Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
Ахтем Сеитаблаев

Наедине со всеми

Ахтем Сеитаблаев: "Сепаратистов, боевиков и российских военных никто из актеров играть не хотел"

Лилия МУЗЫКА, «ФАКТЫ»

22.02.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Известный крымский режиссер приступил к съемкам художественного фильма «Киборги», рассказывающего о защитниках Донецкого аэропорта

Идея снять фильм «Киборги» у Ахтема Сеитаблаева родилась почти два года назад, когда он был ведущим телевизионного проекта «Храбрые сердца». В эфире программы побывали многие герои АТО, защитники Донецкого аэропорта. Они и стали прототипами главных героев картины. Специально для съемок под Киевом построили точную копию полуразрушенного Донецкого аэропорта. Вторая часть съемочного процесса будет проходить на полигоне в Черниговской области с участием танков и военных. Режиссер картины Ахтем Сеитаблаев говорит, что его картина на самом деле не о войне, а о мире и о новых людях, которые появились в нашей стране в последнее время.

— Рассказать о всех 242 днях героической защиты аэропорта в двухчасовом фильме просто невозможно, — говорит Ахтем Сеитаблаев. — Поэтому мы позволили себе скомпилировать некоторые события, поведенческие характеристики героев. О них я думал с того времени, как познакомился с реальными ребятами на проекте «Храбрые сердца» на телеканале «1+1». Теперь некоторые из них стали консультантами нашего фильма. По их воспоминаниям и был написал сценарий замечательным украинским драматургом Натальей Ворожбит.

— О каких именно событиях героической защиты вы решили рассказать?

— Мы показываем позднюю осень и зиму 2014 — 2015 годов. Донецкий аэропорт в точности воспроизвели из декораций площадью полторы тысячи квадратных метров — интерьер аэропорта в два этажа. Здесь планируем работать до середины марта, а потом переедем в Чернигов, где будем снимать на взлетной полосе. Еще строится экстерьер аэропорта, предназначенный для съемок стрелковых и танковых боев.

Как рассказывали сами «киборги», по аэропорту постоянно палили три-пять танков. Я хочу быть максимально точным, но все же мы снимаем художественную картину. В фильме будет достаточно много боевых сцен, немалое количество компьютерной графики, которую делает международная команда под кураторством нашего украинского компьютерного дизайнера Алексея Москаленко. Хочу сделать ударение, что фильм не о войне, а прежде всего о мире, который зарождается там, внутри Донецкого аэропорта. На эту тему у нас очень много диалогов (достаточно конфликтных) между главными героями. Это рождение новых смыслов, осознание того, какую страну защищают бойцы, что они там делают, для чего каждому из них это нужно, в какой стране они хотят жить и самое главное — участвовать в строительстве этой страны.

Немаловажен тот факт, что заглавным героем нашего фильма является молодой человек с высшим образованием, знанием языков, музыкант, который попадает в аэропорт сознательно. Пройдя через целую череду событий, конфликтов, потерь, боли, страхов, надежд, смертей, он растет как мужчина. С одной стороны, убеждается в правильности своих взглядов, с другой — от чего-то отказывается.

Я снимаю этот фильм в первую очередь для молодых. Абсолютно уверен, что будущее именно за молодыми людьми, которые настроены поменять в Украине многое, хотят жить в стране с верховенством права, с работающими социальными лифтами, с осознанием того, что человек должен иметь благодаря своим способностям достойный образ жизни. Создать такую систему взаимоотношений между государством и людьми, в которой ценностью будет каждый человек. Именно об этом очень много разговоров.

Рассчитываем на большую зрительскую аудиторию, но прежде всего — на молодежь. Они еще не обросли коростой барыжничества, накопления капитала любым путем. Они хотят жить в стране, строить ее для своих детей, которые тоже будут здесь жить, получать образование, ездить по этим дорогам, лечиться в этих больницах, получать пенсии. Именно за такими людьми, в которых живет идея великой цели, образованными, знающими цену жизни и смерти, предательству, братству, наше будущее.

— Это кажется утопией.

— Когда-то Израиль тоже был утопией. Но благодаря мечтающим людям, правда, конкретно что-то делающим, он за 70 лет смог достичь высокого уровня развития. Я там достаточно часто бываю. Вот совсем недавно мы доснимали в Иерусалиме фильм «Ее сердце». На примере этой страны убедился, что нет ничего невозможного. Было бы только желание делать, а не воровать, не оставаться в совковом прошлом, где все равно, что происходит, где нет места ничему, кроме собственной выгоды. И об этом тоже будет говориться в фильме.

— Кто из реальных «киборгов» задействован в фильме?

