БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Как это было

Владимир Богонис: "Бывшие зэки, задержанные после штурма Мариуполя, доказывали нам, что оказались здесь случайно"

7:00 14 июня 2016   2735
бои за Мариуполь
Егор КРУШИЛИН, «ФАКТЫ» (Донецк)

Заместитель начальника штаба батальона «Днепр-1», а ныне начальник Управления патрульной полиции Днепра Департамента патрульной полиции Украины рассказал «ФАКТАМ» о том, как два года назад участвовал в освобождении Мариуполя

— Самое главное, что при штурме Мариуполя у нас не было потерь, — рассказывает Владимир Богонис. — Я в то время занимал должность заместителя начальника штаба батальона «Днепр-1» и отвечал за безопасность мирного населения во время проведения операции. Благодаря выставленному оцеплению нам полностью удалось избежать пострадавших и жертв среди мирного населения. Было трое раненых бойцов в батальоне «Азов», которые подорвались на растяжке. Один из них был тяжело ранен. («ФАКТЫ» писали о Руслане Берладине, который получил тяжелое ранение из-за того, что отдал свой бронежилет журналистке, освещавшей события. — Авт.).

— Как удалось убедить людей в нескольких кварталах не выходить на улицы?

— Подготовку к штурму мы начали в четыре утра. Оцепляя жилые кварталы вокруг укрепрайона сепаратистов, делали поквартирный обход и сообщали жильцам, что сейчас тут будет бой. Выставляли бойцов на входе в подъезды, блокпосты на выездах из города. Впрочем, те, кто очень спешил на работу, вскоре «передумали». Когда поблизости работают зенитные установки и пулемет Дегтярева-Шпагина, не очень-то хочется выходить на улицу. Тем, кто под грохот канонады ожидал окончания операции в своих квартирах, думаю, было страшно. В особенности мужчинам, которые успели в свое время послужить в армии и знают, на что способен пулемет ДШК. Он предназначен в основном для того, чтобы разбивать бетонные сооружения.

Жители кварталов, находившихся недалеко от зоны боевых действий, затем рассказывали, что пережидали перестрелку на полу под кроватями или в ванных комнатах. Лишь одна отчаянная бабушка по своей доброй воле подносила бойцам воду, за что все были ей очень признательны. Лето было жарким, а штурм шел с четырех утра до полудня. Конечно, хотелось пить…

Пулемет батальона «Азов» уничтожал укрепления сепаратистов на перекрестке улиц Греческой и Георгиевской — перед захваченным учебным корпусом Мариупольского государственного университета. Затем «азовцы» сожгли вражескую бронемашину БРДМ. Сепаратисты занимали один из корпусов университета, где у них был штаб и огневые позиции на крыше, а также помещение бывшего банка поблизости. Перед захваченными зданиями на пересечении улиц Греческой и Георгиевской выстроили фортификационные сооружения из бетонных блоков. Окружив их позиции, мы перед штурмом, конечно же, предложили им сдаться. Но они открыли стрельбу. Однако стреляли недолго — у них, как мы вскоре выяснили, было ограниченное количество боеприпасов. Штурм вражеских баррикад закончился в 9—10 часов утра, а дальше продолжалась работа по выявлению групп противника в помещениях и на улицах. Они рассредоточились по подвалам и квартирам своих единомышленников. В 11.45 над горсоветом Мариуполя уже развевался флаг Украины.

— Сепаратисты и хозяева квартир, которые их прятали, оказывали сопротивление при задержании?

— Нет. В основном на баррикадах оставались бывшие зэки, которым некуда было деваться. Когда мы их задерживали, они доказывали нам, что оказались здесь случайно, а некоторые даже… пели гимн Украины!

Один человек, пытаясь спасти террориста, попытался нас обмануть. Едва мы зашли в его квартиру, как хозяин сообщил, что его дочери плохо и они поедут в больницу. Однако мы разгадали его план: он хотел уехать, оставив ключи спрятавшемуся в квартире боевику, который бы затем незаметно покинул помещение. Боевика задержали, в квартире изъяли много амуниции. А хозяин, как вскоре выяснилось, и сам был причастен к террористической деятельности. В ходе обысков, которые продолжались не один день, было выявлено немало активных участников «русской весны» в Мариуполе, а также тайников с оружием и взрывчатыми веществами, заготовленными для терактов.


*До Майдана Владимир Богонис (справа) был успешным бизнесменом. А с началом антитеррористической операции записался добровольцем в батальон «Днепр-1» (фото из соцсетей)

— Много оружия изъяли после штурма?

 — На складах в местах дислокации сепаратистов мы изъяли относительно немного оружия — в основном стрелкового, в частности, несколько автоматов, которые были похищены при штурме воинской части 3057 («ФАКТЫ» писали о героической обороне части, которая 16 апреля 2014 года дала отпор вооруженным сепаратистам. — Авт.). Но зато было большое количество продовольствия, лекарств, а главное — наркотиков и невероятное количество шприцев! Ясно было, на каком «горючем» держались эти уголовники.

