чиновник доходы

Поживем — увидим

"Если чиновник "забудет" отчитаться о драгоценности стоимостью меньше 137 тысяч гривен, ему... ничего за это не будет"

Ирина ГОЛОТЮК, «ФАКТЫ»

30.03.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Заместитель главы парламентского комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Виктор Чумак разъяснил «ФАКТАМ» новые правила финансовой отчетности для народных депутатов и госслужащих, занимающих особо ответственные должности

С этого года в Украине должностные лица, занимающие особо ответственные посты, а также парламентарии должны заполнять электронные декларации. Гражданам обещан открытый доступ к информации о доходах и расходах государственных мужей и дам, а Национальное агентство по предотвращению коррупции (НАПК) будет отслеживать, соответствует ли их образ жизни уровню доходов. Новые правила введены недавно принятыми поправками к Закону «О предотвращении коррупции», административному и уголовному законодательствам. Электронное декларирование высокопоставленными чиновниками имущества, доходов и расходов — одно из условий Евросоюза для введения безвизового режима с Украиной.

Напомним, что нововведения предусматривают как административную (штраф до 60 тысяч гривен), так и уголовную (до двух лет лишения свободы) ответственность для тех, кто укажет в налоговой декларации заведомо недостоверные данные. И когда Национальное агентство по предотвращению коррупции утвердит форму е-декларации, чиновникам придется ее заполнить, даже если ранее они уже подали бумажный отчет о доходах и расходах.

Некоторые нюансы этой процедуры «ФАКТАМ» пояснил один из авторов украинского антикоррупционного законодательства заместитель главы Комитета Верховной Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Виктор Чумак.

— Закон «О предотвращении коррупции» утвердили еще полтора года назад, — рассказывает Виктор Чумак. — Он должен был вступить в силу с 1 января 2016 года, однако некоторые товарищи прописали в бюджете, что положения, касающиеся электронного декларирования, начнут действовать аж с 2017 года. Но е-декларации и старт работы Национального агентства по предотвращению коррупции — ключевые пункты обязательств Украины перед Еврокомиссией и Международным валютным фондом.

МВФ прямо и четко дал понять: «Ребята, мы вам выделяем громадные деньги, а они попадают в коррупционные дыры. Нам надо иметь систему, которая проконтролирует невозможность незаконного обогащения ваших чиновников». Есть два типа систем декларирования. В Европе преобладает система «Контроль за конфликтом интересов». Там людей не особо волнует, где и сколько зарабатывает политик. Он должен просто задекларировать свои экономические интересы: акции, отношение к компаниям — свое и близких родственников. И если видно, что фирмы из сферы его интересов начинают выигрывать тендеры, то возникают вопросы: откуда идет лоббирование?

Наша же цель — контроль за любым незаконным обогащением. А то в Украине куда ни глянь — прокуроры и судьи бедные, а их жены или бабушки — очень успешные бизнесмены. Система е-декларирования позволит контролирующим органам увидеть, что чиновник сделал покупку, которая не соответствует его доходам. Информация попадет в так называемую зону риска, и тогда ее можно будет отслеживать. Собственно, члены НАПК обязаны ежегодно производить полную проверку деклараций политиков и чиновников, занимающих особо важные должности. А таких у нас порядка 30 тысяч человек.

— Виктор Васильевич, а почему чиновников обязали декларировать ценное имущество, стоимость которого превышает сто минимальных зарплат (это 137 тысяч 800 гривен), а не 50, как это было прописано в законе раньше?

— 50 минимальных зарплат на сегодняшний день — это около 70 тысяч гривен, то есть немногим больше двух тысяч евро. Такая цифра, в принципе, сопоставима с европейскими правилами, там движимое имущество начинают декларировать, если оно стоит две — две с половиной тысячи евро. Не задекларировал — будешь наказан. Так, два года назад посадили польского министра транспорта, который не внес в финансовую отчетность часы стоимостью порядка пяти тысяч евро. Пять лет дали. У нас другая проблема. Если человек пришел на госслужбу или в политику из бизнеса, то ему безразлично, сколько стоит его имущество — доходы позволяли, и к нему никто придираться не станет. Иное дело — судья, прокурор или чиновник, всю жизнь проработавший на госслужбе и получавший совсем другие деньги. А тут оказывается, что ему нужно декларировать все, что есть дорогостоящего в доме. Например, картину Ван Гога или икону XVI века. Пойди, объясни, откуда они взялись у честного труженика. Никто не хочет показывать, что у него хранится в сейфе, в квартирах. Ну любит наш политикум и правительство красоваться в часах, цена на которые начинается от трех тысяч евро.

