Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Сергей Кисель и его жена татьяна

Судьба

Сергей Кисель: "Узнав, что я ранен, Таня бросила родной город, работу и приехала ко мне в госпиталь. С тех пор мы больше не расставались"

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

05.01.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

У 40-летнего военного повара Сергея Киселя, который, находясь на службе, встретил свою судьбу, родился сын. Крестной мамой малыша стала волонтер из Испании Мария Вертецкая, благодаря помощи которой Сергею сделали дорогостоящие операции на ноге

Сергей Кисель не смог присутствовать на крестинах своего новорожденного сына, но наблюдал за таинством по Интернету. Сам он в это время лежал в киевской клинике, где ему наращивали кость на поврежденной минометными осколками ноге.

— Но у меня было ощущение, что я нахожусь там, во Львове, рядом с женой и нашим маленьким Андрюшей, — говорит Сергей. — А волонтер Мария Вертецкая специально приехала из Испании, чтобы стать крестной мамой моего сына. Мы дружим уже почти год, а теперь стали родственниками. Если бы я не попал в военный госпиталь с тяжелым ранением, мы с Марией никогда не познакомились бы. Я часто об этом думаю. Как и о том, что если бы я не получил повестку из военкомата, никогда не встретил бы Таню, которая стала моей женой.

Сергей передвигается пока только на костылях. Каждое движение дается ему с трудом, лицо багровеет, а лоб покрывается испариной от усилий. На левой ноге, которую уже несколько раз оперировали, сейчас установлен аппарат Илизарова. Но Сергей ни на что не жалуется.

— Сейчас главное — дождаться, когда нарастят кость, так как сейчас левая нога короче правой, — признается Сергей Кисель. — Но мне все равно лучше, чем было полгода назад. До поездки в Испанию, где я был на реабилитации, в раненой ноге скапливался гной. Врачи ничего не могли с этим сделать — у меня в прямом смысле гнили кости. Я практически не ходил. А сейчас могу сам идти по больничному коридору.

— Сережа очень старается, — рассказывает его жена Татьяна. — Говорит, что у него все хорошо. Он пытался меня в этом убедить даже на следующий день после того, как получил ранение. Это произошло в феврале 2015 года. Когда Сережа был в зоне АТО, мы созванивались каждый день — утром и вечером. Во время одного из наших разговоров связь оборвалась. Даже на следующий день Сережа не перезвонил, и я поняла, что что-то случилось. Сослуживцы, которым я дозвонилась, сказали, что он ранен. А чуть позже Сережа и сам смог позвонить. Сразу после операции. Старался говорить непринужденно, чтобы я не волновалась.

Но Татьяну обнадеживающие слова Сергея не убедили, и она поехала к нему в госпиталь. В тот момент они еще не были мужем и женой.

— Мы были знакомы всего несколько месяцев, — вспоминает женщина. — О замужестве не думала. Я жила в Чаплинке Херсонской области. Это на границе с Крымом. Когда в 2014 году у нас в поселке появились украинские военные, решила, что, как могу, буду помогать им. Осенью того же года в Чаплинку приехал военнослужащий, с которым мы до этого были знакомы. Я пригласила его в гости, и он пришел вместе со своим сослуживцем Сергеем. Так мы с Сережей и познакомились. Я по профессии повар. Сережа, как выяснилось, тоже. Только он — военный повар, его задачей было обеспечивать едой целый батальон. Мы быстро нашли общий язык. Обменялись телефонами и с тех пор часто созванивались. Как только появлялась возможность, Сережа приходил в гости. Обычно женщины встречают военных с горячим ужином, чтобы накормить домашней едой. Но в нашем случае все было наоборот. Пока я была на работе, Сережа готовил для меня ужин. Ему помогали мои дочки. Девочки уже взрослые: младшей — 17 лет, старшей — 20. Когда мы с Сережей встретились, я уже четыре года как была в разводе. «Дядя Сережа» моим девочкам сразу понравился. Они заметили, что он добрый, веселый и очень обо мне заботится. «Мам, ты ему явно нравишься», — говорили дочки.

Я и сама это чувствовала. Сережа был на службе, но все равно находил время, чтобы красиво за мной ухаживать. Привозил цветы, никогда не забывал позвонить, интересовался моими делами. Я все чаще ловила себя на мысли, что жду его звонка…

— А я искал любую возможность, чтобы позвонить, — говорит Сергей. — Таня сразу мне понравилась. Я тоже разведен, от первого брака остался 15-летний сын. Как и Таня, не планировал искать любовь, тем более на службе. Мне даже подумать об этом было некогда — надо было накормить хлопцев на передовой. Когда мы находились в зоне АТО (сначала в Луганской области), мне как старшему повару приходилось делать это и под пулями, и под минометным обстрелом. Мы с ребятами были под Счастьем, прошли Металлист, Лутугино, Красную Поляну, стояли между Красным Лучом и Антрацитом. Наверное, мне везло — не раз попадал под обстрелы, но оставался цел.

