Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
боевик ДНР

Письмо в редакцию

"В Донецке я узнала, что человека с оружием надо слушать беспрекословно, ведь никто не знает, что у него в голове"

13.12.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

«В рідний дім, в Україну квітучу,
Найрідніше якої нема,
Із сходу ворог прийшов, як звір лютий,
Щоб зламати мирне життя.

В новогодние праздники у меня всегда особое настроение. Так у всех, наверное: немного счастья, чуть веселья, крупица надежды… Когда семья собирается вместе, обсуждает прошлое и планирует будущее, кажется, так будет всегда. Но жизнь — как река, неизвестно, что ждет нас впереди. И тот период жизни, который я сейчас переживаю, можно сравнить с водопадом.

Я вспоминаю Новый, 2014 год. Стандартная картина: веселье, надежды, юношеский максимализм… В новогоднюю ночь я загадала, чтобы моя жизнь изменилась, чтобы я побыстрее стала взрослой. Хотела улететь из родительского гнезда. Как говорится, поосторожнее с желаниями, они имеют свойство сбываться…

Знаете, ведь никто не ожидал чего-то подобного. Я училась в донецком вузе и видела митинги в городе, прибывали военные, царила неразбериха. Даже после взрывов и захвата обладминистрации люди были обеспокоены, но верили в лучшее. А что говорить обо мне? Я жила студенческими проблемами, новыми знакомствами… Вы думаете, что молодежь волнуют вопросы, которые не касаются ее лично? НЕТ!!!

Зимний семестр пролетел быстро. Первое событие, которое заставило меня задуматься: а что же происходит? — это стрельба на Грушевского в Киеве. Газеты, интервью, теленовости — нет, я узнала об этом не оттуда. Помню, как, придя домой и заглянув в мамины изумленные глаза, я испугалась. Теперь понимаю: это была точка отсчета будущей катастрофы.

Атмосфера в моей семье изменилась. Но задумчивая бабушка, вечно серьезный отчим, мать, которая стала меньше улыбаться, наводили меня скорее на мысли о финансовом кризисе, чем на размышления о войне. Я думала, что это, как и кризис, обязательно пройдет мимо — мы же не в сериале живем! Мы обычная семья, таких много…

Все изменилось после поэтапного захвата городов: Славянск, Енакиево, Макеевка, Мариуполь, Горловка… Это было похоже на цунами, волна смывала все на своем пути, и никто не мог ничего сделать. Мы смотрели на ужас, который показывали нам в теленовостях, и не могли поверить в происходящее. Как так? В нашей мирной стране?!

Но и это не помогло мне трезво взглянуть на вещи… Знаете, я фанат телевидения и, как все современные дети, знаю: «Ну кто же верит новостям? В них все утрируют или упрощают».

Но это лето отличалось от других. Бросалось в глаза напряжение у населения, у всех на устах слова «война», «конфликт», «сепаратизм», «шпионаж». Любила сравнивать людей со струнами разного диаметра: кто не выдержит напряжения будней и сорвется первым?

Я достаточно уравновешенный человек. О первых бомбежках, как и все в нашем городе, услышала по телевизору. И даже когда доносились отзвуки взрывов, была спокойна. Зона боевых действий, волонтерство, пострадавшие — это все далеко, это в телевизоре, такого со мной точно не произойдет! Думаю, подобными надеждами тешила себя не только я, но кто сейчас признается?

Вовсю уже шли бои за Донецк и Луганск, а я жила своей размеренной жизнью, с поправкой на военное положение, на беспокойство матери, на отзвуки войны под боком. А что поделать — обычный человек…

Первая птичка паники залетела в мой дом, когда я узнала, что в связи с военными действиями 1 сентября не поеду на учебу в Донецк. Вы скажете: дура, как можно не заметить войну и расстроиться из-за пар? «Легко», — отвечу я! Ведь любимая профессия и семья — это единственное, чем я владею в этой жизни.

Переломный момент в моей жизни — последняя поездка в Донецк. Это было скорее жутко и нереально, чем страшно. Тогда я узнала, что такое блокпост, ямы от мин на дороге, обстрелы по часам. Оказалось, оружие, которое я видела только в кино, сейчас может достать любой. И человек с оружием подобен Богу, его надо слушать беспрекословно, ведь никто не знает, что у него в голове.

Тогда я впервые в жизни узнала, как это — молиться не только за себя… Как это — бояться потерять жизнь…

Потом был мой переезд в соседнюю область на обучение, акклиматизация. Привыкала очень долго… И открыла для себя много нового. Например, унизительный статус переселенца — нас, как выяснилось, не так уж сильно ждут на новом месте жительства…

Я не любила рассказывать, откуда приехала, но когда приходилось, реакция была разная — от откровенной жалости (которой не просила) до отвращения из-за стереотипов и непонимания (которого, думаю, не заслуживала). Но я очень рада за украинцев — мы добрый и дружелюбный народ, у меня появились друзья и знакомые, видевшие во мне не только беженца или донецкого бандита, а в первую очередь — человека и личность.

К сожалению, обстрелы не обошли стороной мой город. Мои родные регулярно уезжали оттуда на день-два. Но всегда возвращались, ведь куда нам идти? Кто позаботится о нас, кроме нас самих?

Я испытала огромное потрясение, когда любимая мама чуть не погибла во время обстрела. Другим горожанам повезло меньше… Это вызвало панику и ужас в моей душе, ведь я никак не могу повлиять на эти события. Почувствовала себя муравьем, на которого сейчас наступят.

Последнее время на праздники я не гуляю с друзьями, не строю радужных замков в своих мечтах. Я прошу Бога лишь об одном: пусть мои близкие будут здоровы, пусть у них будет крыша над головой. Я устала волноваться, смотря новости, и вздрагивать при каждом упоминании про стрельбу на Донбассе. Я умоляю судьбу: «Пусть закончится война… Пусть отцы вернутся к семьям, пусть страна, которая натерпелась бед, будет жить и процветать».

Наверное, быть ребенком проще, я с тоской вспоминаю то время, когда смотрела на мир через розовые очки. Оказывается, сняв их, становится не только тяжело, но и гадко от того, что сейчас происходит в мире.

Однако я уверена: впереди только хорошее. Как говорил Лев Толстой: «Чтобы быть счастливым, нужно верить в возможность счастья». Могу с уверенностью сказать: «Я ВЕРЮ!»

Сорокина Ольга, 20 лет,
г. Горняк, Донецкая область

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

Жена говорит мужу: — В Африке есть племена, где мужья продают своих жен. Если бы мы там жили, ты бы меня продал? — Ни за что! Я бы тебя... подарил.

Версии