Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
Марийка Савон

Особый случай

"У дочки практически не было шансов выжить. Но украинские медики ее спасли"

Галина КОЖЕДУБОВА, «ФАКТЫ» (Сумы)

05.01.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

На днях героине «ФАКТОВ» Марийке Савон, которой в три месяца провели уникальную операцию — одновременно убрали опухоль и «реконструировали» сердце — исполнилось семь лет. Девочка готовится пойти в первый класс

— Вы не представляете, как я рада вас слышать, — раздался в трубке голос Татьяны Савон, мамы девочки. — Каждый день с благодарностью вспоминаю вашу газету. Так получилось, что в самые тяжелые для нас дни именно «ФАКТЫ» и ваши читатели были нашими помощниками. И жизнь стала меняться в лучшую сторону.

Мария родилась с очень сложными патологиями. У нее практически не было шансов выжить. Но столичные врачи совершили чудо, прооперировав ребенка вскоре после рождения. Операция длилась 14 часов. Затем девочка училась заново дышать, глотать. А сегодня семилетняя Мария уже готовится к школе.

— У ребенка были врожденные пороки сердца и трахеи, дефект межжелудочковой перегородки, а также отсутствовал клапан легочной артерии, — вспоминает уникальную пациентку главный врач Центра детской кардиологии и кардиохирургии Минздрава Украины Владимир Жовнир (на фото). — Кроме того, из печени прорастала гигантская опухоль. Тогда, в 2010 году, мы первыми в мире провели сложнейшую комплексную операцию на сердце, трахее и бронхах. Параллельно хирурги-онкологи удаляли опухоль печени…

*Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

В 2014 году Марии понадобилась повторная операция: искусственный сосуд, вшитый во время первого вмешательства, надо было расширить, чтобы легкие и сердце нормально работали. Операция оказалась очень сложной, ведь все сосуды у маленькой пациентки были в спайках, к тому же сосуды легочной артерии деформировались. Но мы успешно справились с задачей.

В том же 2014 году семья перебралась из своего города Кролевец Сумской области в столицу.

— Здесь больше возможностей для развития Марийки, — говорит мама. — Дочка в первой половине дня ходит в детсад, а потом мы занимаемся в реабилитационном центре. По вечерам к нам дополнительно приходит логопед. Тяжеловато, конечно, но наши усилия того стоят. Дочка очень любознательная, задает интересные вопросы. Например, на днях спросила: «Мама, а где живет зима?» Запомнила несколько маршрутов в Киеве и уже может показать мне дорогу.

Также Маша занимается рисованием, у нее очень хорошие работы. Любит танцевать. Мы очень хотим записаться на хореографию, но дочку пока боятся брать: говорят, больное сердце…

«Я не могла по ночам даже задремать: боялась, что Мария может задохнуться без кислородной подушки»

О том, что с ее дочкой что-то не так, жительнице Кролевца Сумской области Татьяне Савон медики сказали не сразу. Ни во время беременности, ни при выписке из роддома никто не заметил сложную врожденную патологию. Несовместимый с жизнью порок сердца выявили лишь через месяц после рождения девочки. Тогда же врачи сказали: «Если не сделать операцию, ребенок проживет не больше трех месяцев». Малышка была настолько сложная, что медики не знали, что лечить в первую очередь. У нее была патология сердца, легких, бронхов. Кроме того, в печени выросла гигантская опухоль: больше, чем голова девочки. Директор Центра детской кардиологии и кардиохирургии Минздрава Украины Илья Емец все же рискнул сделать операцию. Тогда об этом уникальном случае писали даже зарубежные издания. Еще бы: украинским хирургам удалось невозможное. Сложнейшая комплексная операция длилась 14 часов. Одна бригада хирургов оперировала сердце и дыхательные пути, другая одновременно удаляла опухоль печени. Во время операции мама ни на минуту не отходила от двери операционной.

— Я плакала и молилась, — делится воспоминаниями Татьяна. — Потом вышел доктор и сказал, что операция прошла, как они и планировали. Но нужно ждать завтрашнего дня, чтобы узнать, заработает ли сердечко малышки. Затем 48 дней дочка была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких. После этого училась дышать самостоятельно. Казалось, в клинике все слышали каждый ее вдох и выдох — так громко дочка хрипела. В это время я практически жила в реанимации. Иногда врачи даже просили, чтобы я не уходила домой: «Подождите, мамочка, мы не знаем, как поведет себя ребенок». Прошло уже семь лет. Мы радуемся, что живы, и каждый день понемногу боремся.


