Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
Лариса Кадочникова

Как это было

Лариса Кадочникова: "Белая птица с черной отметиной" - это история семьи Ивана Миколайчука"

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

27.01.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

45 лет назад началась работа над культовым украинским фильмом

Большой коллаж знаменитой украинской актрисы и художницы Ларисы Кадочниковой «Белая птица» сейчас украшает кабинет председателя Союза кинематографистов Украины. А ведь 45 лет назад эта картина могла и не появиться на экранах. Из-за обвинения в национализме работу режиссера Юрия Ильенко хотели положить на полку. Ситуацию спас тогдашний руководитель Компартии Украины Петр Шелест, разрешивший прокат фильма.

«Белая птица с черной отметиной» стала одной из любимых киноработ Юрия Ильенко — уж слишком дорогой ценой она ему досталась. Фильм оказался знаковым и для Богдана Ступки, сыгравшего в ней свою первую кинороль. Главный женский образ на экране воплотила Лариса Кадочникова. В то время она была супругой Юрия Ильенко и его музой. Лариса Валентиновна до сих пор в деталях помнит процесс создания фильма, который происходил у нее на глазах в их с Ильенко небольшой квартире на проспекте Победы в Киеве.


*События картины «Белая птица с черной отметиной» происходят на Буковине с 1937 по 1947 год. Кадр из фильма

— Я хорошо помню, как началась работа над «Белой птицей с черной отметиной», — вспоминает народная артистка Украины Лариса Кадочникова. — Идея картины принадлежит Ивану Миколайчуку. Собственно, это история его семьи. Однажды он рассказал ее Юре. Ильенко был просто в восторге и сказал, что надо снимать кино. К тому времени у него уже был опыт работы режиссером. После «Теней забытых предков», где Юра работал оператором, ему очень хотелось снимать самому. Мечтал о режиссерской карьере и Иван Миколайчук, но, когда началась работа над «Птицей», он был еще слишком неопытен.

— Неужели в картине описывается жизнь самого Миколайчука?

— Конечно, некоторые моменты в ней придуманы. Например, трогательная история любви. Но все остальные детали реальные. У Ивана, как и у главного героя «Птицы», тоже было несколько братьев. Они пережили войну, борьбу с национализмом. Жили на Буковине, где и проходили съемки картины. Сейчас этот фильм стал актуален как никогда. К сожалению, в нашей стране идет война, разделившая многие семьи. Как и в «Птице», некоторые из них оказались по разные стороны баррикады. Мне до сих пор сложно поверить в то, что художественная картина вылилась в нашу настоящую жизнь.

— Правда, что премьеры «Белой птицы с черной отметиной» в Киеве так и не было?

— Да. Скандал с выходом фильма разгорелся, когда картина уже была готова. Один из партийных чиновников в Ивано-Франковске, посмотрев материал, обвинил создателей в национализме и запретил выход фильма на широкий экран. В национализме обвинили Юрия Ильенко, Ивана Миколайчука, Богдана Ступку. Фильм практически положили на полку. Я помню, как однажды Юра вернулся домой в совершенно разобранном состоянии. Он был мрачный и неразговорчивый. Я спросила: «Что случилось?» Юра тихо ответил: «Птицу» закрыли".

Это было как гром среди ясного неба — никто из съемочной группы не предполагал, что подобное может случиться именно с этой картиной. Но Юра не опустил руки. Его познакомили с Виталием Шелестом — сыном Петра Шелеста, который в то время возглавлял Коммунистическую партию Украины. Юра воспользовался случаем и рассказал Виталию историю с «Птицей». Мол, картина сделана, потрачены государственные деньги, в ней история Украины и Карпат, и нет ничего такого, из-за чего ее следовало бы положить на полку. Специально для сына Шелеста на Киностудии имени Довженко был устроен закрытый просмотр «Белой птицы». Виталий посмотрел фильм на одном дыхании, а потом признался Юре, что более сильных эмоций от увиденного давно не испытывал.

— Картина была спасена?!

— Представьте себе. Виталий сказал, что в картине нет и намека на национализм, пообещав показать ее отцу. Через неделю с Юрой связались люди от Петра Шелеста и сказали, что… не увидели крамолы в новом фильме Ильенко. Более того, Шелест сказал, что картина достойна показа не только в Украине, но и на всевозможных фестивалях. Как раз в это время начинался Московский международный кинофестиваль, и Политбюро Компартии Украины порекомендовало туда «Белую птицу». По сути, премьера фильма и состоялась на Московском кинофестивале.

Мы ездили представлять фильм большой группой: Юра Ильенко, Иван Миколайчук, оператор Вилен Калюта, я. Нас очень хорошо приняли в Москве, поселили в гостинице «Россия». Помню, картину показывали в огромном зале кинотеатра «Россия». Мы все безумно волновались. После просмотра среди зрителей воцарилась тишина. А потом зал взорвался аплодисментами. Нашу работу приняли и оценили. В конце Московского кинофестиваля мы стали настоящими триумфаторами, получив за свою роботу золотую медаль. Это был колоссальный успех.


*Лариса Кадочникова в деталях помнит процесс создания фильма, который происходил у нее на глазах (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

— Для Богдана Ступки роль Ореста в этой картине стала знаковой?

— Что вы! Благодаря ей зрители и узнали такого киноактера, как Богдан Ступка. В то время Богдан Сильвестрович работал во Львовском театре имени Марии Заньковецкой. Кто-то рассказал о талантливом молодом Ступке Юре Ильенко, который искал актера на роль Ореста. Кстати, изначально ее должен был играть сам Иван Миколайчук. Он специально выписывал ее под себя. Но Орест отрицательный персонаж, он представитель ОУН. Когда об этом узнали в дирекции Киностудии Довженко, то категорически запретили Ивану Миколайчуку играть эту роль. Сказали, что он может исполнять только положительных персонажей. В результате Миколайчук сыграл старшего сына Звонаря — коммуниста.

