Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
стрельба в Княжичах

Громкое дело

Спустя два месяца после перестрелки в Княжичах стали известны ошеломляющие подробности трагедии

Мария ВАСИЛЬ, «ФАКТЫ»

10.02.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Не так давно Генеральный прокурор Юрий Луценко сделал громкое заявление о том, что дом, возле которого произошла трагическая перестрелка между подразделениями полиции, в которой погибли пятеро сотрудников, «был ограблен дважды — сначала профессиональными грабителями, а затем работниками полиции, прибывшими на вызов, когда первая волна грабителей уже отъехала». Генпрокурор, не стесняясь, указал на погибших сотрудников Госохраны — мол, шарили по уже вскрытому дому, вынесли элитный алкоголь: «У нас есть доказательства того, что они вынесли с уже ограбленного помещения элитные спиртные напитки и тут заметили разведчиков, которые за этим следят. А дальше произошло то, что произошло».

Заявление Генпрокурора полностью противоречит первоначальной версии событий, озвученной им же вскоре после трагедии: мол, произошло недоразумение, сотрудники Госохраны приехали по тревожному сигналу сработавшей в доме сигнализации, обнаружили вскрытое окно и задержали прятавшихся в соседнем доме полицейских — разведчиков, которые поджидали в засаде появления грабителей. Из вскрытого дома, как говорил тогда Юрий Луценко, ничего не пропало. То есть запланированный грабеж не состоялся. Бандиты, услышав стрельбу между силовиками, отказались от своего плана и попытались убежать. Их задержали уже в Киеве.

Однако, по нашим сведениям, Генпрокурор сделал шокирующее заявление о «двойном грабеже», опираясь на вторичные — весьма измененные по сравнению с первоначальными! — показания участников трагических событий в Княжичах в ночь на 4 декабря. Из достоверных источников «ФАКТАМ» стало известно, что теперь рассказывает о случившемся начальник отделения столичного полицейского главка, руководивший спецоперацией непосредственно на месте. Фамилию мы называть не будем, но его версию происходившего перескажем подробно.

Итак, он утверждает, что о намеченной операции по задержанию банды ему стало известно за несколько дней.

По словам руководителя операции, со 2 декабря полицейские засели в Княжичах. На трех въездах в поселок были выставлены посты. Группа бойцов столичного КОРДа (Корпуса оперативного реагирования) по договоренности с хозяевами разместилась в засаде в особняке по улице Тихой, 30, — недалеко от леса. Именно этот дом намечался бандитами как объект грабежа. Двое оперативников-разведчиков заняли позицию в недостроенном доме с башенкой на соседней улице Шептицкого (бывшей Корнейчука). Оттуда, по утверждению правоохранителей, предназначенный к ограблению особняк просматривался очень хорошо.

Ночью 4 декабря в Княжичи действительно явились бандиты, они приехали на микроавтобусе «Мерседес Вито» (за которым полицейские следили еще из Киева). Оставив автомобиль на одной из улиц, отправились к месту грабежа пешком. Получив эту информацию с одного из постов на въезде в Княжичи, руководитель спецоперации вышел навстречу бандитам и внимательно рассмотрел всех троих. По его словам, мужчины шли гуськом друг за другом. Он очень хорошо их запомнил, потому что они сами по очереди заглядывали ему в лицо. Несмотря на темень и холод, полицейский приметил, что один был небрит, у второго был очень крупный нос, у третьего — квадратный подбородок. Запомнившиеся детали впоследствии помогли ему с уверенностью опознать подозреваемых бандитов, задержанных уже в Киеве.

Далее руководитель операции получил информацию, что грабители немного походили возле намеченного особняка на улице Тихой, но потом почему-то свернули на улицу Шептицкого и в 1.15 перелезли через забор небольшого дома, расположенного по соседству с недостроенным коттеджем, в котором сидели разведчики. Разведчики доложили руководству, что преступники ходят по двору и дому, подсвечивая себе фонариками, причем периодически выходят на улицу, идут в сторону леса (это метров сто) и возвращаются обратно. Логично было бы предположить, что они что-то выносят и там прячут или передают подельникам. (Но, заметьте, командир не отдал приказ на задержание грабителей в чужом доме. Те спокойно ходили и грабили. Разведчики наблюдали. На пульт охраны сигнал поступил в 1.52, то есть спустя 37 минут после проникновения, а первый автомобиль ГСО оказался на месте в 2.10. Целый час грабили дом!)

