Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
Богдана Пивненко и Иван Марчук

Наедине со всеми

Богдана Пивненко: "Я всегда хотела, чтобы отец гордился мной"

Ольга УНГУРЯН, «ФАКТЫ»

31.01.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Заслуженной артистке Украины, музыканту-виртуозу исполнилось 40 лет

«Украинский Паганини в юбке», — так нередко называют скрипачку Богдану Пивненко. А родилась она в один день с Моцартом. О чем добродушно-шутливо напоминают ей друзья, поздравляя 27 января с датой рождения… великого композитора. К слову, именно в этот день в Национальном Союзе композиторов Украины состоялся концерт, посвященный Моцарту: его произведения прозвучали в исполнении Богданы Пивненко и ее воспитанников. Концерты, гастрольные поездки, занятия с учениками, а еще — преподавательская работа в Национальной музыкальной академии, где с недавних пор Богдана заведует кафедрой скрипки… Темп ее жизни можно определить музыкальным «престиссимо» — очень быстро. Выходных дней, признается в разговоре собеседница, у нее практически нет.

Мы беседуем с Богданой дома. В квартире, освещенной солнечными пейзажами ее знаменитого отца художника Ивана Марчука, живут рояль и скрипка, рабочие записи мужа — кинорежиссера Олега Павлюченкова, рисунки сына Богдана. На видном месте — большущая шахматная доска…


*На День независимости, 24 августа 2016 года, Богдана Пивненко выступила на майдане Незалежности в Киеве с оркестром Вооруженных Сил Украины

— Кто у вас дома в шахматы играет? — интересуюсь у хозяйки дома.

— Отец, когда приходит в гости, любит посидеть за шахматной доской с Богданом, — отвечает Богдана Пивненко. — Тот гордится своим гениальным дедом. Они беседуют о жизни, а бывает, и занимаются йогой.

— Йогой?!

— Да. Отец же в свое время серьезно изучал йогу. Медитировал. Однажды, рассказывал, ему даже удалось подняться над полом в воздух… Помню, летом мы вчетвером на машине отправились путешествовать в Хорватию. Как-то отец с Богданом остались в отеле, а мы с Олегом пошли на экскурсию. Вернувшись, застаем картину: дед с внуком сидят в йоговской позе лотоса… В общем, они нашли общий язык, при том, что для Марчука дети — это «неопознанный летающий объект».

— А как вы с отцом нашли друг друга?

— Мы встретились на большой киевской выставке отца — он тогда прилетел из Америки. Я жила рядом с музеем и ходила на выставку каждый день. Была, что называется, в образе: надевала черную фетровую шляпку. А для художника ведь главное — образ. Отец заметил меня, подошел. И… мы познакомились. Когда выяснилось, что я его дочь, он не выдержал, растрогался. С тех пор уже 22 года дружим.

— Обиды на отца не осталось?

— Я рада, что он — есть (дай Бог ему здоровья!) и что судьба нас свела. Отец дает мне сильнейшую мотивацию достичь чего-то в жизни. Причем достичь самой, а не купить или получить в подарок. Я всегда хотела, чтобы отец гордился мной.

— С декабря минувшего года вы в Музыкальной академии заведуете кафедрой скрипки, которую некогда возглавлял Богодар Которович, ваш учитель. Не страшновато было приступать к обязанностям?

— Еще как страшно! На кафедре только один преподаватель моложе, чем я, а все остальные намного старше, помнят меня девочкой-студенткой… Предложение работать на этом месте сперва даже не восприняла всерьез, отшучивалась: «Я еще маленькая!» Но меня стали убеждать. И в итоге уговорили. Ситуация сегодня тревожная: выдающиеся мастера старшего поколения, увы, уходят из жизни, а талантливая молодежь выезжает из Украины. Традиции обрываются. Что делать, чтобы наши таланты оставались здесь и работали на свою страну? Конечно, об этом должны думать державные мужи. Но и мы, каждый на своем месте, можем повлиять на происходящее.

— Скажите, а почему вы взялись и за обучение детей? Зачем музыканту, играющему на прославленных сценах с лучшими оркестрами, лишняя нагрузка?

— Это не нагрузка, а часть моей жизни. Все началось три года назад. Явилась восьмилетняя девочка — такая большеглазая, похожая на эльфа. Сказала, что ходит с мамой на все мои концерты и очень хочет у меня учиться. Девочка талантливая. Правда, поначалу не умела ничего. И я решилась на творческий эксперимент. Уже через год моя ученица получила первые премии на многих конкурсах в Украине. Она десять раз играла с оркестром (я повсюду возила ее с собой)… Узнав об этом, стали приходить новые ученики. Сейчас у меня их шестеро — от 6 до 16 лет.

— Вы как-то рассказывали, что монах-музыкант Вивальди обучал детей при монастыре. Наверное, и сегодня в занятиях юных музыкантов есть что-то от монастырского послушания? Ты должен часами упражняться в игре на скрипке, в то время как твои сверстники отдыхают, развлекаются и вокруг столько соблазнов…

— Нет-нет, музыка — это стиль жизни. Когда ребенок играет на скрипке не из-под палки, а потому, что ему этого хочется. Если же мучаешься, заставляешь себя — значит, не стоит быть музыкантом.

— Но ведь даже маленького Моцарта заставляли упражняться.

