новорожденная девочка

Особый случай

В Кировоградской области проводницы междугороднего поезда приняли роды у 24-летней пассажирки

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

15.02.2017 6:003566

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Этот уникальный случай произошел в поезде сообщением Знаменка — Одесса — Колосовка. Когда одной из пассажирок, которая находилась на девятом месяце беременности, стало плохо, проводницы сразу вызвали «скорую» в ближайший райцентр Новоукраинка Кировоградской области. Это была как раз следующая станция. Но у женщины начались стремительные схватки. И роды пришлось принимать проводницам вагона.

— К такому повороту событий мы не были готовы и сначала запаниковали, — рассказывает проводница Евгения Питулько. — Электропоезд ехал уже час, когда к одной из проводниц, Наташе Нагуляке, забежал взволнованный пассажир: «Там девушка рожает! Помогите!» Он сначала даже не сказал, что приходится будущей маме мужем. Наташа тут же позвонила старшему проводнику, и мы вчетвером (я, Наташа, а еще проводницы Света и Саша) прошли к роженице. Молодая женщина лежала на скамейке, держась за живот. Она была бледная как мел. «Начались схватки, — сказала. — Буду рожать. Прямо сейчас». Я спросила у нее: «Ты первородка?» — «Нет, — ответила женщина. — Это уже… четвертые роды». — «Значит, точно до станции не дотянем, — подумала я. — Наверняка роды будут стремительные».

Мы с девочками начали действовать. Нагрели воду, подготовили простыни, полотенца и антисептические средства. Роженица ехала в предпоследнем вагоне, но мы решили перевести ее в последний — потому что на станции «скорой» будет проще подъехать к хвосту поезда. Пассажиры, которых мы тоже попросили перебраться в другой вагон, заволновались: «Авария? Техническая неисправность?» А узнав, что у нас рожает пассажирка, испугались еще больше. Придерживая женщину за руки, уложили ее на скамейку, которую предварительно обработали антисептиками.


*Проводницы (слева направо) Александра Булах, Евгения Питулько, Светлана Пшеничная и Наталия Нагуляка признаются, что очень боялись сделать что-то не так, ведь в столь экстремальную ситуацию попали впервые. Тем не менее, по словам врачей, они действовали абсолютно правильно, благодаря чему роды прошли без осложнений

— Одним словом, наспех оборудовали родильный зал, — присоединяется к разговору проводница Светлана Пшеничная. — Сейчас вспоминаю все это с улыбкой, а тогда, ей-Богу, было не до смеха. Нам не раз рассказывали, как действовать в экстремальных ситуациях — накладывать шины, вытягивать из вагона людей в случае аварии. А вот принимать роды не учил никто. Трое из нас в свое время рожали, но в наших случаях все происходило в роддоме в присутствии врачей. Кстати, как только стало известно, что в поезде рожает женщина, машинист спросил по громкой связи, нет ли среди пассажиров медиков. Отозвались три пожилые женщины. Но как услышали, что нужно принять роды, испугались: «Нет-нет! Мы можем только укольчик сделать. А принимать роды — это уж слишком…»

— Было очень страшно, ведь что-то могло пойти не так, — вспоминает Евгения Питулько. — Бывают ситуации, когда врачи вынуждены делать срочную операцию, чтобы спасти жизнь мамы и ребенка. А что можем мы, обычные проводницы?

Я позвонила своему гинекологу. Она порекомендовала положить пассажирку на левый бок — дескать, иногда в таком положении схватки стихают. «Зайчик, потерпи чуть-чуть, — уговаривала я роженицу. — Станция совсем скоро. Потерпишь?» «Да», — ответила женщина, но было видно, что терпеть она уже не в состоянии. Потом она посмотрела мне в глаза и тихонечко сказала: «Ребенок уже в тазу». Мы с девочками начали действовать. Сняли с роженицы сапоги и брюки. Она боялась, стеснялась — ведь это не больница, а вагон поезда. Я, вспомнив, что мне 12 лет назад говорили врачи в роддоме, приказала ей тужиться. Когда ребенок начал выходить, увидела, что его головка запуталась в плодном пузыре. Осторожно разорвала этот пузырь руками, чтобы малыш, не дай Бог, не задохнулся. «Зайчик, давай еще! — просила я женщину. — Осталось совсем чуть-чуть!»

Мужу роженицы от увиденного стало плохо. Похоже, он испугался даже больше, чем сама роженица. Я посоветовала ему взять жену за руку, но он словно остолбенел. «Да что вы в самом деле?! — не выдержала я. — Ей сейчас так нужна ваша поддержка! Это вы должны ее успокаивать, а не мы вас!» Наверное, мой громкий голос привел мужчину в чувство. Он встрепенулся и все же взял жену за руку.

Роженицу тем временем уже покидали силы. «Девчонки! — закричала я нашим. — Помогаем!» И тогда проводница Наташа, которая ни разу не рожала и с трудом представляла, как это должно происходить, начала аккуратно массировать женщине живот, плавными движениями как бы направляя ребенка вниз. И это… помогло — младенец полностью вышел.

