Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
Антон Савлепов

ТВ-персона

Антон Савлепов: "На моем теле многие тату остались незавершенными, некоторые я пробовал вывести"

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

18.11.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Музыкант и хореограф впервые сел в судейское кресло в проекте канала СТБ «Х-фактор»

Украинский танцовщик, хореограф и музыкант Антон Савлепов еще весной принял предложение канала СТБ стать одним из судей седьмого сезона проекта «Х-фактор». Поклонником популярного вокального шоу он был давно и мечтал однажды сесть за стол вместе со строгим судьей Серегой. Правда, белорусского рэпера в «Х-факторе» уже нет. В нынешнем сезоне полностью поменялся состав жюри. Вместе с Антоном участников опекают Константин Меладзе, Андрей Данилко и Юлия Санина.

Второй прямой эфир «Х-фактора» закончился поражением для Кости Битеева из команды Константина Меладзе. Судьи проекта признаются, что расставаться с каждым из исполнителей им становится все труднее. До финала шоу осталось чуть больше месяца. Победитель седьмого сезона станет известен в канун Нового года. Возможно, им станет кто-то из команды лидера группы «Агонь» Антона Савлепова.

— Что вы чувствовали во время первого прямого эфира «Х-фактора»?

— Понимал, какая это большая ответственность. Режиссер не вырежет лишнее слово из твоей реплики. Всегда нужно быть «включенным», ведь тебя постоянно снимают. Причем 12 камер! Сначала я был немного скован, но потом сказал себе: «Антон, пора расслабиться и хорошо провести время. Ты готов к эфиру, твоя команда тоже. Чувствуешь поддержку близких, и пусть удача будет с тобой». В итоге у меня все получилось легко и классно. Теперь могу смело сказать, что первый прямой эфир был одним из лучших дней в моей жизни.

— Как вы готовитесь к прямым эфирам?

— Конечно, я переживаю за своих ребят: Севака Ханагяна, Лешу Кудрявцева и группу «Без обмежень». Хочется, чтобы они чувствовали мою поддержку. Для первого прямого эфира я сделал даже футболки с именами каждого из участников моей команды. На самом деле, именно они подтолкнули меня к такому поступку. Во время наших первых репетиций я чувствовал, что пацаны относятся ко мне с настороженностью. А я хотел добиться их расположения, завоевать доверие и показать, что я на их стороне. Мы ведь вместе идем к победе. И я решил сделать футболки. Причем творил дома. С дизайном помогла моя девушка. Я распечатал картинки на специальной бумаге, затем с помощью утюга перенес изображения на белые футболки. Так увлекся их изготовлением, что чуть не опоздал на съемку первого прямого эфира!

— Вы раньше были поклонником «Х-фактора»?

— Программу всегда смотрели мои родители, они настоящие фанаты украинских талант-шоу. У меня это получалось гораздо реже. Но я хорошо помню время, когда за судейским столом сидел Серега. За ним было очень интересно наблюдать. Он мне казался всегда таким крутым и серьезным. Знаете, этакий «плохой полицейский».

— Представляю, как сейчас переживают ваши родители!

— Они теперь болеют в два раза больше — за меня и моих пацанов. Вообще, родители стали «звездами» в родном поселке и теперь агитируют местных фанатов «Х-фактора» голосовать за команду Савлепова. Недавно моя падчерица Мира представила свою версию «Х-фактора». Каждого из членов жюри она нарисовала в образе животного. Константин Меладзе ей напоминает доброго тигра в очках, Андрей Данилко — летающего орла в кепочке. Юлия Санина ей показалась очень строгой, поэтому Мира нарисовала ее в виде кобры с большим капюшоном. А я — волк, который воет на луну: «У-у-у! Да-а-а!»


*Свое танцевальное мастерство Антон Савлепов продемонстрировал и на сцене «Х-фактора»

— Вы ведь первый раз вошли в жюри телевизионного проекта?

— Да, и понимаю, что мне это очень интересно. Я не против поучаствовать в такой роли еще. Мне нравится работа в шоу, и телевизионная тема стала близка. Давно думаю о каком-то личном телепроекте и надеюсь, что однажды это таки произойдет. Чувствую себя совершенно комфортно в обществе судей-коллег. Обожаю нашу команду. На съемках кастингов, бывало, мы проводили на съемках по десять часов в день! И это практически без перерыва. Держались лишь благодаря хорошему чувству юмора моих коллег. Мне так хотелось поближе узнать этих людей, что в коротких перерывах между выступлениями конкурсантов я буквально брал интервью у каждого из них. Зато теперь знаю, что Константин Меладзе в детстве учился играть на скрипке, посмотрев фильм про мальчика-еврея, который виртуозно справлялся с этим инструментом. Юлия Санина, например, участвовала в кастинге первого сезона «Х-фактора», но не прошла ни один тур. Не хотел рассказывать о себе лишь Андрей Данилко. В основном он молча пил кофе.