Дальнейшие события, как следует из слов руководителя операции, стали еще более удивительными. Сотрудник поста на выезде передал командиру, что «Мерседес Вито», на котором приехали бандиты, покинул территорию Княжичей. В то же время разведчик из недостроенного здания сообщил, что по дому продолжают ходить неизвестные с фонариками. То есть бандиты уехали, а неизвестные остались?! Или просто автобус с водителем уехал, а бандиты остались? Командир не стал вникать в нюансы. И о появлении сотрудников Госохраны в автомобилях с соответствующей маркировкой ему также не было доложено ни с одного из постов.

Так прошел еще час. Руководитель операции по-прежнему не давал подчиненным команды к действию. А потом вдруг, как рассказывает командир, разведчик из недостроя закричал по мобильному: «Пипец, нас засекли, бандиты идут к нам!» Руководитель операции из трубки услышал разговор на повышенных тонах, шум борьбы. Он доложил об этом киевскому руководству, и было принято решение выручать товарищей. К дому № 22 на улице Шептицкого рванул автобус с КОРДовцами — ехать там две минуты. Стекла от мороза заиндевели, почти ничего не было видно. (Хочется опять же подчеркнуть, что спецназовцы находились в состоянии наготове для проведения операции по задержанию опасных преступников. Что, стекла не могли заранее почистить?)

Подъехав к объекту и с трудом открыв заднюю дверь автобуса (тоже примерзла), командир выпустил бойцов КОРДа. По его словам, тут же послышались выстрелы. И бедняга утверждает, что… впал в стрессовое состояние. (Стоит заметить, что начальнику отдела столичной полиции 38 лет, это опытный оперативник, неоднократно участвовавший в операциях по задержанию преступников.) До такой степени переволновался, что ничего не помнит. Даже не может сказать, из чего стреляли — из пистолетов или автоматов, и кто первым открыл пальбу. Очнулся, дескать, когда все стихло, кинулся к своим.

Разведчики находились на заднем сиденье расстрелянной машины, на них были наручники. Хотел им помочь, вытащить… Потом понял, что оба убиты. На вопросы, какие повреждения были на телах находившихся на передних сиденьях сотрудников Госохраны, имелось ли у них оружие, он ответил, что… не обратил внимания. Он даже не понял, живые они или мертвые.

Итак, согласно показаниям руководителя спецоперации, оперативники-разведчики как минимум час наблюдали, как напротив их конспиративного убежища в недостроенном здании ходят бандиты из «Мерседес Вито», потом еще час те же бандиты или какие-то другие неизвестные (ну, раз первые бандиты-то уже уехали) грабят дом. Улица из недостроенного особняка просматривается очень хорошо. Предположим, не заметили маркировки на машинах. Но ведь наверняка могли слышать переговоры по рациям и идентифицировать их как правоохранителей по целому ряду косвенных признаков. Чего же было бояться и просить о помощи? Неужели действительно «не заметили» две полицейские машины, остановившиеся в десяти метрах от недостроенного коттеджа? Как не заметили и того, что сотрудники ГСО были в форме и с табельным оружием?

В Государственной службе охраны, кстати, крайне негативно восприняли слова Генерального прокурора о том, что прибывшие на тревожный сигнал сотрудники ГСО, обнаружив вскрытый дом, сами прельстились возможностью пошарить там по полкам. «Если наши грабили — надо было задерживать, — логично говорят в ведомстве. — Тогда не столичные разведчики оказались бы в наручниках, а наши бойцы».

Сейчас в коттеджной части Княжичей, которую местные жители называют элитным поселком, тишина и покой. «Не представляете, что тут творилось! — вздохнула женщина на остановке, указывая нам дорогу. — День и ночь журналисты с камерами, полицейское начальство толпами, прокуроры разные. Только недавно поспокойнее стало, так вы снова».

Мы поехали на место событий с адвокатом Марией Островской, проводившей правовой анализ произошедшего, собирая информацию и доказательства на месте преступления. Найти дом № 22 по улице Шептицкого оказалось нетрудно: у забора, возле которого произошла трагическая перестрелка, установлен памятный знак. На нем два имени: Сергей Орлов и Евгений Куртев. Старшие сержанты ГСО. Одному исполнилось 24 года, второму — 25.

