Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
любовь с заключенными

В поисках счастья

Ольга Фурман: "Узнав, что Андрей отбывает пожизненный срок, я все равно поехала на свидание"

Мария ВАСИЛЬ, «ФАКТЫ»

23.12.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

26-летняя жительница Винницкой области вышла замуж за заключенного и готовится стать матерью

В 1997 году в Украине был объявлен мораторий на смертную казнь (позже она была заменена пожизненным заключением). Сегодня в тюрьмах находятся более полутора тысяч таких заключенных. Точнее — 1504 мужчины и 22 женщины. Случаи, когда приговоренные к высшей мере наказания заключали законные браки, не единичны.

Например, «ФАКТЫ» писали о том, как в апреле нынешнего года в Качановской женской исправительной колонии (Харьков) сыграли свадьбу: 33-летняя заключенная, отбывающая срок за двойное убийство, вышла замуж за 27-летнего жителя Славянска. Мужчины-заключенные тоже женились — на давних подругах, на сестрах по вере и даже… на собственных адвокатах.

Но история 26-летней Ольги Фурман и 41-летнего Андрея Тюрюкова особенная. Через несколько недель на свет появится их сын. О том, что Оля ждет мальчика, стало известно в ходе ультразвукового исследования. От села, где живет молодая женщина, до Винницкой тюрьмы, где отбывает наказание Андрей, всего 150 километров. Но разделяют их препятствия куда более серьезные. Будущая мать отдает себе отчет в том, что ребенок, родившийся от заключенного, будет видеть папу лишь по нескольку раз в год на редких свиданиях. Но Ольга, которая сейчас в одиночку воспитывает семилетнюю дочку — инвалида детства, надеется на лучшее. Она решилась рассказать нам свою историю, чтобы доказать: и за решеткой есть место для любви и надежды.

Гражданский муж выгнал Ольгу из дома, купленного на ее же деньги

Ольга — симпатичная молодая женщина с хорошей фигурой, несмотря на восьмой месяц беременности, с тонкими правильными чертами лица. Мы встретились с ней в Киеве, когда она привезла семилетнюю дочку на медицинское обследование. Рассказывая о своей жизни, Ольга не скрывала: до встречи с Андреем ей с мужчинами катастрофически не везло. Впрочем, судьба не баловала Олю с самого детства. Мать умерла, когда девочке было четыре года. Отец женился во второй раз, поручив воспитание детей мачехе. Потом не стало и отца.

— Тогда мне шел четырнадцатый год, — рассказывает Ольга Фурман. — Старшая сестра взяла к себе, оформила опекунство. Я закончила 11 классов, выучилась на повара-кондитера. Потом решила учиться дальше — на технолога пищевой промышленности. И тут… безумно влюбилась в парня, который недавно вышел из тюрьмы. Ну молодая была. Забеременела. Будущий ребенок не вызвал в моем избраннике никакого интереса. Поэтому я в свои 18 лет четко поняла, что воспитывать ребенка придется самой. Мысли о том, чтобы сделать аборт или отказаться от ребенка, не допускала, хотя все родственники и друзья наперебой твердили: «Откажись!» Даже врачи в роддоме это предлагали. Я после родов еще в себя не пришла, а мне в руки уже совали лист бумаги: «Напиши отказ. Ты молодая, не замужем, к тому же ребенок родился инвалидом. Не потянешь!»

— А что же отец девочки?

— Ничего. Он навестил нас. Посмотрел на дочку, на меня. Пожал плечами. Вдруг стал называть меня «сестрой», а малышку «племянницей». О какой-либо помощи и речи не было.

Маленькая Кристина была слабенькой, недоношенной, родилась весом два килограмма. Но главной проблемой оказалось то, что у девочки имелись врожденные физические недостатки — расщелины верхней губы и твердого неба, которые в народе называют «заячьей губой» и «волчьей пастью».

— Доченька была такой крошечной, что я боялась к ней подступиться, — улыбается мать. — Ну ничего, старалась, быстро научилась пеленать и купать малышку. Труднее всего было с кормлением. Кормить грудью не получалось: молоко попадало в рот и тут же выходило через нос, девочка захлебывалась. Поэтому я сцеживала молоко, натягивала на бутылочку самую большую соску, плотно заполнявшую ротик, и еда попадала сразу в горлышко.

Первую необходимую операцию по пластике верхней губы девочке сделали в возрасте одного года, она прошла успешно. Увы, дальнейшая коррекция дефекта закончилась неудачей: послеоперационные швы разошлись, вновь открылась расщелина неба, губа искривилась. Следующей плановой операции помешала война на востоке Украины.

— В 2014 году в луганскую областную больницу, где наблюдали и лечили Кристину, попал снаряд. И мы испугались, не поехали. А потом Луганск оказался и вовсе за линией фронта. Я знала, что операция дочке необходима. Кристина очень плохо говорила, никто, кроме меня, ее не понимал. Неизвестно было, куда, в какую больницу обращаться. Ведь мы с дочкой оказались бездомными.

