Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
Василий Шпигоцкий

Знай наших!

Конструктор-самоучка из Полтавы ездит на "Волге", которую "заправляет"... щепками (фото)

Анна ВОЛКОВА, «ФАКТЫ» (Полтава)

11.01.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Среди оригинальных разработок Василия Шпигоцкого — также снегоболотоход, который может плавать по воде

Несколько лет назад в Японии запустили в серийное производство «Тойоты», потребляющие вместо бензина воду. Однако экологические автомобили, которые должны были бы сэкономить для их собственников немалые деньги, пока не по карману даже среднестатистическим гражданам Страны восходящего солнца. Во всем мире самой доступной заправкой автотранспорта считается газ. Исключение составляет лишь бедная Северная Корея, где до сих пор подавляющее большинство машин работает… на дровах. Кстати, в бывшем СССР грузовики, использующие этот дешевый вид топлива, выпускали на протяжении 20 лет, вплоть до середины 50-х годов прошлого века. И вот теперь, когда заправка автомобиля становится для простого украинца роскошью, народные умельцы в поисках альтернативы бензину все чаще останавливаются на дровах.

55-летний полтавчанин Василий Шпигоцкий считает, что лучшим заправочным материалом для его советской «Волги» является ореховая скорлупа.


*"Вот это нехитрое устройство за год с небольшим уже сэкономило мне около 30 тысяч гривен", — говорит изобретатель Василий Шпигоцкий

— В ней коэффициент полезного действия при сгорании выше, чем у дерева, соответственно, тяга у машины лучше, — рассказывает Василий. — Но где ж ее столько набрать? На втором месте после ореховой скорлупы стоит груша, на третьем — дуб. Хотя ясень и клен, как и вся твердая древесина, тоже неплохи, они долго тлеют.

Личная «заправка» у Василия Михайловича находится прямо в гараже. Под одной из стен здесь аккуратно сложены поленья. Но в топку автомобиля они не идут — прежде дрова нужно измельчить. Чем мельче, тем лучше. Щепки для своего раритетного автомобиля хозяин хранит в плотном бумажном мешке, чтобы не отсырели. Впрочем, говорит, влажноватую древесину тоже можно использовать, просто из нее больше воды выделяется. Она конденсируется на стенках бака и по специальным отверстиям, сделанным по всему периметру, стекает в нижний резервуар. А оттуда удаляется с помощью краника.

Чтобы разобраться в том, как работает агрегат (кстати, многим он напоминает самогонный аппарат), установленный за багажником почти 60-летней «Волги», прошу Василия открыть «топку». В нос сразу же ударил запах… копченого сала. На самом деле, так порой пахнет древесная смола.

Расположенные рядом два бидона (один побольше и другой поменьше), соединенные змеевиком, — это и есть газогенератор. В первый бидон водитель забрасывает дрова. На его дне к этому времени уже должны находиться тлеющие древесные угли. Щепки без доступа кислорода начинают дымить (в закрытой емкости огня, понятное дело, не бывает). При этом выделяющийся газ, проходя через установленный здесь же центробежный фильтр, очищается от всяких примесей, а в радиаторе-змеевике охлаждается. Вторая очистка газа, более глубокая, происходит во втором бидоне, наполненном опилками, которые остаются у Василия Михайловича после распилки поленьев. В общем, практически безотходное производство. А уже после этого горючий газ подается по шлангу в карбюратор.

— Кстати, перебирать мотор или как-то приспосабливать его под новый вид топлива нет надобности, — объясняет Василий Шпигоцкий. — Автомобиль у меня заводится от бензина, а потом я переключаю его на древесный газ. Пока тлеют дрова, до тех пор работает и мотор. Одной 10-килограммовой закладки дров хватает на сорок километров, поэтому в багажнике всегда вожу запас экологически чистого горючего.

Как любая топка, газогенератор требует чистки — время от времени нужно удалять пепел из нижней части, похожей на поддувало, а через 100—150 километров пробега следует очищать стенки генератора от оседающих на металле продуктов тления.

— Интересно, какая при этом скорость вашей «Волги»? — спрашиваю Василия Михайловича.

