Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
 Валерий Липинский

Свое дело

Ветеран АТО Валерий Липинский: "Никто ничего нам, фронтовикам, не должен — нужно самим устраиваться в жизни"

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

10.08.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Под брендом Veterano Coffee в Киеве начали работу два заведения на колесах по продаже напитков

— Я с детства мечтал о собственном ресторане, — говорит ветеран АТО, воевавший в составе добровольческого батальона «Айдар», 24-летний Валерий Липинский с позывным «Хартман» (на фото в заголовке). — После возвращения с фронта получил от государства значительную сумму компенсации — за инвалидность. Но на ресторан этих денег было маловато, зато на оборудованную всем необходимым кофейню на колесах вполне достаточно. За эти деньги еще и подержанный мотоцикл Yamaha купил. Я ведь мотоциклист со стажем — лет 12 на отцовской «Яве» ездил.

Кофейню я открыл вместе с Виталием Мартыненко, с которым дружу с довоенных времен. Друг тоже был в АТО, его позывной «Ветер» (на фото). Перед тем как пойти на фронт, я работал в Киеве барменом, а Виталий — на кофе-машине. Так что мы взялись за создание своей кофейни со знанием дела. Когда встал вопрос, как ее назвать, решили посоветоваться с Леонидом Остальцевым, ветераном АТО, который в начале нынешнего года открыл в Киеве пиццерию Pizza Veterano и набирает к себе на работу в основном ребят, прошедших войну.

Он и придумал создать бренд Veterano Coffee, причем сделать его коллективным — для всех побратимов-фронтовиков, которые захотят открыть заведения, подобные нашему.


*Кофейня Валерия Липинского (справа) и Виталия Мартыненко находится на улице Павла Тычины (Березняки) у озера Тельбин

Наша с Виталием кофейня на колесах стала первой, на которой красуется этот логотип. Она начала работать в последних числах июля на столичном жилмассиве Березняки — по адресу улица Тычины, 18а. Нам повезло, что удалось получить место для ее размещения — право работать на этом участке нам продал знакомый. Перед этим мы с Виталием участвовали в электронных торгах мэрии Киева на получение «пятачка» земли под кофейню. Однако купить его не удалось: когда мы стали торговаться, компьютерная программа наши ставки на повышение не принимала. Власти объяснили, что произошел сбой. Однако как можно в это поверить, если 40 (!) мест в результате «торгов» оказались в руках одного и того же человека. Мы подняли скандал, в результате ни этому бизнесмену, ни нам ничего не досталось.

Участок знакомого оказался уж слишком маленьким — на нем не помещался наш шестиметровый прицеп, оборудованный под кофейню, который мы тщательно и с любовью оформили. Пришлось его продать и купить меньший по размеру. После этого у нас еще оставались деньги, и мы приобрели на них холодильник для Veterano Coffee.

Работаем с восьми утра до полдесятого вечера, бывает и дольше. Виталий то и дело остается ночевать в кофейне, я еле уговорил его отдохнуть хотя бы один день после 12 суток работы без выходных. У нас внушительный ассортимент: кроме традиционных эспрессо, американо, латте, капучино, макиато, включили в ассортимент кофе романо (это эспрессо с лимоном), классический американский американо (он крепче того, который принято готовить в Украине, — делается на основе двойного эспрессо). У нас большая «линейка» холодных напитков: мохито классический, красный, синий и даже огуречный. Рецепты нескольких из них я создал сам — в результате длительных экспериментов с сиропами и другими ингредиентами. У нас уже довольно много клиентов, а вскоре, надеюсь, продажи еще больше возрастут. Ведь, согласно статистике, осенью и весной люди активнее заказывают кофе.

— Валерий, как вы попали на фронт?

— В мае 2014 года мы с друзьями по Евромайдану решили ехать на войну. Первым делом направили двух человек в разведку в добровольческий батальон «Айдар» — узнать, какие там порядки. В «Айдаре» их заверили, что шагистики, покраски бордюров и других армейских штучек в батальоне нет. К тому же пообещали, что все ребята из нашей группы будут воевать вместе. Нас это устроило. Первый бой мы приняли возле поселка Металлист (перед этим там в плен попала Надежда Савченко). Мы захватили блокпост сепаратистов, с обеих сторон были убитые и раненые.

В начале лета 2014 года меня дважды контузило, а затем я получил черепно-мозговую травму и осколочное ранение в шею — поблизости разорвалась мина. На вертолете меня отправили в госпиталь в Харьков. Там я не нашел общего языка с администрацией — медики требовали сдать бронежилет, разгрузку, личные вещи, а я не соглашался, ведь все это было куплено за свои деньги. Затем меня отправили в Киев, в больницу № 12. Когда я уже лежал в военном госпитале в Ирпене (город, который находится в 20 минутах езды от столицы), меня проведал друг Виталий Мартыненко. Я рассказал ему о войне, и он стал рваться на фронт. «Нет, — сказал я ему, — лучше я познакомлю тебя с волонтерами — будешь им помогать». Виталий послушался, но через некоторое время все же пошел в армию. Домой вернулся минувшей весной.