— За каждым из наших персонажей стоит совершенно реальный человек, точнее, черты и характеры нескольких героев. Быть максимально правдивыми нам помогают герои-консультанты. Это Александр Трепак с позывным «Редут», Евгений Межевикин с позывным «Адам», Андрей Шараскин с позывным «Богема». Когда они читали сценарий, узнавали подчас самих себя и знакомых им людей. Некоторые приезжают к нам на площадку, за что я им признателен. Это Кирилл Недря с позывным «Доцент», Виталий Баранов, бывший командир 90-го батальона 80-й бригады, которые последними выходили из Донецкого аэропорта. Их поддержка для нас чрезвычайно важна, для актеров в первую очередь. Они чувствуют и понимают, что не зря делают свою работу, раз их поддерживают именно те люди, благодаря которым мы сегодня можем снимать кино.

— Такой масштабный фильм невозможно сделать без солидного финансирования. Какой бюджет вашей картины?

— Я очень рад, что наша идея сразу же нашла поддержку в Госкино, и мы получили государственное финансирование в размере 50 процентов (общий бюджет фильма — 47 миллионов гривен). Нам оказали помощь на всех уровнях, в том числе вице-премьер-министр Вячеслав Кириленко, Министерство информационной политики. Мы плотно сотрудничаем с Министерством обороны Украины. Без их поддержки осуществить все, что задумали, просто нереально.

— Что рассказывали вам «киборги» о последних днях, часах в аэропорту, когда никто не знал, выживут ли они?

— Основываясь на их воспоминаниях, и написан наш сценарий. Говорили о многом. В основном, старались не расстраивать близких, успокоить их. Удивительно, но в их разговорах много юмора. Он помогал не терять надежду. Это все будет в фильме, поэтому не хочу сейчас раскрывать детали. Самое главное, чтобы наша картина была гармоничной с точки зрения передачи атмосферы, эмоций и правдоподобности чувств. Мы снимаем не историческую хронику, а на основе документальных фактов делаем художественный фильм.

— Вы взяли на главные роли не­известных пока широкой публике актеров. Вам самому не хотелось сыграть в фильме?

— Конечно, хотелось. Если вдруг представится возможность появиться в кадре, буду очень рад. В одном из эпизодов требовались люди для ролей сепаратистов, боевиков и российских военных, но никто из актеров не хотел их играть. Решил, что одного из таких персонажей сыграю я. Но после одного из моих интервью коллеги-актеры откликнулись, за что я им очень признателен.

— Ваши герои и вы лично видите реальные изменения в нашей стране?

— Лично я чувствую, как сопротивляются представители старой системы, с каким огромным упорством держатся за свои позиции, не хотят меняться. Они никак не могут смириться, что другого пути нет. Но колесо истории невозможно повернуть назад. Все равно изменения к лучшему неизбежны. К сожалению, позитивные перемены пока мало ощутимы, но я верю, что они наступят. Поэтому живу в Украине и не собираюсь никуда уезжать, хотя регулярно получаю приглашения из других стран.

— Мечтаете вернуться в родной Крым?

— Я даже не сомневаюсь в том, что мы обязательно вернемся в Крым. Там и сейчас живут мои друзья, много людей, которые несмотря ни на что остаются с Украиной. Но чем больше времени проходит, тем сложнее им держаться. Сейчас многие крымчане испытывают чувство апатии. Люди думают только о том, как выжить. Они запуганы, поэтому закрыты, не видят света в конце туннеля. Поэтому нам, живущим на материковой Украине, надо все делать для того, чтобы жители полуострова чувствовали нашу поддержку и сами хотели как можно быстрее вернуть Крым в состав Украины.

— Вы упомянули еще один проект. Он посвящен судьбе крымских татар. На каком этапе эта работа?

— Фильм с рабочим названием «Ее сердце» находится в постпродакшне. В прокате картина будет называться по имени главной героини Саиде. Во время Второй мировой она спасла в Бахчисарае около 90 детей, большая часть из которых были евреями. Об этой истории мы узнали лет семь назад и давно хотели снять об этом фильм. Случаев спасения евреев во время войны мы знаем немало, но Саиде Арифова уникальна тем, что она спасала детей дважды — сначала от нацистов, а в конце войны — от НКВД. В определенном смысле это продолжение «Хайтармы», если говорить о тематике и о том, что события происходят в Крыму и главная героиня является крымской татаркой. Я ощущаю личную необходимость рассказывать такие истории, будучи крымским татарином. Премьеру картины планируем на 18 мая этого года, в День памяти жертв депортации крымских татар.

Еще в прошлом году мне поступило предложение снять фильм «Захар Беркут». Я участвовал в конкурсе идей как приглашенный режиссер. Знаю, зачем и о чем хочу снимать этот фильм, а там посмотрим. Не буду загадывать, сначала нужно закончить «Киборгов». На будущее у меня уже есть несколько сценариев, которые хотел бы воплотить.

Фото РБК-Украина

Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Не знаю, что хуже — то, что муж написал: «Давай расстанемся», или то, что через две минуты прислал другую sms-ку: «Извини, это не тебе»?

Версии