Раду Поклитару

Наедине со всеми

Раду Поклитару: "Мне было бы приятно иметь украинский паспорт"

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

25.02.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Создатель театра «Киев модерн-балет» стал лауреатом Шевченковской премии

Незадолго до дня рождения Тараса Шевченко, 9 марта, стали известны имена лауреатов ежегодной Национальной премии Украины за достижения в области культуры и искусства. Среди них и имя известного балетмейстера, создателя «Киев модерн-балета» Раду Поклитару. В этом году его детище отмечает десятилетие со дня основания масштабной постановкой балета «Жизель» и гастролями по Украине. Уроженец Кишинева уже более десяти лет живет в Киеве и говорит, что давно ощущает себя украинцем.

— Спешу поздравить вас, Раду.

— Спасибо огромное! Считаю, Шевченковская премия, которую мне дали, — показатель того, что в обществе наконец-то поняли: современный танец — одно из основных направлений культуры. Например, в Европе это давно очевидно для всех. Если посмотреть на лауреатов наших государственных и театральных премий за прошлые годы, то можно увидеть, что я первый человек, занимающийся современным танцем в Украине, который получил награду.

— Значит, премия для вас стала неожиданностью?

— Я знал, что был номинирован в числе других достаточно уважаемых людей. Награжден в разделе «Музыкальное искусство» и до последнего момента полагал, что премию вручат кому-то из композиторов. Я получил Шевченковскую премию сразу за несколько постановок: спектакли «Перекресток» в Национальной опере Украины, «Лебединое озеро», «Женщины в ре миноре» и «Долгий рождественский обед» в исполнении моего театра современной хореографии «Киев модерн-балет». Все эти постановки сделаны в течение последних трех лет.

— Знаю, что до последнего времени вы не были гражданином Украины.

— Я им так и не стал. По-прежнему резидент и имею постоянный вид на жительство. На самом деле получить гражданство в Украине невероятно сложно, если ты, конечно, не Саакашвили. Понятно, что мне было бы приятно иметь украинский паспорт и чувствовать себя полноценным членом этого общества. Хотя, в конце концов, гражданство — это лишь подпись на бумаге. Гораздо важнее то, как ты себя чувствуешь. Я давно уже стал частью вашей страны. Много работаю за границей, но мое ощущение дома — это киевский Подол. И любимый театр «Киев модерн-балет».

— Несколько лет назад в связи с тяжелым финансовым положением вы принимали решение о его закрытии.

— Это было три года назад. Тогда я пребывал просто в отчаянии. Из-за нищенских зарплат из коллектива, состоявшего из 21 артиста, ушли девять. Но прошло лето, я отдохнул, окреп психически и понял, что распустить театр смогу всегда, а вот создать второй такой же — увы. Поэтому осенью объявил кастинг, набрал артистов и буквально по крупицам собрал репертуар заново. Мы выжили, и сегодня я совершенно доволен спектаклями «Киев модерн-балета». Более того, усиленно готовимся к празднованию десятилетия театра, которое состоится в октябре нынешнего года.

Сейчас мы готовим серьезную постановку — новую версию балета «Жизель». Я работаю над спектаклем вместе с замечательным творческим тандемом, который появился в моей жизни благодаря Киеву. В далеком 2002 году приехал сюда по приглашению Национальной оперы Украины ставить «Весну священную» и «Картинки с выставки». Главным балетмейстером театра был Виктор Яременко. Я был тогда совершенно молодой и зеленый. Помню, Виктор, узнав, что у меня нет художника и сценографа, обещал помочь. Он-то и познакомил меня с художницей по костюмам Анной Ипатьевой и сценографом Андреем Злобиным. Наше творческое сотрудничество длится уже 14 лет! Над «Жизелью» работаем вместе.

— Искусство современного танца — достаточно дорогостоящее удовольствие.

— Точно не назову вам бюджет «Жизели», но, поверьте, это очень дорогой проект. По затратам сравним с нашим «Щелкунчиком». Замечу, даже не каждое государство может позволить себе иметь полноценный театр оперы и балета. С «Киев модерн-балетом» мы постоянно выпускали камерные вещи, но периодически замахивались и на полномасштабные шоу. В 2009 году наш первый меценат Владимир Филиппов по объективным причинам прекратил финансирование театра. При этом он остался большим другом всего коллектива. В течение долгих семи лет я искал постоянного мецената. В конце концов решил, что не найду его, особенно сейчас, когда на территории Украины идет война. Был уверен, что людям бизнеса сейчас не до искусства. И теперь абсолютно счастлив, что оказался не прав. У моего театра появился меценат. Совершенно замечательный человек, бизнес-леди.

— Знаю, было время, когда вы вкладывали в постановки собственные деньги.

— Часто берусь за различные проекты только для того, чтобы потом, получив гонорары, иметь возможность поддерживать жизнь своего театра. Признаюсь, был уверен, что так будет и на этот раз и уже морально готовился к большим тратам. Хотя понимаю, что на самом деле это неправильно. Не важно, что ничего не зарабатываю в «Киев модерн-балете», но я не должен хотя бы тратить собственные деньги для создания спектаклей, которые потом становятся гордостью украинской культуры. В общем, теперь все стало на свои места.

— В этом году еще не разглашалась сумма Шевченковской премии.

— Я тоже ее не знаю. Вообще, мне кажется, премию странно оценивать в гривнях. Это, скорее, признание, знак того, что твое искусство оценено на самом высоком уровне. Поверьте, я ни капельки не кокетничаю.

— Знаете, мне не хватало вас в судейском жюри проекта «Танцюють всі!» на канале СТБ.

— Очень приятно это слышать. Признаюсь, я тоже скучал по проекту. Недавно мне поступило предложение поработать в девятом сезоне. Теперь все зависит лишь от того, совпадут ли наши графики. Хочется, чтобы совпали.

— Могли ли вы себе представить, что театр, созданный вами десять лет назад, сегодня будет одним из самых известных в Украине?

— А ведь создавался он не только благодаря мне. Идея принадлежит Владимиру Филиппову. Помню, после премьеры современной оперы Le Forze Del destino с Аленой Гребенюк в главной роли мы пошли в гости к Владимиру Витольдовичу. У него прекрасная квартира, расположенная возле самого оперного театра. Стенка к стенке. Мы пили чай, и вдруг он говорит: «Раду, так хорошо у нас все получилось. Было бы по-дурацки сейчас разбежаться. Давай сделаем театр». Я тогда и не знал, на что подписываюсь. На меня обрушилось огромное количество вопросов, о которых я не имел ни малейшего представления: штатное расписание, налоговая, аренда помещения, билетные книжки. Первый год пребывал в состоянии полной прострации, а потом втянулся. И сейчас умудряюсь гармонично сочетать в себе директора и художественного руководителя. Знаете, десять лет для небольшого театра, который занимается современной хореографией, это как для Украины лет 150! Так что мы, считайте, долгожители.

Фото в заголовке Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter


Загрузка...


- Открыла шкаф, а оттуда на меня как вывалится все, что надеть нечего!..