Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 571 тысяча 920 человек (данные MMI Украина)
музей Майдана

Из истории современности

В Киеве презентовали музей Революции достоинства (фото)

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

23.02.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

— Идея создать музей Майдана родилась в январе 2014 года в одном из кафе на Крещатике, — рассказал «ФАКТАМ» директор «Мемориального комплекса героев Небесной сотни — музея Революции достоинства» Игорь Пошивайло. — Мы тогда с друзьями и коллегами по музейному делу Василием Рожко (ныне начальник управления Министерства культуры Украины. — Авт.) и Николаем Скибой говорили за чашкой кофе о том, что за окном происходят исторические события и сбор касающихся их раритетов, интервью участников лучше всего начать прямо сейчас. Тем более что каждый день обстановка менялась и те или иные вещи, которые хотелось бы получить для будущего музея, бесследно исчезали.

Мы тогда пошли к коменданту Евромайдана Андрею Парубию с просьбой выдать нам мандат на сбор артефактов. Парубий посоветовал находить общий язык с людьми без какой-либо бумаги. Мы общались с майдановцами, поддерживали их чем могли, объясняли, зачем нам нужны те или иные вещи. Народ, как правило, относился с пониманием. На наиболее интересные для нас предметы лепили наклейки с надписью: «Просимо зберегти для музею Майдану». Такая наклейка была, например, на отбитом у силовиков водомете для разгона демонстрантов. К сожалению, получить эту установку нам не удалось, как, кстати, сгоревшие бронетранспортер силовиков и милицейский автобус (на нем кто-то в те дни написал: «При обстреле эта сторона опасна»). Когда мы собирались забрать эти артефакты, нам говорили, что у них есть владельцы (та или иная государственная структура), поэтому нужно получить разрешение. Пока мы пытались это сделать, часть интересовавших нас раритетов исчезла. Впрочем, еще есть шансы получить некоторые из них.

Я непосредственно занимался сбором предметов. Друзья помогали загружать их в мой легковой автомобиль, и я отвозил будущие экспонаты на работу — в Национальный центр народной культуры «Музей Ивана Гончара» (Игорь Владимирович занимал в этом учреждении должность заместителя генерального директора. — Авт.).

Восемнадцатого февраля «Беркут» выбил участников революции из Украинского дома и устроил там погром. Сразу после этого мне удалось попасть туда и спасти немало интересных вещей.

К сбору раритетов подключились супруги Екатерина Чуева (заместитель директора Национального музея искусств Богдана и Варвары Ханенко) и Тимур Бобровский. Они доставляли крупногабаритные вещи на территорию Национального заповедника «София Киевская», где работает Тимур.

Нам помогали волонтеры, записывавшие интервью с участниками Евромайдана. Сейчас в наших фондах более двух тысяч предметов и около 500 аудио- и видеоинтервью, фотоснимков, книг.

— В минувшую субботу в Украинском доме прошла презентация «Мемориального комплекса героев Небесной сотни — музея Революции достоинства». Где он будет размещаться?

— Решение о создании этого музея и назначении меня на пост директора принято Кабинетом министров Украины несколько недель назад, поэтому помещение пока не выделено. Рассматривается вариант предоставить нам часть Украинского дома. Рассчитываем, что на постоянной основе разместимся в здании, которое будет построено возле Международного центра культуры и искусств (Октябрьский дворец), но пока на том месте лишь вырыт котлован.

— Где сейчас хранятся собранные экспонаты?

— В складском помещении. Идемте, я вам их покажу.

Мы беседовали с Игорем Пошивайло в его кабинете в Национальном центре народной культуры «Музей Ивана Гончара». Игорь Владимирович повел нас во двор к большой складской постройке из кирпича.

— Основная часть вещей сложена здесь, — говорит наш собеседник, открывая дверь склада. Внутри все пространство оказалось заставлено артефактами. — Видите, здесь хранятся шины, бочки, в которых жгли костры, печки, самодельные бронежилеты и носилки, «ежи», останавливающие бронетранспортеры… Некоторые щиты, с помощью которых люди защищались, изготовлены из фанеры. Ведь никто не ожидал, что власти станут применять оружие. Один из таких щитов, на котором написано письмо родителям, мы показали по телевизору. И что вы думаете, отозвался владелец — молодой парень. На других щитах — картины, в том числе выполненные профессиональными художниками. Вообще, на Майдане было создано большое количество произведений искусства, ведь художники писали картины, рисовали плакаты, расписывали палатки, каски, щиты, другие предметы.

— Наверняка многие коллекционеры хотели бы иметь произведения художников, созданные во время революции, в своих коллекциях?