*"После первой операции дочка 48 часов была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких"

Тогда, семь лет назад, после нескольких месяцев, проведенных в столичных клиниках, мы вернулись домой, в город Кролевец Сумской области. Там нам помогали местные медики. Состояние у Марийки оставалось тяжелым. Каждый день нужно было принимать множество медикаментов: препараты для работы сердца, желудка, поднятия иммунитета, гормоны. Всегда в доме был кислород для дыхания. Я не спала по ночам, карауля каждый вдох дочери. Нельзя было даже задремать: Мария могла задохнуться без кислородной подушки.

Потом появилась новая беда. Специалисты столичного Института отоларингологии выяснили, что дочка практически глухая. Спасибо добрым людям, которые помогли купить два слуховых аппарата. Марийка очень радовалась, когда поняла, что слышит.

«В Центре детской кардиологии и кардиохирургии диагностика и лечение для детей со всей Украины бесплатные»

— После второй операции на сердце в 2014 году мы сначала вернулись из Киева домой, — продолжает Татьяна. — Но я понимала: если останемся в районном центре, дочка не сможет полноценно развиваться. Особенно потрясли слова одного медика: «Ваша дочь умственно отсталая, успокойтесь уже, мамочка». Я спросила его: «Скажите, вы хоть раз в храме были? Молитвы знаете? А моя дочка знает!»

Мы собрались и поехали в Киев. Тем более мой старший сын Андрей поступил на бюджет в столичную Академию муниципального управления. Писала письма в разные инстанции, чтобы нам выделили хотя бы маленькую комнату в общежитии. Но ничего от властей так и не дождались. К счастью, добрая женщина недорого сдает нам квартиру. Пока я все еще не могу работать целый день, потому что надо быть с дочкой.

Нам с трудом удалось найти детский сад для Марийки даже в столице. Хотя сейчас есть программа, согласно которой в группах вместе со здоровыми детьми могут заниматься дети-инвалиды. К сожалению, на практике все не так просто.

Летом мы поехали в Почаев. Там Марийка подошла к иконе Божией Матери и попросила: «Я хочу учиться». И что вы думаете? Только вернулись в Киев, мне позвонила знакомая: «Я договорилась, вас берут в садик».

— Мария находится под нашим постоянным наблюдением, и пока у нее со здоровьем все неплохо, — говорит главный врач Центра детской кардиологии и кардиохирургии Минздрава Украины Владимир Жовнир. — Рядом с ребенком почти всегда мама. Она — настоящий борец. Борется за дочку с самого рождения. Глядя на эту женщину, понимаешь: большей самоотдачи просто не может быть. Семье трудно и в материальном плане. Женщина берется за любую работу.

Мы очень стараемся помочь и Марии, и другим нашим пациентам. Дети со всей Украины, которые попадают к нам в центр, получают бесплатную медицинскую помощь. Ежегодно мы выполняем свыше 2800 операций на сердце, без которых у многих малышей не было бы шанса на жизнь. У нас работают высокопрофессиональные специалисты, приезжают учиться европейские коллеги. Наши врачи, медсестры, нянечки очень любят своих пациентов. Благодаря этому даже такие сложные детки, как Мария, получают шанс вырасти и жить полноценной жизнью.

— Каждое воскресенье рано утром мы спешим на первый троллейбус, — говорит Татьяна. — В шесть утра уже едем в Покровский монастырь на службу. Это же такое чудо — ребенок, который не имел шансов жить, растет и развивается вопреки многим врачебным прогнозам. Пусть нам до сих пор нелегко, но мы ежедневно благодарим Бога за помощь. И за всех добрых людей, которых он нам посылает.

P. S. Для тех, кто хочет помочь Татьяне и ее дочке, публикуем номер карты «ПриватБанка» 4149 4978 4497 2671, Савон Татьяна Дмитриевна.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

Мы часто говорим: «Будет что в старости вспомнить!» А в старости... опа — склероз!

Версии