Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
выпечки

Свое дело

Переселенки из Симферополя открыли во Львове кафе-пекарню "Кримська перепічка"

Сергей КАРНАУХОВ, «ФАКТЫ» (Львов)

02.12.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Испокон веков львовские кулинары считались одними из лучших в Европе. Французский и польский короли заказывали у них изысканные блюда, а гостивший как-то во Львове иранский шах со свитой даже отложил свой отъезд — чтобы насладиться местной кухней. И вот год назад в это «царство» изысканного вкуса стремительно и успешно ворвались переселенки из Крыма сестры Оксана Новикова и Светлана Лопатина. Вместе со своими земляками и львовянами они открыли в Сыховском районе Львова кафе-пекарню «Кримська перепічка», где используют только привезенные с полуострова рецепты, нередко эксклюзивные…

О популярности кафе судят по количеству посетителей. С хозяйкой заведения мы беседуем в первой половине рабочего дня и видим: практически все столики заняты, а возле стойки заказов уже толпятся новые клиенты. В детском уголке малыши возятся с игрушечным паровозиком. В центре зала — шкаф с книгами о Крыме, его жителях и переселенцах.

— Вы бы видели, какие тут очереди в праздничные дни, мы еле справляемся с наплывом клиентов! — не скрывает гордости Оксана Новикова.В Симферополе у Оксаны с мужем раньше был свой успешный бизнес — оптовая поставка сырья и ингредиентов для кондитерской и хлебопекарной отраслей. 15 лет упорного труда дали результат — фирма «раскрутилась», деловые партнеры появились не только по всей Украине, но и за границей. Все рухнуло за несколько дней в 2014 году…

— Многие крымчане тогда пытались предотвратить появление «зеленых человечков», — вспоминает Оксана. — Мы с друзьями были в Киеве на Майдане, участвовали в акциях протеста. 23 февраля стояли вместе с крымскими татарами на площади в Симферополе. Люди понимали, к чему все идет, и перед «референдумом» с каждым днем на акции протеста и митинги выходило все больше народа. Мы помогали сохранившим верность Украине военным — снабжали их продуктами питания, возле штаба береговой обороны постоянно дежурили наши мужчины. Это в то время, как военные-перебежчики бросились продавать оружие! Притом у нас не было никакой организации — действовали по зову сердца. Когда стали пропадать активисты, поняли, что все предрешено.

Аннексия Крыма готовилась заранее, это однозначно. Мы жили рядом с военным аэродромом и еще в декабре 2013 года видели, как самолеты перебрасывали к нам бойцов. Думали, что это украинские войска, оказалось — российские.

Увы, многие крымчане так и не поняли толком, что произошло. Чтобы их одурманить, Россия не жалела денег. Для пенсионеров и домохозяек создавались кружки типа «Русского единства», для молодежи действовали многочисленные «патриотические» лагеря, по российским каналам непрерывно шла открытая пропаганда. Некоторых людей просто подкормили, подпоили, дали денег, сказали: «Россия, вперед!», в общем, все как в известной сказке: выпил водички из лужицы и козленочком стал…

Тем не менее, считает Оксана, это вранье, что на «референдуме» за Россию проголосовало 96 процентов. Уверена: было 30 процентов с одной стороны, 30 с другой, остальное — аморфная масса. Но еще в начале марта понимающие ситуацию крымчане стали перевозить на украинский материк имущество. Уезжали, пока не поздно.

— Мы тоже решили покинуть полуостров 14 марта, — тяжело вздыхает Оксана. — Почему? Я по образованию юрист, знаю, что такое международное право и уважаю его. Хочу оставаться порядочной перед самой собой. Сына (в тот момент ему было 16 лет) воспитывала в таком же ключе. Отдавала себе отчет в абсолютной незаконности аннексии, неприятии ее всем миром. У этой территории не было будущего! И я решилась выехать. Хотя родилась на полуострове и прожила там 38 лет, там могилы моих предков, в Крыму остались мама и папа.

Из Крыма мы выехали во Львов потому, что он ближе к западной границе, думали: его-то уж точно не отдадут России. Но много патриотов (врачей, журналистов, педагогов) по тем или иным причинам осталось на полуострове.