На злополучном «дважды ограбленном» доме не осталось следов взлома — все починили, прибрали. Хозяев мы не застали, зимой они живут в Киеве. Владелица небольшого дома — пенсионерка Тамара Данишевская. По сведениям интернет-издания «ОРД», ее муж был заместителем прокурора Черниговской области, но мы утверждать этого не будем. По ее словам, после визита неизвестных грабителей из дома ничего не пропало.

Отыскать дом, где «заседали» КОРДовцы, также не составило труда. Только это даже не особняк, это целый комплекс загородных строений — с открытыми верандами, беседками, башенками, — обнесенный мощным бревенчатым забором. Комплекс принадлежит некоему гражданину, называющему себя потомком известного дворянского рода Голицыных. Пообщаться с хозяевами поместья, намеченного бандитами к ограблению, тоже не удалось. От охранника, ответившего по домофону после звонка в калитку, я услышала: «Хотите общаться с хозяевами, езжайте в Америку!» Ничего не оставалось, как щелкнуть на фото вид сурового забора да заснеженную елку рядом с ним.


*В этом недостроенном особняке на улице Шептицкого в Княжичах находились оперативники, поджидавшие банду грабителей. Фото автора

Когда я вернулась на улицу Шептицкого, где мы поставили машину, адвокат разговаривала с симпатичной женщиной в вязаном свитере, дом которой расположен метрах в пятидесяти от места трагедии.

— Ничего не видела, хотя очень хотела посмотреть, как будут бандитов задерживать. Но в мои окна не видно — ни в ту сторону, ни в другую, — с сожалением сказала местная жительница. — Зато грохот был такой, что я чуть с дивана не упала. От этого и проснулась…

— Подождите, что значит посмотреть, как бандитов будут брать? Вы что, знали о готовящейся операции?

— Ну конечно! — удивилась дама. — Нас всех предупредили, на всякий случай. Все соседи по улице знали, а как же!

— И где засады будут, знали?

— Знали. Засады были в разных местах, мы лично видели полицейских разведчиков.

Получение интересных (на мой взгляд, просто потрясающих с точки зрения «секретности» операции) сведений было прервано появлением черного джипа, резко притормозившего рядом с нами. Выскочивший оттуда крепкий мужчина в камуфляже был грозен:

— Быстро сюда телефоны и фотоаппараты!

По тону и манерам мы были уверены, что это бандитский наезд.

— Мужчина, представьтесь, пожалуйста, кто вы?

— Да не ваше дело, кто я. Вы только что фотографировали особняк возле леса на улице Тихой. С какими целями? Немедленно сотрите снимки. Дайте мне телефон! — ткнул он в меня пальцем.

— Мы проводим журналистское и правовое расследование. Почему вы только за тот особняк беспокоитесь? Мы тут все снимали, целую улицу, недостроенный дом.

— Мне такое указание было. Вы же… наводчицы! Не зря сюда приехали. Сейчас в райотдел полиции повезу. Или сразу в Генеральную прокуратуру. Меня в ГПУ предупредили: сразу им звонить, если кто-то будет интересоваться…

Значит, не бандит… Мы выполнили его требование. Дескать, только бы не ехать в Генеральную! Убедившись, что мы удалили из памяти телефонов волновавшие его кадры, мужчина подобрел и даже представился — Александр, бывший военный, служил в Афганистане. Теперь вот охраняет покой и имущество местных жителей.

— Выходит, вы тот самый охранник, посоветовавший в Америку ехать?

— Нет. Это начальник частной охраны в Княжичах, общей для всего поселка, — вступилась за мужчину собеседница.

— Вы не обижайтесь, поймите нас, — примирительно сказал он. — Грабежи случаются нередко, надо положить этому конец. Жаль только, что задержание бандитов обернулось такой бедой. Буквально за несколько часов до трагедии я говорил с ребятами-разведчиками, которые потом погибли. Один сказал такую фразу: «Не так страшна смерть, как ее ожидание». Это мне на всю жизнь запомнится.

— Так вы тоже знали о готовящейся операции по задержанию бандитов?

— Конечно, меня предупредили. Скажу вам честно: ребята были настроены не щадить бандитов, может, даже сразу «валить» при задержании. Говорили: ловишь-ловишь, а суд потом выпускает. А вышло так, что сами погибли…

— Мне кажется, произошло чудовищное стечение обстоятельств, — подхватила женщина. — К соседке Тамаре действительно кто-то залез. Только не те, кого ждали. Мелкие воришки из тех, что не гнушаются даже отверткой. Их поэтому и не брали, потому что понимали — не те.

— Александр, а ваша версия: почему все-таки перестреляли друг друга?

