Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Наталья Понимазкина

Свое дело

Наталья Понимаскина: "Сшитые мною платья стоят недешево — до 75 тысяч гривен"

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

25.01.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Вынужденная переселенка из Луганска выиграла грант на развитие собственного бизнеса. Среди выполненных недавно работ — вечерний наряд, который клиентка заказала специально на инаугурацию президента США Дональда Трампа

— Шестнадцать часов понадобилось мне с коллегой, чтобы пошить строгое вечернее платье черного цвета, которое одна девушка заказала перед поездкой в Америку на инаугурацию президента США Дональда Трампа, — говорит конструктор-модельер одежды Наталья Понимаскина. Война заставила ее переселиться с семьей из Луганска в Киев. — Заказчица показала фотографию платья и попросила пошить точно такое же. Времени оставалось в обрез, поэтому мы трудились непрерывно 16 часов. Заказчица оказалась приятным в общении человеком. Мы работали с удовольствием и обошлись всего одной примеркой. В полночь курьер отвез платье заказчице. Я смотрела репортажи об инаугурации нового президента США, конечно же, обращала внимание на наряды присутствовавших там дам, прежде всего, Мелании Трамп и Мишель Обамы. На мой взгляд, украинка в нашем изысканном подчеркивающем фигуру платье выглядела весьма достойно.

С Натальей Понимаскиной корреспонденты «ФАКТОВ» встретились в Киеве в Украинском доме на презентации коммерческих проектов вынужденных переселенцев, получивших гранты от 20 до 70 тысяч гривен на развитие своего бизнеса. Эти средства предоставлялись в рамках проекта «Новый отсчет-2», направленного на поддержку малого бизнеса переселенцев и ветеранов АТО.


*Фотосессию в платье с павлиньими перьями провели в Милане. Фото со страницы в «Фейсбуке» Эльвиры Гасановой

— Вот это эффектное платье, украшенное павлиньими перьями, создавалось для съемки рекламы одной известной торговой марки, — продолжает Наталья Понимаскина. — Теперь его часто берут в аренду артистки и обычные девушки для фотосессий. Платье сшито из нежнейшей ажурной ткани. Неудивительно, что практически после каждой фотосессии приходится его реставрировать (восстанавливать как участки ткани, так и перья). Ну, а еще сдавать в химчистку. Сегодня этот наряд демонстрирует воспитанница школы Альбины и Ирины Дерюгиных, мастер спорта по художественной гимнастике, уроженка Донецка Наталья Ковалева.

Платье я дополнила внутренним скрытым корсетом (из металла, пластика и ткани). Это довольно сложная конструкция — в области талии наряд состоит как бы из трех платьев, сшитых между собой. Делать такие корсеты умеют немногие мастера. В платье с корсетом фигура женщины выглядит особенно стройной — будто литая.


*Наряд, расписанный художником вручную, работы Натальи Понимаскиной (на фото справа) демонстрирует воспитанница школы Альбины и Ирины Дерюгиных мастер спорта по художественной гимнастике Наталья Ковалева. Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

— Корсеты не стесняют движения?

— К этому быстро привыкаешь. Одна женщина, примерив созданное по ее заказу платье с корсетом, была не очень довольна: тесновато, мол. Но затем позвонила со словами благодарности: весь вечер она ловила на себе восторженные взгляды.

— Сколько стоят такие платья?

— Недешево — от 10 тысяч до 75 тысяч гривен. Цена зависит от многих факторов: тканей, отделки, сложности и объема работ… Знаете, давно заметила, что женщины, которые работают в крупных компаниях, выкладывают половину месячной зарплаты, чтобы выглядеть на корпоративах на все сто.

— Много времени уходит на создание роскошных нарядов?

— От недели до месяца. Как ни парадоксально, в Киеве трудно найти высококлассных швей. Нам (я сотрудничаю с торговым домом столичного дизайнера Эльвиры Гасановой) приходится нанимать швей в других городах. Часть работы выполняю я, остальное — иногородние мастерицы. Изделия приходится отправлять им по почте. Я взяла на сегодняшнее мероприятие еще один наряд, который создала специально для рекламной кампании торговой марки «Гасанова» — белое платье с расписным длинным шлейфом (художник нарисовал на ткани птиц). Специально для фотосессии это платье возили на Мальдивские острова.

— Когда до войны жили в Луганске, у вас был свой бизнес?

— Нет. Мой сын был тогда еще совсем маленьким, я сидела с ним дома. При этом брала заказы — шила вещи премиум-класса для клиентов с достаточно высоким уровнем доходов. Я стараюсь постоянно повышать уровень профессионального мастерства — у меня пять швейных образований. Получила их в академиях и на курсах стран Европы, Израиля и России. Речь идет об обучении по Интернету. Многие кутюрье мирового уровня делятся своими знаниями и умениями с коллегами — проводят курсы повышения мастерства. Если творческий почерк дизайнера мне интересен, я записываюсь к нему на обучение. А моими первыми учителями были мама и бабушка — они обе шили, но это не было их основной профессией.

