Борис Немцов

Чтобы помнили

"С Немцовым можно было ссориться, ругаться, но при этом оставаться друзьями"

Валерий ОТСТАВНЫХ, специально для «ФАКТОВ» (Москва)

27.02.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Ровно год назад был убит известный российский оппозиционный политик Борис Немцов

Соратники Бориса Немцова по работе в правительстве Ельцина и единомышленники по борьбе с диктаторским режимом Путина вновь и вновь пытаются понять, какие цели преследовали организаторы убийства. И, как правило, называют три.

Первая цель, как считают многие, это личное устранение Бориса Немцова: «Никакой политики». Личная месть, абсолютно человеческая. За те самые слова, сказанные про Путина: «Да он е… тый». Да, и в политике бушуют страсти и обиды. Все как у простых смертных. И дальше уже — поле для всевозможной конспирологии. Кто главный заказчик? Первое лицо, его кремлевские приближенные или Рамзан Кадыров (потому что все следы организаторов и исполнителей ведут в Чечню и там обрываются…)? О наличии мотива личной обиды говорит, например, Сергей Давидис, вместе с которым Борис Немцов создавал федеральное общественное движение «Солидарность». «Я думаю, что главной целью убийства было убрать Немцова физически, — сказал Сергей Давидис. — Борис, видимо, слишком раздражал заказчиков убийства. Это, конечно, удалось».

Все соратники Бориса Немцова, с кем удалось пообщаться, второй целью называют попытку заказчиков убийства запугать оппозицию. Да, убийство бывшего вице-премьера, возможного преемника Ельцина на посту президента РФ, бывшего депутата и вице-спикера Госдумы РФ, человека, которого отлично знали в политических кругах Запада, под камерами видеонаблюдения в двухстах метрах от Кремлевской стены, вызвало шок. «Можете мне не верить, но когда в СМИ сообщили, что „только что убит Борис Немцов“, мыслей просто не было. Никаких. Я не мог поверить, остолбенел… Разум отказывался эту информацию принимать. Ну, а уже потом накатила волна скорби и чувство непоправимости произошедшего», — говорит Сергей Давидис.

«Я помню первую мысль, которая мелькнула в голове при известии об убийстве Бориса Ефимовича: „Таки убили…“. Как будто я этого ждал…» — вспоминает Сергей Шаров-Делоне, член «Комитета 6 Мая», соорганизатор многих уличных маршей и митингов.

Год назад до начала заявленного на 1 марта оппозиционного марша «Весна» оставались считанные часы (Немцова убили на Замоскворецком мосту 27 февраля 2015 года в 23 часа 31 минуту.). Борис Ефимович только что на радио «Эхо Москвы» призвал москвичей выходить на марш. И что теперь? Марша не будет?.. Убийство Немцова только активизировало действия оппозиции. В ночь совершения преступления в штаб-квартире соорганизатора марша — «Партии народной свободы» (ПАРНАС), сопредседателем которой был Борис Немцов, собрались его соратники, организаторы марша из разных партий и общественных движений.

Вспоминает соорганизатор марша, депутат Госдумы РФ (2001−2012 гг.), полковник запаса ФСБ Геннадий Гудков: «Всю ночь мы провели в „ПАРНАСе“ и приняли решение проводить марш памяти Бориса в центре Москвы (а не в спальном районе „Марьино“, как согласовали ранее с московскими властями. — Авт.). Тогда же состоялись ночные переговоры с руководством мэрии…». Мэрия Москвы, которая тоже не спала, тогда не посмела отказать организаторам акции, потому что знала, что огромное количество людей все равно придут на Замоскворецкий мост, к месту, где пятью выстрелами в спину был убит политик. По оценкам организаторов, 1 марта 2015 года в центре Москвы более 50 тысяч человек прошли по маршруту, которым шел Борис Немцов в последние минуты своей жизни.

Но есть и третья цель убийства. О ней также упоминают соратники Немцова. Она связана с «битвой бульдогов под ковром». Есть версия, что это борьба «силовиков» и Кадырова. Якобы люди из ближайшего окружения российского президента намекнули Кадырову, что «папе» (Путину) будет приятно убийство Немцова. И подставили чеченского «князя», потому что «папа» этого не хотел. Данной версии, в частности, придерживается известный российский политолог Андрей Пионтковский. Предположение аргументируется желанием силовиков спровоцировать Путина на принятие решения об отстранении Кадырова от власти или существенного урезания его полномочий в Чечне. Но этого не случилось. «Стабильность» Чечни для Путина оказалась важнее импровизаций Рамзана Кадырова и жесткой реакции западных лидеров на террористический акт.