Молодая женщина с ребенком осталась без жилья из-за очередного мужского предательства. Человек, с которым Оля прожила пять лет, познакомившись с ним вскоре после рождения Кристины, выгнал их из дому.

— Сначала я думала, что он станет нам с дочкой опорой, но ошиблась, — качает головой Ольга. — Нормальная жизнь продолжалась меньше года. Потом он все чаще стал выпивать, поднимать руку на меня и дочь. Пьянки, гулянки, уходил из дому на два-три дня. Я закрывала на это глаза, занималась ребенком, крутилась по хозяйству. Все у нас было — куры, гуси, коза. Козье молоко очень полезное, особенно для детей… (Вздыхает.) Однажды сожитель позвонил мне на мобильный, когда я возвращалась с дочкой из поликлиники. С ходу заявил, что ненавидит меня. И пригрозил: «Если сейчас явишься домой — пеняй на себя! Поколочу тебя прямо на глазах у твоего ребенка, а потом пущу по кругу, мы тут с приятелями…» Что мне было делать? В чем была — в легкой одежде, без документов — схватила дочь за руку и повернула в другую сторону.

Самое потрясающее, что гражданский муж выгнал Ольгу из дома, купленного на ее же деньги.

— До 23-х лет я, как сирота, получала пенсию за родителей, — поясняет Оля. — Экономила каждую копейку, хотела, чтобы у нас с дочкой было собственное жилье. С продавцом дома решили, что вместо сделки купли-продажи оформим дарственную, так надежнее. Но когда пришло время подписывать документы, все происходило в ужасной суете. Мы с Кристиной как раз собирались в больницу на операцию, я волновалась, плохо соображала что к чему. В общем, когда спохватилась, выяснилось, что мой сожитель ловко подсуетился — дарственная оказалась оформлена на его имя. А я, значит, проморгала… Вот он и решил избавиться от нас и стать единоличным хозяином дома.

Куда было податься? К старшей сестре ехать побоялась: ее дом находится почти на линии разграничения, там периодически случаются обстрелы. Единственным местом, где мы могли найти приют, оказался дом винницкой пенсионерки, знакомой моих умерших родителей.


*Ольга Фурман: «Скоро серия операций, необходимых моей дочери, будет закончена, и в следующем году Кристина пойдет в школу, не боясь насмешек одноклассников» (фото автора)

«Андрей добился, чтобы мою дочь, родившуюся с „заячьей губой“, бесплатно прооперировали»

— Ну, это вообще невероятная история, нас просто судьба вела! — продолжает Ольга. — В одной из социальных сетей я познакомилась с девушкой Ларисой. Стали переписываться. Я рассказывала Ларисе о своих проблемах, она отвечала. Это же так важно, когда тебя кто-то морально поддерживает! И вдруг в переписке выяснилось, что ее мама была знакома с моими родителями. Давно, еще в молодости. Стала переписываться и с ее мамой, Натальей. Узнав о том, какие издевательства я терплю от сожителя, эта женщина написала: «Бросай все, приезжай ко мне!» И вот случай настал. Мы с дочкой поехали к ней.

— Далеко это?

— Неблизко. Наш дом был в Луганской области, а ехать пришлось в село под Винницей. Ну ничего — доехали. Мама Ларисы встретила нас. Накормила, обогрела. Я никогда в жизни не видела такого хорошего отношения. Она приняла меня как родную дочь.

В разговорах женщина иногда упоминала, что, кроме дочери Ларисы, у нее есть еще и старший сын. Ему 41 год. Я поинтересовалась, где он живет, что делает. Оказалось — сидит в тюрьме. Однажды, когда они с матерью разговаривали по телефону (это иногда разрешается), я попросила дать мне трубку.

— Вы знали, что он осужден на пожизненный срок?

— К тому времени знала. Андрей уже отсидел 12 лет. Но я слышала, как тепло они общаются с матерью. Мне просто захотелось как-то поддержать его. Да и, если честно, сама искала… какого-то счастья. Ну хоть немножечко, хоть граммульку… (Оля, с такой выдержкой рассказывающая о своих несчастьях, вдруг потянулась за бумажной салфеткой.) Мне нужна была надежда, что я когда-нибудь стану счастливой. (Вытерев слезы, она опять улыбнулась.) Знаете, сколько он уже посвятил стихов мне и Кристине! На дни рождения, на каждый праздник присылает письма и открытки — с такими трогательными, нежными словами. Нам с дочкой этого так не хватало — чтобы нас любили…

После первого же свидания, на которое Оля поехала вместе с матерью Андрея (четыре часа общения через стекло по телефону), молодая женщина получила по почте заказное письмо с предложением руки и сердца.

— Моя сестра сказала: «Не раздумывай, если он тебе действительно нравится», — говорит Оля. — А вот мама Андрея, наоборот, отговаривала. Твердила: «Сто раз подумай, детка. У него ведь пожизненное, неизвестно, выйдет ли когда-нибудь. Оглядись вокруг — может, еще найдешь достойную пару». А я к тому времени поняла, что Андрей — именно тот человек, который мне нужен.