— По ровной дороге спокойно бежит до 80 километров в час, точно так же, как и на бензине, — отвечает он. — Те, кто не знает, что машина работает на дровах, никогда не скажут, в чем ее особенность. Разве что выхлопа у нее нет. То есть окружающую среду не загрязняет.

— Ну, а экономия какая?

— О, существенная! Ради нее я все это и затеял. Прицеп дров мне обошелся в две с половиной тысячи гривен. Больше года уже езжу на них, но запас еще остается. Намотал уже десять тысяч километров. Давайте считать: на 100 километров пробега мне нужно было бы израсходовать 15 литров бензина. Берем по 20 гривен за литр. Получается 300 гривен. В общем, потратил бы уже тысяч тридцать. А так доехать до дачи в село Соседки Полтавского района на расстояние 30 километров и обратно мне нужно максимум полтора литра бензина — чтобы завести машину и переключиться на газ.

— На автомобиле ездите только на дачу?

— Почему же? Куда нужно, туда и езжу. По городу, в село — без разницы. Это рабочая машина.

— Как люди реагируют на ваше чудо техники?

— Я точно знаю, что такая «Волга», как у меня, единственная в Полтаве. То есть уже сам по себе вид автомобиля привлекает внимание народа. Купил я его двадцать один год назад и списывать в металлолом не собираюсь. А когда водители, едущие сзади, начинают рассматривать и фотографировать газогенератор, то, бывает, так увлекаются, что забывают, в каком направлении им нужно двигаться. Останавливают, расспрашивают, восхищаются. И даже возмущаются: дескать, довело правительство народ до ручки. Но дальше разговоров дело не идет — еще никто не последовал моему примеру.

— А полиция часто останавливает?

— Обычно останавливают, чтобы поближе рассмотреть на топливных баках регистрационные номера. Но претензий у патрульных к машине нет. Возвращая документы, улыбаются и желают счастливого пути.

— Откуда же вы почерпнули идею?

— Как-то увидел по телевизору такую машину, на которой ездит молодой черниговчанин Евгений Колыван, и решил перенять его опыт. Связался с Женей по телефону, он мне в деталях рассказал о своем ноу-хау. Какую-то информацию нашел в Интернете. Кое-что сам сообразил.

— Дорого обошлось вам переоборудование машины?

— Не считал, но, думаю, дешево, — смеется полтавский кулибин. — Мой газогенератор полностью сделан из отходов: бочки на свалке нашел, привел немного в порядок… Трое суток работы — и все дела. Правда, первый раз допустил кое-какие просчеты, поэтому пришлось капитально ремонтировать мотор — клапаны забросало древесной смолой. Но рук не опустил. Тут же взялся конструировать газогенератор, работающий на древесном угле — почему-то все его нахваливают. Соорудил даже во дворе (благо живу в частном секторе) угольную печь. Ходил, правда, как трубочист, зато нравилось, как работала ходовая система на древесном угле. Довольно скоро понял, что это не только трудоемко, но и нерационально: расход угля был приличным. К тому же соседи жаловались, что травлю их дымом. В общем, от этой затеи я тоже отказался. И только с третьей попытки сделал то, что меня устраивало.

По профессии Василий Шпигоцкий — оператор котельной, а по призванию — конструктор. У него золотые руки (несмотря на то, что всегда черные от мазута) и светлая голова. Интересно, что чертежей для своих разработок он не делает — все просчитывает в уме.

Увлекаться техникой Василий начал еще в детстве. Говорит, много чего почерпнул из журнала «Моделист-конструктор», который выписывали ему родители. А первое транспортное средство — велосипед — собрал в пятом классе. Как-то пошел с соседом к куче металлолома, который снесли юные тимуровцы на территорию школы, а домой уже оба вернулись на велосипедах, собранных из разных запчастей. Правда, вместо колес были лишь ободья. Довелось маме «доукомплектовывать» самодельный велосипед резиновыми камерами и покрышками. Вася, однако, крутил педали недолго — вскоре ему пришла мысль поставить на велик мотор, чтобы он превратился в мопед.

С тех пор Шпигоцкий все так же собирает технику из всякой всячины, которую люди выбрасывают, и облегчает себе жизнь, изобретая различные бытовые приспособления.