Существует и более интересная версия. Ее озвучил журналист Дмитрий Запольский — человек из ближайшего круга Собчака и Путина в период их питерского «политического романа». Сейчас Запольский скрывается от «руки Москвы» в Таиланде. Он полагает, что убийством Немцова окружение российского президента подставило не Кадырова, а Путина. Сделало из «папы» окончательно «смертника», человека, который не будет искать преемников, а станет сидеть в кресле до самого конца и сторожить его (окружения) денежные и иные активы, превратившись в глазах мирового сообщества в персонифицированное Зло. «Когда услышал об убийстве Бориса под стенами Кремля, то первая мысль такая: „Точка невозврата“, когда Путин уже не сможет уйти, отползти в тень, пройдена, — говорит Дмитрий Запольский. — Я считаю, что убийство Бориса было заказом против Путина, акция устрашения именно для него, ломающая последний шанс на его добровольный уход из Кремля. У меня есть основания думать, что возможный уход Путина был бы кошмаром для заказчиков этого преступления. И цель была достигнута вполне».

Отступая от традиции: «О покойном или хорошо, или ничего», отмечу, что Борис Немцов не был «белым и пушистым». Посмотрите русскоязычную Википедию. Там столько компромата… Правда, не подтвержденного судебными приговорами. Все со слов СМИ, со слов посторонних. А что думают соратники о характере Немцова?

Немцов был человек разумного компромисса. Многие из тех, с кем я беседовал, считают, что российская оппозиция потеряла замечательного модератора, который мог соединить несоединимое, объединить необъединяемое. Это место осталось пустым. Но пока компромисс не был найден, проявлялась еще одна черта Немцова — настойчивость. Борис Немцов мог часами спорить с коллегами.

Чем занимался Немцов за несколько дней до смерти? Ругался с Сергеем Шаровым-Делоне по поводу марша 1 марта. Об этом вспоминает сам гражданский активист: «За несколько дней до убийства — спорили-ругались по поводу марша „Весна“. Я был против и союза с Навальным, и ухода в спальный район Марьино… Он был за. Споры продолжались долго, часами. Другое дело, что с Борисом можно было ругаться и оставаться друзьями».

После публикации в Сети (точнее, «слива») перехваченных телефонных переговоров Немцова с коллегами, где недвусмысленно и с матерком обсуждались деловые качества лидеров оппозиции времен «Болотной площади», Борис Немцов признал эти записи подлинными и лично принес извинения всем людям, кого он упомянул нехорошим словом в личных разговорах по телефону.

Еще один показательный пример. Отношения Бориса Немцова и Ильи Константинова, народного депутата еще Верховного Совета РСФСР. Они знали друг с друга с 1990 года, когда оба были сторонниками демократических перемен в СССР. А всего через три года оказались по разные стороны баррикад. Илья Константинов — среди защитников Верховного Совета РСФСР, забаррикадировавшегося в Белом доме, а Борис Немцов — в команде президента Ельцина, которая в нарушение Конституции подавила «красно-коричневый» прокоммунистический парламент новой России.

Это осень. Но о разгоне парламента Немцов предупредил Константинова еще летом 1993 года: «Вас просто раздавят танками». Предложил перейти на сторону Ельцина. Константинов отказался. Дальше — октябрь, мятеж, его подавление. Илья Константинов отсидел некоторое время в тюрьме, был амнистирован, продолжил политическую карьеру, но для него Немцов так и не стал врагом: «Такое не часто случается. Периодически встречались, вспоминали прошлое, обсуждали текущие политические проблемы, да и просто болтали». Более того, со временем Немцов стал антисистемным оппозиционером и включился в работу по поддержке политических заключенных. «Я видел Бориса последний раз на одном из политических процессов. Это было его важное качество. Он приходил, чтобы поддержать обвиняемых и их близких», — вспоминает Константинов.

В заключение я хотел, чтобы мои собеседники, соратники Бориса Немцова, рассказали о нем, как о человеке, о качествах его характера. Но так уж мы устроены, что начинаем говорить общие фразы, которые «не цепляют». Хотя фразы-то правильные: смелый, высокий, красивый, энергичный, общительный… Поэтому решил поиграть как в детстве в «ассоциации». Помните? Я произношу слово и прошу сказать, какой первый образ возникает перед вашими глазами? Попросил сказать, что приходит в голову сразу при слове «Немцов»? Вот, что вышло.

«Немцовская улыбка» — Илья Константинов. «Небрежно расстегнутый ворот рубашки» — Геннадий Гудков. «Седой мальчишка», «Хулиган» по Маяковскому — Дмитрий Запольский. «Жизнь. Безумно много жизни…» — Сергей Шаров-Делоне.

Фото: Илья Шуров/Wikipedia

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

В сельском магазине: — У вас есть сыр «Рокфор»? — А что это такое? — Это такой сыр с плесенью. — Сыра нет, но есть колбаса «Рокфор», беляши «Рокфор» и селедка «Рокфор».