*"Выпечку мы подаем гостям только свежую, — говорит Оксана Новикова. — Это наша фишка"

Львовские друзья приняли переселенцев, поселили на базе возле польской границы. Оксана признается: переживала стресс, заниматься абсолютно другим делом была не готова.

Тем не менее именно по ее инициативе во Львове создали общественную организацию «Крымская волна», начали работать с переселенцами и беженцами с востока. Выдавали вещи первой необходимости, продукты, помогали с трудоустройством и оформлением документов. Привлекли к гуманитарной помощи зарубежных партнеров. А когда через полгода работа была отлажена до автоматизма, Оксана… ушла.

— Стресс продолжался, сил не было никаких, я лежала на диване, пока муж не возмутился: «Начинай что-то делать!», — признается собеседница. — А сестра перед этим принимала участие в программе проекта «Бизнес-инкубатор для переселенцев» международного фонда «Возрождение». Ее обучали, как создать небольшую пекарню. Но денежный грант она так и не получила — комиссия решила, что ее бизнес-проект нереален. Тогда договорились, что я возьму на себя материальную часть, и пекарню запустим вместе. Нашли пустовавшее помещение в Сыховском районе, сделали там ремонт, автономную систему вентиляции, провели электричество, 15 декабря завезли первое оборудование. Рецептура — своя, для этого ко мне приезжал мой бывший технолог, который тоже покинул полуостров и сейчас живет в Одессе. Месяц мы работали с утра до ночи, набирали и обучали сотрудников. А затем устраивали бесплатные дегустации, бегали и кормили всех соседей.


*Чтобы проверить, понравятся ли львовянам крымские кондитерские изделия, работники кафе устраивали бесплатные дегустации

— Не боялись конкуренции с галицкой кулинарией?

— Нет. Местные хозяйки хорошо готовят дома. Но то, что представлено в продаже, — очень слабенькое. А я ориентируюсь на рынке Украины. Знаю, чем сильны кондитеры других городов и Крыма. Мы готовим хлеб, булочки и пирожки по крымской рецептуре. Печем чебуреки, кубите, традиционные торты «Крымский Эдельвейс», «Ай-Петри» и «Бахчисарай». А еще — медовая пахлава, натуральные ароматные чаи и кофе, бульоны… Мы любим экспериментировать. Фишка же в том, что все свежее. Физический труд очень тяжелый, необходим постоянный контроль. Приходишь — еще темно, уходишь — уже темно…

— Расширяться не думаете?

— Нас просят, чтобы мы открыли такие же кафе в других районах Львова, и это реально. Скорее всего, будем развиваться дальше. Но даже одно это домашнее кафе-пекарню не смогла бы открыть, если бы не старая денежная заначка. На данный момент у меня заблокированы средства в «ПриватБанке», хотя их крымский филиал не являлся отдельным юридическим лицом. И не только у меня одной. Проблему с депозитами почему-то все замалчивают. Мы судимся с банком вот уже два года, несколько дел находятся в исполнительной службе и… никакого толку.

В Крыму осталось много принадлежащей нашей фирме недвижимости, которая пока не отобрана «новыми властями», так как находится в отдаленных степных районах, а значит, не представляет интереса. Мне продать ее нереально. А взять кредит крымчанке-переселенке тоже невозможно, хотя я уже прописана во Львовской области. Международная грантовая поддержка переселенцев в Украине, к сожалению, мизерная — это небольшие проекты. Что-то серьезное не откроешь. Хотя в Украине есть министерства и департаменты, которые должны помогать беженцам. Но чиновники, по-моему, заинтересованы, чтобы граждане просили подачки, а не открывали свое дело. Большинство же людей хотят работать и зарабатывать. И ни у кого ничего не просить! Мой совет — рассчитывайте в основном на себя…

Фото автора

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

Жена говорит мужу: — В Африке есть племена, где мужья продают своих жен. Если бы мы там жили, ты бы меня продал? — Ни за что! Я бы тебя... подарил.

Версии