— Но ведь он преступник, убийца…

— Я и раньше не могла в это поверить. Андрей ведь и мухи не обидит — разве что муха пристанет ко мне. Но не решалась расспрашивать о подробностях. Стеснялась — ну кто я такая? Только после регистрации брака попросила маму показать мне материалы уголовного дела. И увидела, что там нет никаких доказательств вины Андрея.

Не то чтобы администрация тюрьмы обрадовалась неожиданной свадьбе, но сделала все как положено. Прибыл сотрудник загса. Жених — в костюме, невеста — в красивом платье, цветы, трехдневное свидание…

— Через месяц я поняла, что беременна, — улыбается Ольга. — Очень люблю Андрея. И он не просто пишет мне открытки — он реально помогает! Всюду звонил, писал — добился, чтобы детские деньги Кристины перевели по новому адресу. В каждом письме — привет доченьке. Однажды я поехала на свидание вместе с Кристиной и была поражена, как она бросилась к нему в объятия: «Ты мой папа!» Для меня было полной неожиданностью узнать, что муж позвонил в студию ток-шоу «Касается каждого» на телеканале «Интер» с просьбой помочь Кристине — ведь ребенку по-прежнему крайне необходима операция. Благодаря журналистам за дело совершенно бесплатно взялись специалисты клиники пластической хирургии доктора Валихновского. Огромное им спасибо! Надеюсь, что к Новому году намеченная серия хирургических вмешательств будет закончена. И в следующем году моя Кристинка наконец пойдет в школу, не боясь насмешек одноклассников.

«Надеюсь, что его дело пересмотрят и он выйдет на свободу»

В маленьком селе, где родился Андрей и где теперь живет Ольга, некоторые жители встретили новость о необычной свадьбе с явным неодобрением. «Вот он звонит-пишет, — рассказала во время телесъемки секретарь сельсовета Мария Сытникова. — И нам звонил с угрозами. А сам чем думал? Наградил ее ребенком. Что она будет делать? В доме никаких удобств, вода в колодце, отопление печное. Даже дров некому наколоть. Срок ей в январе, родит зимой. Местность гористая, „скорая“ к селу может не доехать. Две зимы подряд у нас обледенение. Лучше бы попросил своих друзей, чтобы они нарубили ей дров». Другие односельчане, наоборот, поддерживают Олю: «Молодец, что решилась. Вытянем, поможем. Должен же кто-то рожать в этой стране».

«ФАКТАМ» удалось поговорить и с мужем Ольги, заключенным Винницкой тюрьмы Андреем Тюрюковым. О романтичном знакомстве и трогательных отношениях с женой он рассказывает охотно.

— Про Олю узнал от мамы — что есть такая девушка, муж у нее негодяй, бил ее, у маленькой дочки со здоровьем проблемы, — вспоминает Андрей. — Захотелось поддержать ее. А когда увидел на первом свидании, понял, что это чистый ангел, которого никто не замечает. Сделал предложение и был просто счастлив, когда она ответила согласием!


*Заключенный Винницкой тюрьмы Андрей Тюрюков: «К преступлению, за которое мне дали пожизненный срок, не имею никакого отношения»

Мужчина не скрывает, что оказался за решеткой не впервые.

— Я с детства вспыльчивый, импульсивный, — признается он. — Родителей не слушал, из-за этого часто попадал в неприятные истории. Первый раз оказался в исправительном учреждении еще по малолетке. Второй срок получил за грабеж. Но к преступлению, за которое мне дали пожизненный срок, не имею никакого отношения. Погибла девушка моего знакомого. Как выяснило следствие, ее убили с целью ограбления. Но я в тот день находился в другом городе, за 200 километров! И тому полно свидетелей, но суд не принял во внимание их показания. Главным доказательством моей вины стало мое признание, выбитое следствием. Уже вынесен окончательный приговор, но продолжаю бороться. Добился возбуждения дел по фактам неправомерного ведения следствия и суда. Я должен выйти на свободу, потому что нужен жене и детям.

Несмотря на тюремное заключение, будущий папа ухитряется неплохо зарабатывать: пишет на заказ стихи и песни — к семейным праздникам, юбилеям, свадьбам. Особенно много работы перед Новым годом. Зато бессонные ночи оборачиваются подарками для Кристины и ее мамы — мягкими игрушками, нарядной одеждой. Уже все готово и для маленького: кроватка, пеленки, памперсы.

— Если бы Андрей был на свободе, он бы сам (а не я, беременная) ездил с дочкой по клиникам, — не сомневается Оля. — Я не ошиблась в этом человеке. По крайней мере, так мне кажется сейчас. Постараюсь, чтобы и он был доволен. Знаете, в наше время родить заключенному ребенка — это непросто. Надеюсь, что его дело пересмотрят и он выйдет на свободу.

— А если нет?

— На все воля Божья. Верю, что справедливость восторжествует.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Мужика, стоящего в очереди, нагло толкает женщина и идет дальше. Мужик обиженно: — Ну вот, взяла и толкнула... Женщина вдруг оборачивается и строго смотрит на него. — Вот, блин, еще и напугала!

Версии