Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 571 тысяча 920 человек (данные MMI Украина)
Эскандер Бариев

Как это было

Эскандер Бариев: "В давке перед парламентом Крыма мы старались уберечь и своих, и оппонентов"

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

26.02.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Ровно два года назад более десяти тысяч крымских татар, украинцев, русских и представителей других национальностей пришли под стены здания Верховного Совета автономии, чтобы не позволить депутатам протолкнуть на внеочередной сессии решения, которые бы дали России повод для аннексии полуострова

— Двадцать пятого февраля 2014 года стало известно, что на следующий день Верховный Совет Крыма намерен собраться на внеочередную сессию и принять сепаратистские решения, — говорит член Меджлиса крымскотатарского народа Эскандер Бариев (на фото в заголовке). — Тогда же, 25 февраля, пророссийские силы организовали в Симферополе пикет, на котором заявили, что если парламент автономии не выступит с просьбой к России принять в ее состав Крым, то будет захвачено здание Верховного Совета.

Еще до того, как во второй половине дня 25 февраля экстренно собрался Меджлис, из крымскотатарских поселков стали поступать сведения, что люди массово собираются на следующий день прийти под стены парламента, чтобы отстоять целостность Украины. Кстати, накануне — 23 февраля — отмечался день памяти национального героя крымских татар Номана Челебиджихана. Обычно на это мероприятие собиралось около двух тысяч человек. В 2014-м было в пять раз больше людей: под влиянием Евромайдана многие стремились выразить свою гражданскую позицию. Почтить память Номана Челебиджихана люди пришли на центральную площадь Симферополя, которая до сих пор носит имя Ленина, там же стоит памятник этому деятелю. Некоторые участники митинга требовали сейчас же снести его, даже принесли для этого лебедки, инструменты. Но большинство заявило, что не для того собрались. Глава Меджлиса Рефат Чубаров выступил тогда с требованием к властям в течение десяти дней перенести памятник Ленину.

— Меджлис принял решение помешать Верховному Совету Крыма проголосовать за сепаратистские постановления?

— Да. Но я, признаться, поначалу был против митинга. Причин тому две: еще ни разу до этого в одном месте, в одно и то же время не проводились акции крымских татар и пророссийских сил. А тут двум многотысячным группам людей с противоположными политическими взглядами предстояло сойтись лоб в лоб. Кроме того, я считал, что если парламент Крыма примет антиконституционные решения, то прокуратура их отменит, и центральные власти распустят Верховный Совет.

Вечером 25 февраля Меджлис проголосовал за митинг, ведь эта акция действительно имела все шансы удержать депутатов от принятия обращения к Российской Федерации об отторжении Крыма.

Важно было на следующее утро опередить наших оппонентов и занять площадь перед зданием Верховного Совета. И нам это удалось. Митинг начался в 10 утра. На него пришли даже женщины с детьми. Мы попросили их находиться подальше от эпицентра противостояния — в районе парка Победы и улицы Карла Маркса.

Меджлис решил, что наша акция будет мирной. Людей попросили не брать ножи, палки, цепи и подобные вещи. Татары — народ организованный, так что это требование было выполнено.

Наши сторонники приехали на митинг буквально со всех уголков Крыма. Собралось более десяти тысяч человек — гораздо больше, чем представителей пророссийских сил (их митинг организовала партия «Русское единство» Сергея Аксенова). Многие из тех, кто нам противостояли, были в нетрезвом виде. В нас то и дело бросали бутылки, древки флагов и другие предметы.


*Лидеры противоборствующих митингов пытались не допускать столкновений, однако два человека погибли и десятки получили травмы

— Когда начались потасовки, давка, милиция вмешивалась в ситуацию?

— Вначале между двумя противоборствующими лагерями стоял кордон правоохранителей. Бойцы «Беркута» после победы Евромайдана вернулись из Киева измотанными, видимо, поэтому между двумя митингами поставили обычных милиционеров. В какой-то момент они развернулись и ушли. Думаю, приказ об этом им был отдан для того, чтобы начались стычки. Кому-то было выгодно спровоцировать насилие.

Я видел людей из противоположного лагеря, которые намеренно затевали драки: били наших древками флагов, кулаками, ногами. Наши защищались. Мы, руководители митинга, всячески пытались разборонить дерущихся.
Обстановка была очень напряженная. Возле меня оказался молодой парень, которого буквально трясло от волнения. Я обнял его за плечи и сказал: «Все будет хорошо, главное держаться всем вместе».

Когда участники двух митингов стали пытаться вытеснить друг друга с площади и началась давка, я находился в гуще митингующих. Вдруг почувствовал, что не хватает воздуха, грудная клетка сдавлена. Я сразу сообразил, как помочь себе и окружающим: требовал, чтобы люди стали плечом к плечу.