— Мне известен случай, когда за расписанную стальную армейскую каску художнице предлагали тысячу долларов, но она не продала. Во время революции львовские художники создали рождественский вертеп (шопку), поставили его недалеко от здания консерватории. Нам потом разрешили взять его для музея. Если бы не увезли тогда шопку, ее, скорее всего, сожгли бы во время штурма Майдана 18 февраля.

Хочу также сказать о замечательной работе художника Александра Мельника «Очі», написанной в манере иконописи. Это изображение глаз Бога. С этой работой автор выходил на акции протеста. «Беркутовцы» могли прочесть под картиной: «Бачу справи твої, людино». А с обратной стороны, которая обращена к митингующим, написано: «Ви прекрасні! Я вас люблю!» Среди стрелков «Беркута» были такие, кто стрелял по «Очах». На картине остались отметины от пуль, сам художник был ранен в голову.


А вот этот велосипед оснащен солнечной батареей. Французский путешественник Гийом Алами проехал на нем чуть ли не весь мир. Добрался в Киев в дни революции и решил передать двухколесного друга участникам протестов — в знак солидарности с ними. Велосипед стоял на сцене Евромайдана. Также удалось пополнить наши фонды работой французского скульптора Роти, создавшего во время революции композицию «Новая Украина». Мастер сделал ее из красного мрамора: молодая красивая женщина поднимается из воды. Эта скульптура находилась на майдане Незалежности, поблизости от памятника князьям Кию, Щеку, Хориву и их сестре Лыбеди.


В нашей коллекции есть легковая машина «Ланос», которую нам подарил ее владелец, входивший в группу «Автомайдана». В дни революции силовики отлавливали на дорогах автомайдановцев и громили их машины. Этот «Ланос» они тоже безжалостно изувечили.

— В фондах музея есть конструкция «Елка», которая в дни революции была увешана плакатами и флагами?

— Летом 2014 года ее разобрали, и мы вывезли этот раритет. Показать «Елку» не могу, поскольку она запакована.


Кстати, когда тем летом коммунальщики убирали в центре Киева баррикады, мы постоянно были рядом с ними. Просили отдать те или иные вещи для музея. Но в ответ слышали: «Не положено. Все вывозится на полигон для захоронения отходов. Езжайте туда и ищите, что вам нужно».


Мешали сбору артефактов люди, которые находились на Майдане, когда революция уже закончилась. Им нужны были деньги, поэтому они собирали металлические предметы и несли их на пункты приема вторсырья. Наверняка там оказалось многое, что могло бы пополнить коллекцию нашего музея. Приходилось выпрашивать у этих людей интересные вещи.

— Во время Евромайдана в нескольких местах под открытым небом установили пианино. На одном из них молодой человек исполнял мелодии перед шеренгами «Беркута». Удалось ли сохранить эти инструменты?

— К сожалению, нет. У нас был реальный шанс забрать пианино, которое находилось возле здания киевской мэрии, но, к сожалению, кто-то увел его, что называется, из-под носа. Вообще-то, в разные периоды революции там было два инструмента. Первый купили представители одного из американских музеев и отправили в США. Взамен они привезли другой. Вот его-то мы договорились взять для музея. Уже погрузили в фургон, но агрессивно настроенные «майдановцы» заставили поставить обратно. Вскоре владельцы пианино попросили нас сохранить его для истории. Мы приехали вновь и узнали, что минут за десять до этого инструмент увезли какие-то люди.

— А как насчет огромной катапульты, возле которой после победы революции любили фотографироваться туристы?

— Она сейчас находится на территории Национального художественного музея Украины. Знаю, что, несмотря на грозный вид, эта катапульта оказалась неудобной в использовании. Куда более практичными были большие рогатки, которые устанавливали на поддоны. С помощью этих метательных орудий запускали брусчатку, бутылки с зажигательной смесью. У нас есть такая рогатка. Кстати, мы возили ее на выставку в Вену.


*Сейчас эта катапульта стоит на территории Национального художественного музея Украины

Камнями также стреляли с помощью приспособления, представлявшего из себя металлическую трубу, к которой подсоединяли шланг и емкость со сжатым воздухом. Получалась своего рода пневматическая пушка.


Один участник революции передал в наш музей самодельную бомбочку (их называли «бимбы»). Они предназначались для остановки транспортных средств силовиков. Этот человек сказал, что одна из «бимб» упала за подкладку его куртки, благодаря чему и сохранилась.

Среди наших экспонатов есть манекены, которые использовали ребята, охранявшие подступы к Майдану со стороны улиц Большая Житомирская и Десятинная. По ночам возле костра вместе с караульными «сидели» самодельные фигуры людей, на которых были такие же вещи, каски, щитки, как и на настоящих майдановцах. Манекены создавали у непрошеных гостей иллюзию того, что охранников много.


Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Загрузка...

Исаак Соломонович был в прекрасной спортивной форме. Правда, она... не застегивалась у него на животе.

Загрузка...