Например, чтобы не рубить дрова, придумал щепкорез. А чтобы не морочиться с ощипыванием перьев с домашней птицы — устройство для ее потрошения. Это вообще потрясающее изобретение! Оно похоже на большую круглую щетку для волос с длинными и толстыми зубчиками. Достаточно поднести ошпаренную тушку птицы к включенной щетке, которая крутится на больших оборотах, и в течение двадцати секунд она аккуратно очистит тушку от перьев.

Для быстрого шелушения кукурузных кочанов Василий Михайлович смастерил небольшое устройство, напоминающее точилку для карандашей, только гораздо больших размеров. Внутри находится электрический моторчик, вращающий металлическую на­сад­ку, в которую вставляется кочан. Пять минут — и получаешь ведро очищенного кукурузного зерна!

На некоторые мелкие изобретения Василия Михайловича вдохновила его супруга.


*С таким снегоболотоходом супругам Шпигоцким никакое бездорожье не страшно. Фото автора

— Я ему сказала: коль ты собираешь машины, то механизировать нудные и трудоемкие процессы в домашнем хозяйстве тоже сможешь, — улыбается Любовь Ивановна. — Долго просить Василия не приходится. Уже через сутки может выдать готовое устройство. Бывает, интересные идеи посещают Васю прямо ночью, тогда он поднимается и отправляется в гараж.

Василий Шпигоцкий — автор уникальных самодельных машин. На одной из них, весьма оригинальной, он ездит на зимнюю рыбалку. Машина называется снегоболотоход.

— На севере России, где я работал в восьмидесятых годах, это привычный агрегат, — рассказывает Василий Михайлович. — Я посмотрел на него, ничего сложного не увидел. Вернувшись в Полтаву, решил и сам сконструировать нечто подобное. Взял раму мотоцикла, кое-что в ней переделал, усилил и поставил на колеса от большегрузных машин. Колеса здесь играют очень важную роль. Они должны быть ровными, «лысыми» и одновременно иметь сцепку с поверхностью. Сначала я использовал только резиновые камеры, которые обшивал по периметру транспортерной лентой. Однако металлические элементы на ленте утяжеляли работу вездехода. А для такого транспорта вес едва ли не главный критерий. Чем он легче, тем лучше скользит по любой поверхности. Подумал, что еще можно изменить, и взялся за нож. Ножом срезал почти все протекторы на изношенных автопокрышках, оставив лишь полоску в виде узора посредине. Такая поверхность колеса хорошо скользит, но при этом не застрянет ни в болоте, ни в снегу. Раньше на подготовку одной автопокрышки у меня уходило около двух недель, а сейчас — восемь часов.

Снегоболотоход на колесах низкого давления «Дракон» (именно под таким названием зарегистрировано детище Василия Шпигоцкого в полтавской инспекции Гостехнадзора) демонстрировался на выставке раритетной техники в Полтаве и даже приглянулся одному ценителю вездеходов. Мужчина не отстал от создателя, пока тот не продал ему «Дракона». Покупателю такой транспорт очень подходил для работы в поле. Кстати, в условиях бездорожья машина развивает до 40—45 километров в час, а в воде плывет со скоростью около трех километров в час.

— С каждой новой сборкой снегоболотохода я придумываю что-нибудь новое, — объясняет мастер — золотые руки. — Первый был с двухместной кабиной, печкой, поворотами и сигнализацией. Издали внешне немного напоминал военный «Хаммер». Хотя собран был на базе мотоколяски-«инвалидки», а мотор в нем стоял из мотоцикла. Задние колеса к нему приделал от 131-го ЗИЛа, а передние — из 66-го ГАЗа. Тот, который у меня сейчас, попроще, в виде небольшого трактора. Я его переделал из старого мотоблока. Когда-то ехал на нем на рыбалку, пересекал дорогу. Так один водитель так загляделся, что едва в кювет не слетел…

Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Разговор двух девочек в детском саду: — А у меня папа новый! — А как его зовут? — Дядя Миша. — Петренко? — Да. — А-а! Этот хороший! Он у нас в прошлом году папой был.

Версии