Потом нас прикомандировали в Херсонскую область на границу с Крымом, где мы с Таней и познакомились. Но вскоре после того как мы начали встречаться, меня опять направили на Донбасс.


*"Я знаю, что Сережа сильный и со всем справится", — говорит о муже Татьяна (фото из «Фейсбука»)

— Как вы получили ранение? — спрашиваю у Сергея.

— В феврале 2015 года нас атаковала мобильная группа противника, начался минометный обстрел. Осколок попал мне в бедро, перебил кость, и часть этой кости вышла вместе с осколком. В тот момент я, конечно, этого не знал. Понимал только, что что-то случилось с ногой. Она вся была в крови, я упал и не мог встать. Хлопцы рассказывали, как, истекая кровью, сам полз к носилкам, которые были под машиной. Они кричали: мол, куда ты лезешь? «Сейчас лягу на носилки, — говорил я. — И вы отнесете меня в медслужбу». Спасибо ребятам за то, что быстро перевязали рану и отвезли в больницу. По дороге (из-за разбитого асфальта машину постоянно подбрасывало) я время от времени терял сознание. На раненую ногу старался не смотреть. Еще, помню, ужасно хотелось пить. Но воды почему-то не давали.

В больнице в Артемовске меня сразу положили на операционный стол. Очнувшись после наркоза, я первым делом попробовал пошевелить пальцами ног. «Слава Богу! — подумал. — Меня перевели в Днепр, а потом — во Львов. В ногах есть чувствительность». Врачи предупредили, что ранение тяжелое. Из раненой ноги вытащили осколки, но произошло заражение крови и началось нагноение. Не помогали никакие препараты, мне уже сказали готовиться к ампутации. Спасибо хирургу Виктору Ловге, который успел вернуться из зоны АТО и осмотреть меня. Он решил спасти ногу. Кстати, уже после того, как меня прооперировали, сослуживцы нашли на поле боя часть моей кости. Мы еще шутили, что им нужно было прислать ее по почте — вдруг врачи что-нибудь придумали бы…

Лечение было долгим и непростым. Держалась высокая температура, требовались дорогие лекарства, которые не очень-то помогали. Таня говорила вам, что я не падал духом — мол, все время улыбался, шутил. Но я был таким только благодаря ей. Узнав, что я ранен, она приехала, чтобы быть со мной 24 часа в сутки. Ради меня оставила свой дом, работу — все, что у нее было в Чаплинке.

— Когда Сережу отправляли из Чаплинки обратно на Донбасс, я еще не была уверена, что у нас с ним все получится, — признается Татьяна. — Но как только зашла к нему в палату, сердце екнуло. Вдруг поняла, что это мой родной человек и хочу быть рядом с ним. Только спросила: «Я тебе нужна?» Он сказал: «Да». — «Тогда остаюсь».

Сереже делали перевязки, а я не могла смотреть на это без слез. Он… смеялся и рассказывал анекдоты, чтобы меня подбодрить.

— Еще в больнице мы познакомились с волонтерами, — продолжает Сергей. — В том числе и с Марией Вертецкой. Мария родом из Украины, но уже двадцать лет живет в Мадриде. У нее непростая судьба — умерли сын и муж. Когда в 2014 году в Украине начались боевые действия, она стала помогать украинским военнослужащим. Мы познакомились, когда она пришла ко мне в палату. Мария сама намазала меня мазью от пролежней, мы долго разговаривали… Когда она сказала, что хотела бы забрать меня на реабилитацию в Испанию, я не верил, что это возможно.

— Мария мало об этом говорит, но поездку Сережи в Испанию фактически оплатила она сама, — рассказывает Татьяна. — К сбору средств подключились украинцы в Испании, которым Мария рассказывала о наших бойцах. Но еще до поездки мы узнали неожиданную новость. В апреле я решила показаться врачу из-за проблем с желудком. Не могла понять, что со мной происходит. А перед тем как идти в больницу, поговорила с экстрасенсом, и та сказала: «Дело не в желудке. Ты беременна». «Не может быть, — удивилась я. — Мы не планировали». «Сделай тест и сама все увидишь, — настаивала экстрасенс. — У вас родится мальчик». Результаты теста меня шокировали: оказалось, я действительно ждала ребенка. Сначала не знала, как на это реагировать. Обрадовалась, но переживала, как эту новость воспримут мои дочки и Сережин сын.