А я после выписки из госпиталя формально оставался в «Айдаре». Горжусь тем, что смог собрать деньги на покупку для друга классной снайперской винтовки. Официально уволился в запас в июне 2015 года. Устроился тогда на работу в мобильной кофейне. Но вскоре со мной стали происходить весьма неприятные вещи — вначале появилась хроническая мигрень, затем ни с того ни с сего стал терять сознание (так «аукнулись» контузии и ранение). Врачи выписали длиннющий список препаратов, сокрушались: «Как ты так жил?» «Не знал и не тужил», — отшучивался я. Но самое ужасное, что медики оформили мне инвалидность. А я ведь так хотел подать документы в новую патрульную полицию! Однако с этой мечтой пришлось проститься. Кстати, головные боли бывают у меня и сейчас. Впрочем, за инвалидность государство выплатило мне компенсацию, и за эти деньги сейчас открыл кофейню.

Своего жилья в столице у меня нет — я с Луганщины. Через несколько месяцев после начала войны перевез оттуда в Киев родителей и других родственников. С жильем помогли волонтеры, причем квартиру предоставили в самом центре — возле Бессарабского рынка. Признаться, поначалу меня порядком раздражали самодовольные и сытые люди, которых в том богатом районе особенно много. На передовой ведь мы думали, что вся страна с нами. А тут молодые, здоровые мужики праздно проводят время в кафе и ресторанах — будто и нет войны.

— Леонид Остальцев, открывший пиццерию Pizza Veterano, рассказал «ФАКТАМ»: в период адаптации к мирной жизни у него случались столь сильные приступы раздражительности, что он бросался с кулаками на незнакомых людей просто за косой взгляд. У вас было подобное?

— По физиономии давал, но лишь тем, кто на это напрашивался — пристававшим на улице пьянчугам. Если честно, нисколько об этом не сожалею. Вообще, терпеть не могу расхлябанности, неорганизованности. Недаром, когда в 2011—2012 годах проходил срочную службу и стал сержантом, наш старшина прозвал меня Хартманом — в честь строгого сержанта армии США из американского фильма «Цельнометаллическая оболочка». Позывной «Хартман» я взял себе на фронте.

Через некоторое время понял: нам, фронтовикам, никто ничего не должен. Нужно самим устраиваться в жизни, и мы с Виталием решили открыть кафе. На своем примере хотим показать другим ветеранам АТО: каждый сам кузнец своего счастья. Многие ветераны получают компенсации от государства. Эти деньги лучше всего пустить на открытие своего дела.


*Владимир Шевченко будет совмещать работу в своей кофейне и в пиццерии Pizza Veterano, которую после возвращения с войны открыл Леонид Остальцев (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

— Валерий, сколько вы вложили денег в кофейню на колесах?

— Примерно сто тысяч гривен.

— А мой пример наглядно показывает, что вовсе не обязательно располагать большими деньгами, чтобы открыть такую точку, — достаточно 25—30 тысяч гривен, — вступает в разговор ветеран АТО, воевавший в составе 95-й отдельной аэромобильной бригады, 34-летний Владимир Шевченко. — У Валерия и Виталия первая кофейня на колесах с брендом Veterano Coffee, а моя стала второй. Я открываю ее на этой неделе возле станции метро «Теремки». Обошелся в несколько раз меньшим, чем у них, стартовым капиталом благодаря тому, что прицеп, кофеварку и другое оборудование взял в аренду. Правда, при таком варианте ежемесячные расходы будут примерно процентов на 50 больше, чем у Валерия и Виталия.


*Владимир служил в 95-й десантной бригаде

Еще в юности я занялся бизнесом — у меня был свой магазин по продаже строительной техники и оборудования. Кризис 2008 года заставил свернуть это дело, но я не ушел из торговли — стал открывать ларьки. В армию меня призвали в 2015 году, после учебки попал в АТО. В этом году уволился в запас, и все пришлось начинать заново — прежнего бизнеса у меня уже не было.

Задался целью открыть свой ресторан. Для этого, кроме денег, нужно знать, как работают такого рода заведения, поэтому решил устроиться в одно из них. Когда искал подходящее место, случайно узнал о тренингах по мотивации, которые организовал ветеран АТО Леонид Остальцев. Он взял меня на работу в свою Pizza Veterano. До этого я не умел готовить пиццу и другие блюда итальянской кухни, но сейчас уже стал неплохим пиццайолло. Изучаю секреты приготовления других итальянских блюд: равиоли, фетуччини, болоньезе, супов и десертов. В штате Pizza Veterano десять поваров, почти все ветераны АТО.

Пока на ресторан у меня недостаточно средств, поэтому решил открыть кофейню. Теперь буду совмещать работу в ней и в Pizza Veterano. Во время моих смен в пиццерии место у кофеварки в Veterano Coffee в течение нескольких недель будет занимать знакомая, профессионал в приготовлении кофе и других напитков. А затем моим сменщиком в кофейне станет 20-летний парень, отец которого сейчас воюет в зоне АТО. Этот парень работает в нашей пиццерии барменом. В свободное от работы в Pizza Veterano время он будет подменять меня в Veterano Coffee.


Знаете, первое время после возвращения из АТО очень хотелось на передовую, хотя у меня есть семья, которую я очень люблю: у нас с женой двое детей — двенадцати и шести лет. Но я своими глазами видел, что происходит на Донбассе, поэтому в моем сознании доминировала мысль: нельзя допустить, чтобы в другие регионы Украины пришла война. Сейчас на фронт уже не рвусь, но если ситуация там резко обострится, готов идти воевать.

Фото в заголовке из альбома Валерия Липинского

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Глупенькая! Ну что ты переживаешь, что у тебя грудь первого размера? Зато ноги, вон, сорок четвертого!!!

Версии