этим. Моя дочь Людмила, чтобы продолжить общее дело, закончила Киевский институт пищевых технологий. Она усовершенствовала пасту-модификатор Семена Ямщика и стала автором нового препарата «Contrrust». Это и преобразователь ржавчины, и модификатор, и грунт, и пассиватор (образует защитную пленку. — Авт.) одновременно, как говорят — «четыре в одном». Аналогов этого препарата по его свойствам и безвредности нет в мире. Патент на него получили в 2003 году.

У нас были сложные времена. Чтобы дело не остановилось и можно было купить сырье для производства, мои родственники продали домик в элитном районе возле Ботанического сада на Печерске. Мы сильно рисковали, но я была уверена, что все получится. Очень помог грант американского фонда развития, и весной прошлого года удалось запатентовать еще один препарат, из которого изготавливаем сухие смеси. Кстати, вторую часть гранта, которую должно было выдать правительство Украины, мы так и не получили.

Теперь посольства Украины в США, Великобритании, Азербайджане помогают продвинуть наш препарат на международные рынки, потому что это не только высокоэффективный, но и экологически чистый продукт, а за границей такое более всего ценят.

Однажды на международном салоне для изобретателей в Москве, чтобы доказать присутствующим безвредность нашего средства против ржавчины, я… выпила его. И жива-здорова по сей день.

Приходится конкурировать с мощными международными корпорациями, выпускающими материалы для обработки металлических поверхностей. У них раскрученные бренды, мы же вынуждены все делать самостоятельно и при этом считать каждую копейку, в том числе и мою пенсию. Чтобы приблизиться к цели, у меня и моей семьи ушло 26 лет и огромное количество энергии.

— Почему препарат безвреден?

— В нем содержатся вытяжки из грецкого ореха, ивы, дуба, каштана, а также яблочная, янтарная, щавелевая кислоты — все натуральное и не вредит окружающей среде и человеку. Вот я беру пакетик сухой смеси, развожу его в чашке с водой и наношу раствор кисточкой на любую поверхность, покрытую толстым слоем ржавчины. Это может быть и строительная арматура, и нефтеналивной танкер. Как только смесь высохнет, на поверхность можно наносить любое покрытие.

— В Киеве уже применяли ваше средство?

— Конечно. Помните высотку (теперь это здание Апелляционного суда. — Авт.) на Соломенской площади, простоявшую 24 года под ветрами и снегами? Специалисты пришли к выводу, что строительство здания возобновлять нельзя — поверхности конструкций и арматуры были в неудовлетворительном состоянии. Но специалисты НИИ строительных конструкций, создавшие композитную бетонную смесь для восстановления разрушившихся частей бетонных блоков, решили провести эксперимент и обработали нашим препаратом все детали сооружения. Таким образом долгострой спасли от сноса.

А на столичной улице Щербакова когда-то начали возводить паркинг, в котором все металлические стержни арматуры за 15 лет успели обрасти ржавчиной толщиной в четыре миллиметра. Их тоже покрыли нашей смесью и забетонировали. Даже ничего не счищали, потому что препарат преобразует ржавчину, блокирует коррозию и создает надежную водонепроницаемую пленку.

Им успешно пользуются на киевских заводах «Авиант», «410», «Ленинская кузница». На Херсонском судостроительном заводе нашим средством обработали балластное отделение сухогруза «Андор» и вывели его в море на испытания.

Впервые на большом промышленном объекте препарат применили десять лет назад в Севастополе, где строили гигантский плавучий кран грузоподъемностью в 1200 тонн. Тогда не многие знали о нашем изобретении. Но испытания прошли успешно.

К сожалению, наше средство пока не нашло постоянного применения в строительстве, хотя мы получили не только патент на него, но и разработали стандарт, чтобы люди имели возможность пользоваться качественным экологически чистым продуктом.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter


Загрузка...


Одесса. Привоз. Беседуют два приятеля: — Моня, а вот ты в армии служил? — Нет, Лева, не служил… Не взяли меня. — А шо так? По болезни? — Та не! Найти не смогли.