Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Ольга Якименко с сыном

Справедливость...

Апелляционный суд Сумской области встал на сторону матери-украинки в ее тяжбе за сына с гражданином Турции

Галина КОЖЕДУБОВА, «ФАКТЫ» (Сумы)

25.01.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

О том, что он теперь остается с мамой и будет жить в Украине, восьмилетний Давид узнал прямо во время школьного урока. Все село знает о проблеме мальчика, которого через суд отец хотел забрать в Турцию. Неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы на защиту мамы не встали односельчане, народный депутат и журналисты. «Больше всего отца Давида поразило то, — говорит мама мальчика 30-летняя Ольга Якименко, — что меня, простую украинку, защищает так много людей».

«Узнав, что я жду ребенка, Махмуд дал мне денег на аборт»

— Когда я не захотела возвращаться к отцу ребенка в Турцию, он сразу мне сказал: «Кто ты такая? Ты никто. А я богат и сделаю с тобой все, что захочу», — вспоминает Ольга Якименко. — Но я знала, что возвращаться к нему нам с сыном нельзя. В последнее время Махмуд словно озверел. За малейшую провинность поднимал на меня руку, не разрешал разговаривать по скайпу с родителями, запер в квартире. Я даже не могла во время прогулок с сыном поговорить с подругами — живущими в Турции украинками.

Об этой драме «ФАКТЫ» впервые рассказывали своим читателям полтора месяца назад. Ольга поделилась тогда с журналистом своей непростой историей: «Я училась в педагогическом университете имени Макаренко в Сумах. Училась на заочном отделении, чтобы была возможность подрабатывать. Ведь у меня на руках родители-пенсионеры. Старалась чем могла им помогать. Сначала работала в магазине. Потом моя подруга познакомила меня с Махмудом. Он в Сумах снимал дом и искал помощницу по хозяйству. Мы встретились, он сказал, что мне нужно будет стирать, убирать, готовить еду. Был очень вежливым, обходительным.

В то время как раз умерла моя бабушка. Махмуд помог деньгами на похороны. Потом предложил: ты снимаешь комнату, тебе дорого, а у меня пустой дом, живи здесь. Никогда не приставал, был заботлив, словно отец. И я его полюбила. Правда, сейчас знаю, что он мне врал. Говорил, что с первой женой развелся, а на самом деле она спокойно жила в Турции. Потом я забеременела. Поначалу Махмуд был этому рад. Но затем вдруг велел сделать аборт и дал на это две тысячи гривен».

Девушка не послушалась и родила ребенка, а вскоре Махмуд предложил ей жить вместе. С началом военного конфликта в 2014 году им пришлось оставить дом в Славянске, где был бизнес, и улететь в Турцию. Там мужчина обманом уговорил Ольгу подписать одну бумагу на турецком языке. Сказал, что это формальность, чтобы его сын получил больше прав. Оказалось, мать своими руками подписала отказ от ребенка. После этого муж стал показывать свой настоящий нрав: распускать руки, оскорблять сына. Однажды Оля уговорила Махмуда отвезти их с сыном на неделю в гости к ее маме в Украину. Сам он вернулся в Турцию, а женщина и ребенок решили больше никогда не улетать на чужбину.

За право жить дома вместе с сыном Ольге пришлось бороться. Районный суд первой инстанции, не приняв во внимание мнение ребенка, вынес решение в пользу отца. На сторону Ольги встало все село Рогинцы Роменского района Сумской области. Когда приехали судебные исполнители, на защиту мальчика и мамы собралось почти сто человек. Была и помощник народного депутата Украины Николая Лаврика Елена Беркут. Люди возмущались: «Не отдадим ребенка, он хочет жить с мамой». Не ожидав такого отпора, исполнители вместе с Махмудом уехали, а Ольга стала ждать заседания Апелляционного суда.

— Первое слушание, назначенное в декабре, не состоялось, — рассказывает Ольга Якименко. — Махмуд не пришел в суд, и заседание перенесли. А несколько дней назад состоялось второе заседание. Туда он уже явился с адвокатом и свидетелем. Настроен был агрессивно, требовал, чтобы судья сделал закрытое заседание. Не хотел, чтобы его снимали: в зале суда было четыре камеры разных телеканалов. На этом заседании мой адвокат предъявил заключение медицинской экспертизы, сделанной психологами моему сыну. Специалисты написали, что Давид очень развит и может отстаивать свои права. Суд первой инстанции не учел голоса ребенка. Хотя сынок заявил, что хочет жить только с мамой и боится возвращаться в Турцию.

«Отец Давида до сих пор продолжает мне угрожать, но теперь издалека»

— Выслушав всех присутствующих, Апелляционный суд вынес решение: отменить решение суда первой инстанции и оставить ребенка с мамой, — продолжает Ольга. — Все бросились меня обнимать и поздравлять. А я заплакала от радости. Сыночек в это время был в школе. Я сразу же позвонила учительнице. Прямо на уроке она кивнула Давиду: все хорошо. Его тоже поздравляли всей школой. Когда я приехала после суда домой, сын сказал: «Мама, сегодня самый лучший день в нашей жизни».

Все это время мой мальчик, как настоящий мужчина, поддерживал меня, оберегал и помогал. За эти полгода стал лучшим учеником в классе. Его очень любят детки, много друзей даже среди старшеклассников. По-украински он уже читает лучше, чем я. Сказал, что будет учиться на золотую медаль. А отец кричал: «Какое образование ты дашь сыну в этой Украине?» Самое лучшее образование, — улыбается Оля. — У нас очень хорошая сельская школа, в ней работают замечательные учителя.

Такое счастье, что все так закончилось. Если бы меня не поддержали люди, я, возможно, сдалась бы. Когда Махмуд на меня кричит, я его боюсь. Даже когда он зашел в зал суда, у меня от страха затряслись руки и ноги. Он до сих пор продолжает мне угрожать, но теперь издалека. А вот самым большим потрясением для него стало то, что мне помогает народный депутат. До сих пор не может понять, откуда у нас с сыном взялась такая защита?

— Народный депутат Николай Лаврик лично обращался за помощью к Уполномоченному по правам детей Николаю Кулебе, — уточняет помощник народного депутата Елена Беркут. — В своем обращении он просил защитить интересы несовершеннолетнего. После того как об этом деле рассказали журналисты, Олю были готовы защищать многие юристы. К счастью, все закончилось хорошо, и теперь мы вместе радуемся нашей победе.

— Апелляционный суд, вынося решение, руководствовался Международной конвенцией о правах детей, — уточняет адвокат Дмитрий Менько. — Суд первой инстанции принял решение на основании Гаагской конвенции, которая регулирует вопросы, связанные с похищением детей. В данном случае кражи не было. Кроме того, судом были полностью проигнорированы интересы ребенка. Общественный резонанс помог нам. Даже если бы гражданин Турции и захотел предпринять что-то незаконное, то не смог бы. Хотя он постоянно угрожал всем и лично мне. И явно не ожидал такой поддержки и защиты для Оли. Он привык все и всех покупать. А здесь просто растерялся и даже покинул зал заседания, не дожидаясь вынесения решения.

Фото из семейного альбома

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Женщинам очень легко снимать стресс на кухне. Например, достала индюка или петуха, назвала его Петей или Ваней, отрезала все, что захотела — и медленно-медленно опустила в кипяток...

Версии