Конечно, Иван был расстроен, но пойти против дирекции не посмел. В этот момент и появилась кандидатура Богдана Ступки. Помню, как он в первый раз пришел на съемки. Это был невысокого роста худенький молодой человек, очень пластичный и понимающий режиссера с полуслова. Ильенко был в восторге от Ступки и говорил, что открыл гениального киноактера. Богдан очень волновался на съемках и после каждой сцены подходил к Ивану, Юре, советовался с ними. Он прислушивался буквально к каждому слову людей, которые для него были кумирами. На самом деле, его попадание в роль Ореста было стопроцентным.

— С какими еще сложностями пришлось столкнуться в начале съемок?

— Очень долго искали исполнительницу на роль сельской колдуньи Вивди. Юра хотел, чтобы это была очень чувственная, сексуальная актриса. Вместе с Иваном они посмотрели практически всех киевских актрис, но ни одна им не понравилась. Они были просто в отчаянии. В этот момент я вспомнила о московской актрисе Джемме Фирсовой, с которой была знакома еще по учебе во ВГИКе. Она, наполовину полька, была потрясающе красива. Юра пригласил ее на пробы. Джемма приехала в Киев буквально на один день. Юра ее посмотрел и пришел в полный восторг — это было то, что он хотел.

— Правда, что, когда Ильенко начал снимать фильмы как режиссер, он вам пообещал все главные женские роли в его работах?

— Действительно, приступая к своей первой режиссерской работе «Родник для жаждущих», Юра сказал: «Лариса, ты будешь играть у меня все главные роли». Во время съемок «Белой птицы» у нас были очень нежные, теплые семейные отношения. Наступил период расцвета нашей любви. Я играла главную женскую роль — Дану, которая переживает любовный конфликт. В перерыве между съемками приезжала в Киев и играла в родном Театре имени Леси Украинки. Бывало, Юра с Иваном дорабатывали сценарий у нас дома. Они запирались в одной из двух комнат нашей небольшой квартиры, чтобы никто не мог им помешать. Я готовила еду, оставляла ее на плите, а рядом записку, что буду поздно. Когда возвращалась домой, все было съедено, а квартира пропитана запахом табака. Юра с Иваном беспрестанно бегали курить на балкон, говоря, что это помогает им творить.

— Где проходили съемки?

— Сначала в селе Бучак, недалеко от Канева, — там они стартовали. В свободное время к Ивану приезжала его супруга Маричка. Тогда она еще работала в хоре Веревки, часто ездила на гастроли за границу и использовала любую возможность, чтобы увидеть Ивана. У них были очень трогательные отношения. А потом вся съемочная группа переместилась на Буковину, недалеко от села Жабье. Актеров расселили по сельским домам.

Жители были в восторге от того, что у них в селе проходят съемки. Каждый старался как-то проявить себя перед съемочной группой. Нам приносили свежее молоко, творог, брынзу. На обед мы все сходились в небольшую харчевню, которая находилась в центре села. Нас уже ждали богато накрытые столы. До сих пор помню, как это было вкусно и совсем недорого. Вечером Юра, Иван и Вилен Калюта собирались у нас в доме, чтобы подготовиться к следующему рабочему дню. Съемки проходили достаточно тяжело. В массовке участвовали практически все местные жители. Картину снимали около года. Несколько месяцев художница по костюмам Лидия Байкова готовила одежду для всех героев. Кстати, она была с нами и на картине «Тени забытых предков». Детали национальных костюмов Лидия собирала по близлежащим селам. Прекрасно разбиралась в гуцульских нарядах.

— У вас осталось что-то на память о «Птице»?

— Длинная сорочка из домотканого полотна, расшитая бисером. Я купила ее уже после выхода картины на Киностудии имени Довженко. Специально для этого брала разрешение у дирекции студии. Сорочка эта очень красивая. В Париже я надевала ее с длинной черной бархатной юбкой и имела потрясающий успех.

— Большой гонорар получили за главную женскую роль?

— В то время как-то не принято было бороться за гонорар. У всех была примерно одинаковая ставка — 25 рублей за съемочный день. Более 50 рублей в день никто не получал. Я не особо заботилась о деньгах, потому что львиную долю финансов приносил в дом муж. Юра заработал за фильм около семи тысяч рублей. По тем временам это были приличные деньги, на которые мы жили около года.

Помню, как я решила наконец купить себе шубу. Мы пошли с Юрой в магазин, выбрали очень красивое манто из норки, Юра его оплатил. Прошло несколько дней, и вдруг он неожиданно говорит: «Лариса, зачем тебе шуба? Давай отдадим ее моей маме, она всегда о ней мечтала». Что я могла сказать?! Конечно, мы отдали эту шубу. По-моему, Юрина мама так ее ни разу и не надела. Но зато Юра осуществил мамину мечту.

В то время я была совершенно поглощена Ильенко. Делала то, что он мне говорил. Материальные вещи нас обоих мало интересовали. Дверь нашей квартиры практически никогда не закрывалась, всегда было много гостей, мы жили на широкую ногу. Когда «Птица» получила премию на фестивале в Италии, мы в нашей небольшой квартире устроили банкет на сто человек! Празднество растянулось на несколько дней, были потрачены все призовые деньги, но мы чувствовали себя совершенно счастливыми.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Петя, ты двери закрыл? — Да. — На ключ? — Ну да, на ключ. — На два оборота? — На два... — Так, мужики, Пете больше не наливать! Мы же в палатке...

Версии