Летом 2014 года мы со старшей дочерью и семилетним сыном с трудом вырвались из Луганска, в который пришла война. Артиллерия начинала бить, как правило, в четыре утра. Приходилось вскакивать с постели, падать на пол, отползать подальше от окон, ведь в них могли влететь осколки и пули. Поначалу я имела возможность, не выходя из дома, отслеживать, что происходит в городе: в различных его частях были установлены видеокамеры, «картинка» с них передавалась в сеть. Но через некоторое время камеры отключили. Нужно было уезжать куда-нибудь, где не стреляют. Однако дочь отказывалась: не хотела оставлять бабушку. А когда согласилась, перестали работать банкоматы, я не могла снять наличные, чтобы заплатить за дорогу. На помощь пришел свекор — купил нам электронные билеты. С трудом добрались до вокзала: транспорт по городу не ходил, частных машин на дорогах почти не было. Поезд оказался переполненным, к тому же пассажиры везли с собой много чемоданов, баулов, мешков с вещами. У нас пожитков было мало, ехали с надеждой, что в ближайшее время все образуется и мы вернемся домой.

На железнодорожном вокзале в Киеве нас встречал мой муж (он по специальности инженер-строитель, находился в столице в командировке). С ним был один отзывчивый человек — врач-хирург, решивший помочь с жильем. Он предоставил хату в одном из сел. Мы поменяли в то лето несколько мест жительства, пока нас не приютила духовная семинария, расположенная в курортном поселке Пуща-Водица, что рядом с Киевом.

Вскоре заболел сын Володя (тогда ему было семь лет). Поставить правильный диагноз врачи смогли не сразу. Вначале Вову лечили от ангины, затем решили, что воспалился аппендикс. Понять, чем заболел ребенок, доктора смогли, когда произошел паралич кишечника. Сына положили в отделение нейроинфекции столичной детской инфекционной больницы. Только тогда его начали правильно лечить. Оказалось, у ребенка пострадали головной и спинной мозг. Врачи сказали, что при такой болезни выживают около пяти процентов пациентов. На лекарства нужны были очень большие деньги. Мне пришлось через социальные сети обратиться за помощью. Откликнулось очень много неравнодушных киевлян, их пожертвования позволили оплатить лечение. Огромное им за это спасибо. Также я бесконечно благодарна врачам, которые вылечили Вову. Уверена, Бог услышал молитвы (их читали во многих церквях) о спасении сына. Примерно год после выздоровления Вова учился ходить. Сейчас он посещает лицей с углубленным изучением английского. Фотография сына висит на доске почета, он один из лучших учеников.

— Как вы выиграли грант на развитие бизнеса?

— Когда я узнала, что общественная организация вынужденных переселенцев «Крымская диаспора» объявила набор в школу бизнеса, подала заявление. Участие в этом проекте (он называется «Новый отсчет-2» и проводится при финансовой поддержке международного фонда «Вiдродження»), кроме полезных знаний, давало шанс получить грант на развитие своего дела. Соискателям следовало представить свои бизнес-планы, авторам наиболее перспективных из них предоставлялись средства на покупку оборудования. Мне выделили 60 тысяч гривен. На эти деньги приобрели две профессиональные швейные машины.

До этого у меня была бытовая швейная машинка, с помощью которой я выполняла довольно сложные заказы на дому. Но для примерок приглашала клиентов в ателье — арендовала там примерочную. Кстати, первой моей заказчицей после переезда в Киев была луганчанка — я пошила для ее дочери платье на выпускной вечер в школе. Когда выиграла грант и мне купили профессиональные машины, я предложила свои услуги модельера-конструктора одежды дизайнеру Эльвире Гасановой. Так начала сотрудничать с ее торговой маркой. Гасанова даже арендовала для меня офис, в котором я сейчас работаю.

— Дочь пошла по вашим стопам?

— Нет, она выбрала другую профессию. После переезда в Киев Марина вышла замуж. Кстати, пощадила меня: не просила, чтобы я пошила ей на свадьбу роскошное платье. Купила уже готовое — недорогое, но элегантное. Знаете, после пережитого летом 2014 года в Луганске мы стали иначе смотреть на жизнь: поняли, что материальные блага — не самое главное. Куда важнее, чтобы близкие тебе люди были живы и здоровы, чтобы на улицах не рвались снаряды и не свистели пули, чтобы можно было спокойно работать и зарабатывать на хлеб насущный.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Вышла из бани и понеслась: крем для лица, крем для рук, крем для ног, крем для тела... Вопрос сына меня убил наповал: «Мама, а ты вообще зачем мылась?»...

Версии