расстрел Евромайдана

Точка зрения

«Расстрел участников Евромайдана — преступление, у которого нет срока давности»

Юрий ЛИСНИЧИЙ, директор Института анализа и прогнозирования

26.02.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Общественности необходимо контролировать не следователей прокуратуры, которые работают на износ, а суды, порой оправдывающие даже тех, на ком, как говорится, клейма негде ставить

Уже второй год подряд в конце февраля политический истеблишмент Украины делится на тех, кто вспоминают, как они «стояли на Майдане», и тех, кто обвиняют действующую власть в нежелании раскрыть преступления, совершенные во время Революции достоинства. Со стороны может показаться, что никто до сих пор не наказан. Краски сгущает и тот факт, что основные фигуранты уголовных дел скрываются в России.

Но так ли просто провести столь масштабное расследование? Вправе ли общество и политики требовать раскрытия преступлений, совершенных на Майдане, с такой же скоростью, с какой раскрывают бытовую кражу?

Подозрения в совершении преступлений на Евромайдане предъявлены 282 гражданам

Как показывает история — нет. К примеру, несколько десятков лет продолжалось расследование терактов в Белфасте (Северная Ирландия), а следственные действия по событиям 1991 года в Литве, когда в результате переброски в Вильнюс знакомых нам по Донбассу псковских десантников погибли 16 человек, завершилось лишь в 2016 году.

Для начала хотелось бы уточнить, что по преступлениям против Евромайдана расследуется не одно, а десятки уголовных дел, основными из которых являются:

— дело о создании преступной организации;

— дело о силовом разгоне студентов 30 ноября;

— дело о силовом разгоне протестующих 18 февраля 2014 года (в результате которого погибло десять, а 509 человек получили травмы различной тяжести);

— дело о штурме и разгоне Майдана в ночь с 18 на 19 февраля 2014 года, с захватом и поджогом здания Федерации профсоюзов Украины (погибли 16 человек, 206 получили травмы);

— дело о расстреле евромайдановцев 20 февраля 2014 года на улице Институтской (погибли 49 человек, 157 получили ранения).

*Подготовлено Генеральной прокуратурой Украины

Если же сухо и без эмоций взглянуть на результаты следственных действий по вышеупомянутым производствам, то за два года была проделана поистине титаническая работа. Следствию удалось воспроизвести практически полную хронологию событий. На данный момент не просто установлены все фигуранты (заказчики, посредники, исполнители), но имеются и все необходимые доказательства их причастности к делу. Один лишь факт того, что восстановлены серийные номера найденного на дне Днепра распиленного оружия, думаю, стоит немалого.

В судах в настоящее время рассматривается 84 (!) уголовных дела, еще 11 переданы в суд и их рассмотрение ожидается в ближайшее время. На стадии досудебного расследования сейчас пребывает 63 (!) уголовных производства. Среди этих дел есть и такие, которые из стадии расследований переходят в стадию наказания. Уже сейчас вынесено 18 обвинительных приговоров для 26 граждан. Правда, из-за юридической сложности и политической подоплеки, среди них нет тех, кто непосредственно принимал участие в расстрелах людей. Под стражей в СИЗО содержится 16 человек, из которых 6 — бывшие сотрудники «Беркута», пятеро из них подозреваются в убийствах, один — в избиениях. К слову, 23 февраля 2016 года суд продлил арест всем находящимся под стражей фигурантам дела.

*Подготовлено Генеральной прокуратурой Украины

Общее количество людей, которым предъявлены подозрения в совершении преступлений, — 282 человека. Сложно даже представить, какой объем работы в таких условиях приходится проделывать следователям, а с учетом неповоротливости государственной машины, и подавно.

У общества не должно возникнуть ни единого сомнения в объективности и юридическом совершенстве проведенного расследования

Конечно, всех этих цифр недостаточно, чтобы удовлетворить запросы общества, а уж о справедливости и вовсе не приходится говорить… Но необходимо отдавать себе отчет в том, насколько важно для будущего страны, насколько важно для национальной идентификации провести качественное расследование! Ни у общественности, ни у родственников погибших, ни у тех, кто был на Евромайдане, или тех, кто там не был, не должно возникнуть ни единого сомнения в объективности и юридическом совершенстве проведенного расследования. Да и сами преступники должны быть лишены возможности воспользоваться небрежностью следствия, чтобы обжаловать свой приговор и выйти на свободу.

*Подготовлено Генеральной прокуратурой Украины

Тот факт, что расследование возглавляет Сергей Горбатюк, не может не вселять оптимизма. Люди, причастные к деятельности Генпрокуратуры, знают этого человека как принципиального и ответственного следователя. Он знаком почти со всеми родственниками погибших на Майдане. Он сам стоял на Майдане. К этому прокурору у них нет претензий. Как сказал давний оппонент всех генпрокуроров народный депутат из фракции «Блок Петра Порошенко» Сергей Лещенко: «Следователи прокуратуры реально „зашиваются“, до недавнего времени весь этот объем преступлений расследовало управление Горбатюка численностью 48 следователей — людей, которые реально живут в прокуратуре». Такую характеристику непросто заслужить.

«В принципе, основная работа проведена. По событиям 20 февраля 2014 года на Институтской тех, кто был на территории Украины, задержали, арестовали, дела направили в суд. 26 человек находятся в розыске, включая Януковича», — так ответил Сергей Горбатюк во время прямой линии «ФАКТОВ» на вопрос о сроках завершения расследований.

Безусловно, мы никогда не будем до конца довольны результатами наказания виновных в расстрелах евромайдановцев. Заказчики тех преступлений сейчас скрываются в Москве, а организаторы и исполнители либо сбежали в Крым еще в первые дни после революции, либо всячески препятствуют объективному расследованию.

Все понимают, что Москва не выдаст ни Януковича, ни Захарченко, ни Якименко. Единственная возможность наказать виновных — это заочный суд. Президент давно обратился в парламент с предложением внести изменения в законодательство. А то на сегодня у нас правовой парадокс: пока Интерпол не объявил того же Януковича в международный розыск, то заочно судить его нельзя. Поэтому народные депутаты должны внести соответствующие изменения в законы, чтобы убрать привязку к Интерполу.

«Да, заочный вердикт не приведет к немедленному лишению свободы, но позволит конфисковать имущество преступников, которые убивали людей, — заявил президент и добавил: — Расстрел участников мирных протестов — это преступление, у которого нет срока давности». К слову, на счетах у членов так называемой «семьи» Януковича насчитали около 50 миллиардов гривен.

Если, скажем, экс-глава СБУ Александр Якименко в зоне недосягаемости, то бывшего руководителя киевского СБУ Александра Щеголева судят в Шевченковском райсуде столицы. Прокуратура обвиняет генерала по четырем статьям, среди которых преднамеренное убийство. Именно Щеголев 18 февраля 2014 года был одним из тех, кто принимал решение о проведении «антитеррористической операции» в центре столицы. Я думаю, очень скоро мы узнаем много подробностей о том, как власть планировала преступления против своего народа.

Я далек от мысли, что ничего не делается. Уверен, что общественность должна контролировать не следователей прокуратуры, которые работают на износ, а суды, которые умеют оправдать даже тех, на ком, как говорится, клейма негде ставить. За то, чтобы быть свободными, мы заплатили и продолжаем платить слишком высокую цену.

Фото в заголовке с сайта focus.ua

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

— Девушка, а можно с вами познакомиться? — У вас что, мало разочарований в жизни было?