Как только крохотный малыш оказался у меня на руках, мы укутали его в простыни, а сверху накрыли свитером и курткой. В вагоне было не больше 15 градусов, а для новорожденного это очень холодно. Пуповину не перерезали, потому что стерильных ножниц у нас не имелось. К счастью, поезд уже подъезжал к Новоукраинке. «Кто там у нас?» — слабым голосом спросила роженица. А мы в этой суматохе даже не обратили внимания на пол ребенка! Потом посмотрели — девочка. Малышка тихонько попискивала, но ее мама этого не услышала из-за шума поезда. «Почему ребенок молчит? — запаниковала женщина. — Он точно жив?» — «Точно-точно! — говорю. — Все хорошо, зайчик. Мы справились».

Через несколько минут поезд остановился на станции Новоукраинка. На перроне уже поджидала «скорая».

— В вагон забежали врачи: «У кого тут схватки?», — продолжает Евгения Питулько. — «Ни у кого, — говорю. — Мы уже родили». — «Не может быть, — не поверили врачи. — А кто роды принимал?» Мы с девочками выстроились в ряд: «Мы и принимали!» Я сказала, что пуповина не отрезана, плацента еще не отошла. Врачи укутали ребенка в специальную ткань, положили маме на грудь, а потом обеих унесли на носилках. Нас с девочками поблагодарили за находчивость.

Врачи уже ушли, а мы вчетвером так и остались стоять в тамбуре. А потом одновременно сползли по стенке на пол. Сидели так минут пять, пытаясь прийти в себя. Тем временем в вагон стали заходить пассажиры. Люди нам аплодировали. «Вы молодцы! — говорили. — Подарили ребенку жизнь! Кто его знает, чем бы все закончилось, если бы не ваша помощь?» От этих слов на душе вдруг стало так хорошо. Мы с девочками на радостях начали обниматься, звонить родным… Я тут же набрала номер мужа. Он сказал, что очень мною гордится. А потом позвонила маме. Я работаю на железной дороге уже двадцать лет, а мама в свое время проработала все сорок. Как только сообщила ей о нашем приключении, мама рассмеялась: «Не поверишь, но я однажды тоже принимала роды в вагоне. Приняла двойню». Вот так все повторяется.

Новорожденную девочку назвали Катей. Ее мама Анастасия пока что лежит в Новоукраинской районной больнице.

— Обследование показало, что малышка абсолютно здорова, — сообщила «ФАКТАМ» заведующая родильным отделением Светлана Милосердова. — К счастью, роды прошли без осложнений. Проводницы все сделали правильно, они большие молодцы. Девочка доношенная, вес три килограмма 350 граммов. Ее мама тоже чувствует себя хорошо. Когда мы спросили, зачем она на девятом месяце беременности решила поехать на поезде в другой город, женщина объяснила, что ездила оформлять старшего сына в интернат. Но ведь это можно было сделать заранее, чтобы не подвергать себя такому риску… К счастью, проводницы сориентировались. А если бы нет?

— Я не думала, что начну рожать, — сказала корреспонденту «ФАКТОВ» 24-летняя Анастасия по телефону. — Просто неправильно посчитала срок и была уверена, что в запасе есть еще несколько недель. Чувствовала себя нормально, вот и поехала. А когда возвращалась с мужем обратно, мне уже в поезде стало нехорошо. Эти роды для меня четвертые, поэтому я сразу поняла, что происходит. Начались схватки. Я старалась держать себя в руках. «Не в первый раз рожаю, — говорила себе. — Раньше все было благополучно и сейчас рожу. В поезде? Не страшно. Раньше и в поле рожали». Я так себя успокаивала до тех пор, пока не прибежали проводницы. Потом уже они пытались успокоить и меня, и мужа. Помню, мне ужасно хотелось пить — они постоянно носили мне стаканы с водой, которую я выпивала залпом.

Проводницы переживали за меня, как за родную. Когда нас с Катей забирали в больницу, они плакали… Я очень им благодарна. В той суматохе даже не выяснила, как их зовут — было не до того, ведь родилась Катюша за двадцать минут. Сейчас, пока я в больнице, муж наводит в доме порядок к нашему приезду. То, что я родила в поезде, знает уже все село (смеется). Многие звонят, поздравляют. А я тихо радуюсь, что все обошлось.

— Все хорошо, что хорошо заканчивается, — говорит проводница Евгения Питулько. — У меня в жизни есть одна примета: если на окно прилетают птички, значит, произойдет что-то важное и очень хорошее. За день до того, как мы приняли роды в вагоне, ко мне на подоконник прилетели два голубя — черный и белый. Они долго сидели и заглядывали в окно. На следующий день я рассказала об этом проводнице Наташе. Мы еще подумали, что такого важного может произойти. И видите, произошло. Очень важное и хорошее.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

С нашей медициной любая мать, вырастившая двоих, а то и троих детей, может автоматически получить диплом педиатра.

Версии