— Какой этап на проекте стал для вас самым сложным?

— Знаете, после первого прямого эфира я понял, что самое тяжелое впереди. Остались сильнейшие участники, и мне невыносимо больно терять кого-то из них. Даже не представляю, как буду себя чувствовать, если вдруг кто-то из моих ребят окажется в зоне риска или покинет шоу. Я к этому не готов. И все еще надеюсь, что моя команда будет в числе трех финалистов, которые украсят пьедестал «Х-фактора» в нынешнем году.

— По крайней мере, одному из них — Севаку Ханагяну — многие предсказывают победу.

— Севак — самый мужественный участник нашего шоу и действительно главный претендент на победу. Этот парень поет настолько проникновенно, что во время его выступлений со мной происходят мистические вещи. Я просто теряю ориентацию во времени и пространстве, забываюсь и еле сдерживаю слезы. Слезы радости… Впрочем, в моей команде все любимчики. Леша Кудрявцев уже как настоящая поп-звезда. Он классно танцует, поет и притягивает своей харизмой девчонок. Очень трудолюбивый парень. На «Х-факторе» я хотел поработать с рок-группой, и в моей команде ребята из группы «Без обмежень». Парни готовы к переменам, прислушиваются к пожеланиям, и я вижу, что они развиваются быстрее, чем другие участники. Для себя я отметил также сильный голос Витольда и любовь зрителей к группам Detach и Mountain Breeze.

— Вы начинали свою карьеру как танцовщик, но в конце концов выбрали пение.

— Танцами начал заниматься в достаточно юном возрасте. Тогда в моей жизни все происходило, скорее, по воле случая. Я мало что делал осознанно. Но вот пение — это уже то, чем я хотел заниматься.

— Помните свое первое выступление?

— Это произошло несколько лет назад, когда еще существовал танцевальный коллектив Quest. Как-то нас пригласили выступить на фестивале в Бельгии. Это было масштабное мероприятие, которое проходило в поле у реки. Мы выступали в шатре, в настоящем Луна-парке с каруселями, фокусниками, акробатами и слонами. Посмотреть на наше танцевальное шоу пришло много местных жителей. Они тепло приветствовали нас громкими аплодисментами, было видно, что им понравилось.

В то время мы уже начали петь, правда, в нашем репертуаре было всего две песни: «Я устал» и «Для тебя». Но мы все равно решили не упускать возможности спеть для европейского зрителя. После танцевальных номеров поменяли костюмы и вновь вышли на сцену уже как поп-группа. Зрители были удивлены таким поворотом событий — мы пели на русском и никто не понимал ни слова. Собравшиеся быстро потеряли к нам интерес, и к концу второй песни огромный шатер, где мы выступали, полностью опустел. Так что мое первое публичное выступление обошлось без аплодисментов. Конечно, мы тогда очень переживали, но, честно говоря, никто из участников группы даже не подумал, что с пением стоит завязать. Спокойно восприняли критику.

— До сих пор на нее так реагируете?

— За десять лет публичной деятельности ко всему можно привыкнуть. В глазах зрителей я был уже кем угодно: и самым жалким чудовищем, и героем из розовых снов. Но несмотря ни на что у нас всегда была большая армия поклонников. Мы понимали, что ради них стоит продолжать идти вперед.

— Вы подсчитывали, сколько татуировок на вашем теле?

— О! Это старая история. Если честно, я был бы рад, если бы их вообще не было. Первая татуировка появилась, когда мне исполнилось 18 лет. Страшно хотелось ее сделать, и я подумал, что, став совершеннолетним, уж точно смогу получить разрешение у родителей. Но оказалось, что мое совершеннолетие никак не подействовало на их негативное отношение к тату. И тогда, чтобы добиться своего, я пошел на хитрость. Предоставил родителям эскиз, на котором было изображено сердце и ленточка с надписью mom и dad. Свою первую татуировку я хотел посвятить родителям и вместе с этим польстить им. Моя уловка прошла успешно, и я сделал это тату. К сожалению, сейчас оно скрыто под большим черным пятном. У меня много черных пятен на теле. Падчерица в шутку даже называет меня индейцем. Просто многие рисунки так и остались незавершенными, некоторые я пробовал вывести. На самом деле, я люблю только две небольшие татуировки на своем теле. Их ношу с гордостью, потому что они имеют для меня смысл. Остальные считаю большой ошибкой. Впрочем, сейчас так много людей делают тату, что это перестало считаться отличительной чертой. Мое отношение к татуировкам сильно поменялось. Наверное, я повзрослел.

Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Девушка, а можно с вами познакомиться? — У вас что, мало разочарований в жизни было?

Версии