— Зря боялась — они очень обрадовались, — улыбается Сергей. — Я был безумно счастлив. С тех пор как узнал об этом, даже процесс моего восстановления пошел быстрее.

— Сережа так ждал этого ребенка! — вспоминает Мария Вертецкая, с которой мы связались по Интернету. — Таня сообщила Сереже результаты УЗИ, когда он был на массаже. Видели бы вы его реакцию! Он тут же сообщил об этом реабилитологу Инне Глущак, а потом и нам. «Будет мальчик, представляете? — говорил. — У нас родится сын!» Они с Таней все время были на связи. Поездка явно пошла Сереже на пользу.


*Крестными новорожденного Андрюши стали волонтер Мария Вертецкая и друг семьи Дмитрий Онуфрак

— Благодаря купанию в соляных озерах наконец начал выходить гной из ноги, — говорит Сергей. — Этого результата врачи пытались добиться почти год. Я отдохнул на море, увидел Испанию. Хочется сказать спасибо всем, с кем мы там встречались. Это члены украинской общины и священники — отец Василий из Аликанте, отец Дмитрий из Севильи и отец Василий из Валенсии. Они оказали нам очень теплый прием. Мария все время находилась рядом. Была для нас с ребятами и переводчиком, и психологом, и просто хорошим другом. И где она только находит силы?

— Я не могу по-другому, — объясняет Мария. — Потеряв мужа и сына, много работала, а деньги откладывала. И вот в 2014 году, когда началась война, поняла, что теперь мне есть на что их потратить. К военным, которым помогаю, привязываюсь как к родным. Так было и с Сережей. Когда Таня уже была в роддоме, мы с Сережей созванивались едва ли не каждый час. Я не спала целую ночь — так сильно переживала. Позже Сережа перезвонил и сказал, что сынок родился здоровеньким. Тогда же он предложил мне стать крестной мамой Андрюши. От удивления первые несколько минут вообще ничего не могла ему ответить — меня переполняли эмоции.

— Я это понял даже через трубку, — улыбается Сергей. — Я ведь тоже волновался. Боялся: вдруг она откажется, не захочет? Но Мария очень обрадовалась. Другую крестную для своего сына даже не представлял. Ведь благодаря Марии я сейчас жив, могу ходить и у меня появилась надежда на полное выздоровление. Все это время она собирала для меня помощь, сама покупала необходимые медикаменты, оплатила реабилитацию.

— Врачи хоть приблизительно говорят, когда вы сможете ходить без костылей?

— Для этого нужно сначала нарастить кость. В клинике, где мы сейчас находимся, этим уже занимаются. Это уникальные технологии, которые очень дорого стоят. Я никогда не стал бы пациентом этой клиники, если бы не волонтеры. Оказывается, уже два года в нашей стране успешно работает волонтерский проект, благодаря которому удалось нарастить кости десяткам военнослужащих. Для самих военных это было бесплатно.(«ФАКТЫ» несколько раз рассказывали об этом проекте. Методика названа в народе «выращивание костей». Для трансплантации у пациента берут костный мозг и небольшой фрагмент малой берцовой кости. Все это необходимо, чтобы «сориентировать» стволовые клетки пациента, которые участвуют в процессе регенерации. Такой трансплантат («прекость») выращивают в лаборатории, после чего вживляют пациентам. — Авт.).

О народном волонтерском проекте People’s Project я раньше даже не знал — волонтеры сами меня нашли. Лечение обходится бесплатно. Меня не посвящали во все детали, но знаю, что все это благодаря организовавшим мое пребывание в клинике волонтерам и украинцам в Испании, которые регулярно присылают деньги. Это невероятно: чтобы столько людей, которых я раньше даже не знал, хотели поставить меня на ноги!

— А уж мы как хотим, — улыбается Татьяна. — Я знаю, что Сережа сильный и со всем справится. Уже сказала ему, что, как только восстановится, будет для нас готовить. Я хоть и повар, но у мужа все блюда получаются вкуснее.

— Когда вы с Сергеем поженились?

— Еще до рождения Андрюши. Я уже была беременна, мы приехали в мою родную Чаплинку и там тихонько расписались. Праздника не устраивали — это не главное, тем более сейчас. А вот крестины сына хотелось бы отметить всем вместе. Чтобы были и Сережа, и крестные. Хочется собраться большой семьей. Надеюсь, скоро мы так и сделаем.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Мозги — не брови. Если нет, не нарисуешь!..

Версии