— Принуждали и Паганини: отец привязывал его к стулу… О воспитательных методах той эпохи судить не буду. Но, по моему убеждению, в жизни следует заниматься тем, чем ты горишь. Мой Богдан, впервые взяв скрипку в руки, сразу сыграл «Щедрика». При таких данных как бы я могла его научить! Но… сын равнодушен к скрипке, а заставлять его я не собираюсь. Перестал и рисовать, хотя, как замечал мой отец, имеет к этому явные способности. Что ж, надо дать ему возможность найти себя.

— Вы ведь в детстве тоже пробовали рисовать?

— Да, и у меня неплохо получалось. Мама советовала заняться живописью. Но все вытеснила скрипка: я не могла без нее. Так и мои ученики. Я окунаю их в реальную жизнь — концерты, выступления, поездки. И вижу, какая для них радость выйти на сцену и играть. Они этим горят! А ведь, как правило, дети сцены боятся. Срабатывает подсознательный страх, как в музыкальной школе перед академконцертами: вдруг собьешься, возьмешь не ту ноту, получишь плохую оценку. У моих же учеников страха нет. На гастроли мы ездим всем «табором». В Польше случалось давать и по два концерта в день, плюс мастер-классы. А еще по дороге заезжали выступить в Житомире. И дети спокойно выдержали мой режим.

— Похоже, работоспособность тоже передается по наследству. Вы, наверное, как Иван Степанович Марчук, жалеете, что в сутках всего 24 часа?

— Просто мне неинтересно лежать на диване и смотреть телевизор. Ведь можно что-то создать. Или чему-то научиться. Вот сегодня занималась с Борисом Громовым, моим нынешним учителем. Это феноменально талантливый человек. Был вундеркиндом-скрипачом и вдруг оставил инструмент. 20 лет играл на рояле. А затем, уже после инсульта, вернулся к скрипке: вышел на сцену и… исполнил Паганини! Кстати, 4 февраля в Национальной филармонии будет концерт из произведений Паганини. Компания музыкантов подобралась такая: мы с Борисом Громовым, гитарист-виртуоз Марк Топчий и контрабасист Назарий Стець — он исполнит вариации на одной струне.


*"Я рада, что судьба свела меня с отцом Иваном Марчуком, — говорит Богдана Пивненко. — Он дает мне сильнейшую мотивацию достичь чего-то в жизни"

— Говорят, творческие люди чаще других подвержены депрессиям. По-вашему, это так?

— Не уверена. Но точно знаю: наши мысли, светлые или мрачные, — материальны. И тем опасней угнетенное состояние. У меня была страшная депрессия после гибели первого мужа (бизнесмен и политик Владимир Шульга. — Авт.). В таком состоянии просто невозможно творить. Спасла встреча с Олегом. Он помог мне начать новую жизнь. И сейчас во всем поддерживает. Муж, можно сказать, стал ангелом-хранителем украинской симфонической музыки. На добровольных началах. Его очень волновало, что нашей музыки в мире нет. То есть она отсутствует в медиапространстве. И Олег стал записывать произведения Станковича, Сильвестрова, Скорика, Зубицкого, чтобы в Интернете появился качественный музыкальный продукт. У Зубицкого, например, есть опера «Чумацькі пісні». Колоссальная вещь, которую не ставили 30 лет! А когда, наконец, состоялась постановка, то Олег ее записал. И теперь эту музыку услышат в мире.

— Знаю, что вы поддерживаете музыкально одаренных детей из семей переселенцев. С чего началась эта работа?

— Еще до войны на музыкальный фестиваль в Запорожье (я была в жюри конкурса) приезжало много одаренных детей из Крыма, с Донбасса. И мне хотелось, чтобы их увидели в Киеве. Вместе с ансамблем «Киевская камерата» устраивала их концерты. А когда начались боевые действия, я, естественно, обзвонила этих деток: что с ними, где они? Многие выехали, часть живет под Киевом. У всех стресс… Решила провести концерт с их участием. В первый раз они собрались в Киеве осенью 2014 года. С этого начался проект «Мы дети твои, Украина!» (а позже мы с друзьями создали общественную организацию «Responsible Future»).

На первом концерте была и пианистка Христина Михайличенко, взять ее меня попросила добрая знакомая из Крыма. Отец Христины преподавал язык и литературу в украинской гимназии, единственной в Крыму. После «референдума» семья вынуждена была бежать, так как им угрожали. Дома оставили почти все, включая пианино девочки. Осели в Ирпене под Киевом. И тут горе: умер отец. Мама осталась с тремя детьми. А Христине сейчас очень нужен инструмент — если не рояль, то хотя бы хорошее пианино. Надеюсь, что все-таки удастся его приобрести. Это на редкость одаренная пианистка, она получает первые места на международных конкурсах. Украина может гордиться такими детьми.

— Вам удается возить своих подопечных на гастроли?

— Да. За два года дети выступили в Риге, Париже, Вене, Нью-Йорке, Брюсселе. Ну и, конечно, езжу с ними по Украине, договариваясь с директорами филармоний о концертах. Очень надеюсь, что дети-переселенцы смогут начать новую жизнь.

P. S. Уже напоследок спросила у Богданы, не смущает ли ее юбилейная дата. Оказалось, нет. «Ну вот, мне 40. А что дальше? — говорит она. — По этому поводу вспоминается фраза из сказки „Алиса в Стране Чудес“, которую часто говорю своему сыну: „Нужно очень, очень быстро бежать, чтобы оставаться на месте“. На своем месте…»

Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Одесса. Привоз. Беседуют два приятеля: — Моня, а вот ты в армии служил? — Нет, Лева, не служил… Не взяли меня. — А шо так? По болезни? — Та не! Найти не смогли.

Версии