— Думаю, дело было так. После пальбы я ведь сразу сюда прибежал. Говорил с ребятами. Они подъехали на автобусе с замерзшими стеклами. Машины ГСО стояли развернутыми друг к другу багажниками и слепили фарами — практически ничего не было видно. Первый выстрел все же, как говорят, раздался из машины ГСО. Какие уж тут переговоры?

Вот даже комментировать этот разговор не хочется. Выходит, о готовящейся операции и местах засады знала местная охрана, простые жители поселка, каждая собака. И только сотрудников ГСО никто не удосужился предупредить?!

Сейчас в деле восемь подозреваемых, которых задержали уже в Киеве.

«Почему преступникам дали возможность уехать? — комментируя ситуацию, глава Закарпатской администрации генерал-лейтенант милиции Геннадий Москаль упомянул еще и о каких-то исчезнувших деньгах. — Бандиты поменяли одни машины, другие, а когда их задержали, то украденные деньги куда-то пропали. То ли по дороге в полицию они исчезли, то ли еще где, но почему-то все молчат. Ну кто это вам скажет, кто признается, что мы дошли до такого? Деньги потеряли, сотрудники погибли, грабителей упустили. Их уже взяли, когда разгорелся скандал. Мое мнение, что тех, кого задержали, просто прикрывали, и никто не собирался их задерживать. Уверен в этом на 99 процентов».

Среди подозреваемых половина — бывшие и нынешние сотрудники правоохранительных органов. По некоторым сведениям, к участию в банде привлекались сотрудники спецподразделения «Булат», которое входит в Управление госохраны, занимающейся охраной первых лиц государства. Правда, «булатовцев» в числе уже задержанных членов банды нет. Руководство бандой приписывается 46-летнему подполковнику МВД Игорю Касьяну, который до выхода на пенсию работал в Управлении по борьбе с организованной преступностью и принимал участие в раскрытии серии преступлений банды бывшего сотрудника милиции Игоря Гончарова, на счету которой были десятки похищений и убийств. Имеет поощрения и награды за хорошую службу — в свое время Касьяна награждал лично Юрий Луценко, когда занимал пост министра внутренних дел. А теперь вдруг сам оказался подозреваемым в грабежах и разбоях.

— На днях моего клиента перевели из изолятора временного содержания в Лукьяновское СИЗО. Интересно, что все это время в ИВС он находился по инициативе следствия «с целью обеспечения его безопасности», — рассказала «ФАКТАМ» адвокат подозреваемого Мария Островская. — В отношении другого подозреваемого эта же формулировка звучит еще определеннее. Там указано, что «существует угроза его жизни со стороны сотрудников правоохранительных органов». Перевод Игоря Касьяна в СИЗО вместе с другими подозреваемыми, вероятно, означает, что угроза опасности перестала существовать. Интересно узнать основания для таких выводов… Ознакомиться с материалами уголовного производства защитникам официально отказано, несмотря на определения судей о бездеятельности следствия. Хотя со дня ареста прошло более двух месяцев, в отношении Игоря Касьяна не проведено ни одного следственного действия. Лишь однажды его вызвали на допрос — как раз в тот день и час, когда в Апелляционном суде было назначено рассмотрение его жалобы по поводу избрания меры пресечения — содержание под стражей. Понятно, что на допрос он ехать отказался, ведь должен быть конвоирован в заседание. Тогда его и в суд не повезли, вот и все. В силу чего и слушание по делу в апелляции не состоялось.

В предоставленных в суд материалах уголовного производства доказательств причастности Игоря Касьяна к ограблению в Княжичах нет. В ночь с 3 на 4 декабря он находился дома. На видеозаписи камеры наружного наблюдения, находящейся во дворе соседнего дома, хорошо видно: накануне около девяти вечера семья вернулась домой (были в гостях у родственников). А около семи часов утра Игорь с сыном вышли во двор, расчистили снег и выехали из ворот (они поехали на автобазар, где их и задержали). У Касьянов во дворе и внутри дома также имеются видеокамеры. Поставили их совсем недавно — после того как Игорь заметил, что в их отсутствие кто-то пытался залезть во двор. Запись, сделанная внутри дома, могла бы легко подтвердить, что мой клиент всю ночь находился дома. Но ее изъяли во время обыска, и в деле она пока не фигурирует.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

— Глупенькая! Ну что ты переживаешь, что у тебя грудь первого размера? Зато ноги, вон, сорок четвертого!!!

Версии