— 137 тысяч гривен — очень даже неплохая годовая зарплата…

— Вот поэтому закон в части электронного декларирования и не хотели принимать. Мы сейчас как декларируем доходы и расходы? Один раз в год. А электронная система предусматривает, что чиновник, совершивший покупку на сумму свыше 137 тысяч гривен, в течение десяти дней должен это зафиксировать в новой декларации. И ответственность наступит уже за несвоевременное или неточное заполнение декларации. Сейчас же, когда в ходу еще бумажные декларации, никакой ответственности нет.

— Есть ли какие-то минусы в новом законодательстве?

— Двойная ответственность за внесение в финансовую отчетность недостоверных данных — административная и уголовная. Это так называемая двойная юрисдикция, которая может стать источником коррупции. Когда мы меняли законодательство в 2014 году, то планировали, что все правонарушения в этой сфере будут уголовно наказуемыми. Но все вышло не так.

Административная ответственность в виде штрафа наступает, если чиновник укажет в декларации недостоверные данные и «ошибется» на сумму от 100 до 250 минимальных зарплат, то есть от 137,8 тысячи гривен до 344,5 тысячи гривен. Если же сумма превысит 250 минимумов, то он может сесть в тюрьму. Вы представляете, сколько будет соблазна для нерадивых декларантов сделать так, чтобы им посчитали, к примеру, не 250 минимальных зарплат, а 247 или 249, чтобы уйти от уголовной ответственности?

— А что будет тем, кто «ошибется» на 90 или 95 минимальных зарплат? То есть не укажет в декларации ценное имущество стоимостью до 137 тысяч гривен?

— Вообще ничего! Представляете? Я согласен, что ответственность должна была начинаться не с одной гривни, а с какого-то определенного порога. Но, по-моему, он слишком уж завышен. Считаю это недостатком законодательства. Правда, только такой вариант удалось проголосовать. Это компромисс между Администрацией президента и Европейской комиссией.

— Читала, что теперь ответственные чиновники должны декларировать даже наличные деньги…

— Да, если их сумма превышает 137 тысяч гривен. Несколько иная ситуация с драгоценностями. Если у вас, к примеру, есть украшения, каждое из которых стоит меньше 137 тысяч гривен, то их декларировать не нужно. Но если они объединены в одну коллекцию, и ее ценность превысит 100 минимальных зарплат, то ее обязательно нужно задекларировать. Кроме того, нужно вносить в отчетность перечень фирм, где чиновник является получателем конечной выгоды. Это можно расценивать как удар по офшорным компаниям, к которым имеют отношения украинские должностные лица и политики. Все эти нюансы антикоррупционное агентство должно проработать и после этого утвердить форму е-декларации.

— А вы верите, что у нас кого-то посадят из-за неточностей в финансовой отчетности?

— Верю. Я не знаю, когда, но посадят. Когда антикоррупционные структуры создавались в постсоветских странах, они тоже не сразу начинали работать в полную силу. Например, в Румынии это ведомство стало эффективным лет через 11 после создания. Все это время структуру критиковали, плевали на нее, а потом пришел нормальный начальник и все пошло по-другому. Они посадили двух бывших премьер-министров и мэра Бухареста… Сейчас в Румынии этому ведомству доверяют больше, чем всем остальным государственным институтам. Все дело в политической воле. Хотя мы очень стремились к тому, чтобы создать наши антикоррупционные органы максимально самостоятельными и неподвластными политическому влиянию.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

Мужика, стоящего в очереди, нагло толкает женщина и идет дальше. Мужик обиженно: — Ну вот, взяла и толкнула... Женщина вдруг оборачивается и строго смотрит на него. — Вот, блин, еще и напугала!