Мы выстроились клином и пошли вперед. Это позволило разделить пророссийских митингующих. Если кому-либо из них было плохо, мы их выводили или выносили в безопасное место. Для этого люди расступались, образуя коридоры. Никто из нас при этом не бил оппонентов и не оскорблял.

Я увидел среди сепаратистов соседа моей мамы, которого зовут Руслан. Оказалось, он порядком выпивший. Спросил: «Ты зачем сюда пришел?» Руслан толком ответить не смог. Я вывел его, а также еще несколько человек из его лагеря через живой коридор.

В разгар событий ко мне подбежала пьяная женщина, упала на колени, кричит: «Не надо нас давить!» Сказал: «Не позорьтесь, встаньте! Уходите отсюда!» Ее тоже отправили с площади.

Смотрю, в передних рядах пророссийских митингующих появился их лидер Сергей Аксенов, которого я хорошо знаю. Эмоции зашкаливали, вот и обложил его матом. Потом кричу: «Что же ты, гад, пьяных нагнал, провоцируешь кровопролитие!»

Вдруг откуда-то появился православный священник, держит над собой икону. Я ему говорю: «Батюшка, большинство из нас мусульмане, так что икону лучше в противоположную строну повернуть. Идите к нам, гарантирую, что вас никто и пальцем не тронет». Он послушался: стал с нашей стороны лицом к пророссийскому митингу, призывал не чинить насилие.

Нам удалось вытеснить оппонентов с площади, несколько наших людей зашли в здание Верховного Совета, вели там себя спокойно. Кульминацией событий на площади стало то, что мы с коллегами по общественному совету при Совете министров автономии скандировали лозунг «Крыму — мир!» Когда начало темнеть, площадь быстро опустела. Я с другим членом Меджлиса Амбиджитом Сулеймановым ушел оттуда чуть ли не последним. Цель акции была достигнута — в тот день мы не позволили депутатам проголосовать за решения, которые вели к захвату Крыма Россией.

— Почему не собрались там на следующий день, ведь здание парламента и Совета министров захватили террористы. Под их прикрытием собрались депутаты, чтобы голосовать за выход из состава Украины.

— С террористами должны бороться спецподразделения силовых структур, а не безоружный народ. К сожалению, силовики ничего толком не предприняли. Затем был захвачен аэропорт, «зеленые человечки» появились на улицах…

Когда началась блокада украинских воинских частей, мы становились возле них живым щитом, возили солдатам еду и необходимые вещи. Просили командование: «Впустите наших парней к себе, раздайте им оружие, и они будут вместе с вами обороняться». Нам ответили отказом. Я лично встречался с одним из руководителей Военно-морского флота Украины, предлагал вывезти семьи моряков на материковую Украину, ведь, угрожая расправиться с женами и детьми, россияне могли оказывать на военных давление. Мой собеседник пообещал подумать, взял номер телефона, но звонка от него я так и не дождался.

Спустя некоторое время, привозя в воинские части помощь, видели вещи, от которых становилось очень горько на душе: предатели в погонах украинской армии пили водку с «зелеными человечками», закусывая нашими продуктами.

В те дни российские власти всячески пытались склонить крымских татар на свою сторону. Но мы игнорировали их незаконный референдум, ведь считаем, что Крым — это неотъемлемая часть Украины. Россия грубо нарушила международное право, которое было написано на страшных уроках Второй мировой войны. Отстаивая целостность Украины, мы отстаиваем правовой порядок во всем мире.

— За события у стен Верховного Совета Крыма в Симферополе судят заместителя председателя Меджлиса Ахтема Чийгоза и еще нескольких крымских татар. Как они себя вели во время митинга?

— Ахтем Чийгоз вместе с остальными лидерами утихомиривал страсти. Его хотят сделать организатором митинга, но на самом деле решение о проведении этой акции принималось коллегиально всем составом Меджлиса.

На скамье подсудимых нет ни одного участника пророссийского митинга, хотя инициаторами противостояния у стен парламента были они — это аксеновцы угрожали захватить Верховный Совет. В Симферополе проходит не суд, а судилище, режиссеры которого находятся в Кремле.

Заметьте, что даже Россия согласна с тем, что 26 февраля 2014 года Крым входил в состав Украины. События произошли на территории суверенного государства Украина и касались вопросов внутриполитического устройства страны, любые ссылки на то, что «преступление направлено против интересов РФ», являются надуманными.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Загрузка...

— Не знаете, где в этом году можно недорого отдохнуть? — Знаю. На диване...

Загрузка...