Мы задержали в день штурма более сорока так называемых «ополченцев». Всех передали сотрудникам СБУ, которые ожидали их на мариупольском аэродроме, откуда задержанных переправляли в Бердянск. Задержали и членов бандитской группировки так называемого «коменданта» Мариуполя по кличке Чечен, похищавших бизнесменов. Сам Чечен (30-летний мариуполец Андрей Борисов), как известно, ныне живет в Макеевке, женился. Сбежал на оккупированную территорию и «народный мэр» Мариуполя Дмитрий Кузьменко.

— Были среди задержанных наемники из России и Чечни, которых видели в городе еще весной 2014 года?

— И чеченские наемники, и представители «Русской православной армии», которых мы надеялись встретить, ушли накануне штурма.

— Как ушли? Ведь штурм города был внезапным?

— Могу только предположить, что на каком-то уровне произошла утечка информации: кто-то предупредил противника о наших планах. И за сутки до штурма наемники снялись с места и передислоцировались. Хотя мы старались держать операцию в тайне. Выдвигаясь из Днепропетровска, объявили бойцам «Днепра-1», что направляемся в Бердянск. И только лишь по пути сообщили водителям автобусов, на которых ехали, что им придется свернуть на Мариуполь. Высадившись в Мариупольском аэропорту в ночь на 13 июня, командный состав трех воинских соединений, которые затем и освобождали город (батальонов «Днепр-1», «Азов» и Национальной гвардии), быстро провел оперативное совещание, и мы пошли на штурм. Генеральный штаб Минобороны тоже, разумеется, был посвящен в детали операции. Также уже непосредственно перед началом штурма нам пришлось предупредить газовые службы и МЧС — на случай возникновения пожаров. Выезды из города прикрывала 72-я бригада, стоявшая на подступах к Мариуполю.

— Выходит, операция по освобождению города не была успешной?

— Cама операция была успешной. Просто мы рассчитывали уничтожить и захватить чуть большее количество противника. «Потеря Украиной Мариуполя означала невозможность производства новых танков и бронетранспортеров и окончание сборки уже начатых машин. В том числе и потому Мариуполь был таким важным для Путина и его стратегов», — написал тогда народный депутат Антон Геращенко на своей странице в «Фейсбуке».

Кроме того, Мариуполь открыл нам выход к морю и возможность пользоваться местным аэропортом для эвакуации раненых. Этот город стал форпостом для освобождения близлежащих населенных пунктов и защите окрестных территорий от российской агрессии. Ведь уже в августе прямо с территории РФ начались обстрелы и последовавший за ним захват Новоазовского района Донетчины. Поэтому сейчас важно удерживать Мариуполь и освобожденные территории.

Кстати, опыт, полученный при освобождении Мариуполя, многим затем пригодился. Например, мы увидели, что бронированный переоборудованный КамАЗ, на котором бойцы «Азова» установили пулемет, в условиях боя на городских улицах более эффективен, чем гусеничная бронетехника. И что в боевых условиях иногда спасают жизнь… инкассаторские пикапы. Как раз мариупольская операция и дала старт переоборудованию мобильной техники для работы в условиях фронта. В Украине стали создаваться такие автомобили, как «Спартан» и «Казак».

О деталях операции лучше всех мог бы рассказать ее руководитель — начальник управления по охране общественного порядка Главного управления Национальной гвардии Украины генерал-майор Николай Николаевич Климчук, который командовал объединенной группировкой в секторе «М» в период с 28 мая по 9 июля. Хочу отметить, что свой орден Богдана Хмельницкого II степени «За личное мужество и героизм, проявленные в защите государственного суверенитета и территориальной целостности Украины» в сентябре 2014 года, Климчук, с моей точки зрения, получил вполне заслуженно. Под командованием Климчука была проведена не одна успешная операция: бойцы батальона «Азов» укрепились в Широкино, защитив Мариуполь от повторного захвата. А в августе 2014-го под его командованием наши войска уничтожили под Еленовкой батальон сепаратистов «Кальмиус», захватив технику, оружие и оргтехнику с важными записями о пленных украинских бойцах. Эти записи помогли пролить свет на судьбу воинов, пропавших без вести, и пополнить базу доказательств военных преступлений оккупантов.

Кстати, я хотел бы, чтобы моих бойцов наградили за ту операцию под Еленовкой. Они под перекрестным огнем добыли те самые планшеты и увели машины противника с боеприпасами, которыми мы и закончили тогда бой.

— А где сейчас генерал-майор Климчук?

— Находится в коме после травмы, полученной в декабре 2014 года. По официальной версии, упал с трапа на аэродроме под Мариуполем. Не знаю, так ли это на самом деле. Но могу сказать, что таких талантливых командиров я видел не так уж много на этой войне…

Фото в заголовке EPA/UPG

Читайте также
Новости партнеров

— Люся, а зачем столько кактусов у тебя на окне? Небось, чтобы мужики не залезали? — Нет, Катя, чтобы не выпрыгивали...