Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
киевский роддом № 5

Особый случай

"Мы с мужем 12 лет мечтали об общем ребенке. Бог послал нам Богдана после смерти моего старшего сына"

Виолетта КИРТОКА, «ФАКТЫ»

24.02.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Выносить и родить малыша 46-летней Инне помогли специалисты столичного роддома № 5. Сделать это было сложно, так как на состоянии женщины сказывались травмы таза и позвоночника, полученные в ДТП

— В роддом я поступила на 28-й неделе беременности в тяжелом состоянии, могли произойти преждевременные роды, но врачи сделали все, чтобы малыш провел у меня в животе как можно больше времени, а его организм лучше подготовился к появлению на свет, — рассказывает Инна. — В итоге удалось дотянуть беременность до 35-ти недель. Шестого февраля мне сделали кесарево сечение. Сынишка весил два килограмма 200 граммов, его рост был 47 сантиметров. Сначала он задышал самостоятельно, но вскоре его пришлось подключить к аппарату искусственной вентиляции легких. Первая неделя была тяжелой, однако специалисты столичного роддома № 5 спасли нашего малыша. И вот мы уже выписываемся домой. Ребенка наконец увидят моя 77-летняя мама и 15-летний сын Даня. Знаю, что появлению на свет малыша был бы рад и наш старший сын Максим. Год назад он неожиданно умер от сердечного приступа. Это страшное горе для всей семьи.

— На днях он мне снился, — говорит супруг Инны Роман. — Смотрю на малыша, и мне кажется, что у Богдана глаза и бровки такие же, как у нашего старшего сына…

Инне и Роману тяжело говорить о Максиме. Они поженились 12 лет назад, у обоих дети от первого брака, и своих мальчиков они растили вместе. Те называли их мамой и папой.

— Мой сын от первого брака Максим работал диджеем и барменом и учился — должен был получить профессию инженера-технолога ресторанного дела, — продолжает Инна. — Ему стало плохо на работе. До приезда скорой помощи сотрудники пытались оказать Максиму помощь, но у них ничего не вышло. Сыну был всего 21 год… Через два месяца он должен был получить диплом. А спустя пять месяцев после трагедии я узнала, что беременна и будет мальчик. Мы с мужем 12 лет мечтали об общем ребенке. И только теперь Бог послал это чудо. Когда я уже лежала в роддоме, очень боялась, как переживу 30 января — годовщину смерти старшего сына. Целый день гладила живот и мысленно говорила с Максимом: «Видишь, у тебя будет братик»…

— Инна поступила к нам в роддом 19 декабря, в День святого Николая, — говорит главный врач столичного роддома № 5 профессор Михаил Макаренко. — Ее состояние было критическим. Рубец на матке, оставшийся после первых родов, был таким тонким и непрочным, что мог разорваться в любой момент. Тогда погибли бы и Инна, и ее малыш. Муж привез роженицу к нам очень вовремя. Не иначе как святой Николай его вел… Мы сразу положили Инну в реанимацию. Стабилизировав ее состояние, начали готовить плод к тому, что он появится на свет раньше времени. Я очень рад, что нам удалось вернуть счастье в эту семью.


*Михаил Макаренко (в центре): «Когда Роман (на фото справа) привез Инну к нам, ее нужно было спасать. Два месяца мы вводили препараты, чтобы легкие малыша стали зрелыми. Хорошо, что у нас все получилось»

В палате рядом с кроватью Инны стоит специальный кувез с согревающей лампой. На матрасике, который напоминает гнездышко, лежит малыш. Во время нашей беседы мама кормила его из бутылочки молоком.

— Мамочка, давно едим? — с такими словами в палату вошел глава семейства Роман. — Сколько сыночек уже съел? Давай я докормлю, а ты ляг.

Мужчина спокойно и умело берет процесс в свои руки.

— Я бы сама не справилась, — улыбается Инна. — Из-за полученных когда-то в аварии травм не могу долго ходить или стоять. Да и сейчас, после кесарева сечения, еще не в полной мере восстановилась. А Рома мне даже ноги бинтует эластичным бинтом, чтобы не развился варикоз.

— Меня приятно удивило внимание персонала в этом роддоме, — включается в нашу беседу Роман. — Когда я первый раз бинтовал Инне ноги, мимо палаты проходил врач. Он через стеклянную дверь увидел, как я неумело все делаю, зашел и показал, как правильно укладывать бинт. Такое отношение очень важно…

— Никто из наших знакомых не знал, что я жду ребенка, — рассказывает Инна. — Сначала мы сами боялись поверить в это. Потом я удивлялась — в 46 лет снова стать мамой! Не могла даже представить, что это произойдет со мной. А когда появилась угроза прерывания беременности, разрыва матки, когда попала в роддом, решили, что сообщим всем новость после того, как малыш родится. Сказать, что наши друзья были потрясены, — ничего не сказать. Они перезванивают, уточняют, удивляются. И очень за нас радуются. Мы ничего не покупали до рождения малыша. Но гардероб ему уже собрали наши знакомые из разных уголков Украины. А кроватку и коляску подарили друзья из Боярки.

О моей беременности знал только Иван Сивак, о котором ваша газета не раз рассказывала. Он и его жена Надя — многократные чемпионы Европы и мира по танцам на инвалидных колясках. Я с Надей познакомилась в 2004 году. Знакомство переросло в крепкую дружбу. Я была так рада, когда Надюша встретила Ваню, у них получилась прекрасная семья, они добились таких высот в танцах: трижды становились чемпионами мира! Неожиданная смерть Нади в октябре прошлого года была для меня как гром среди ясного неба. Ваня остался с семилетней дочерью, которая, кстати, тоже родилась в киевском роддоме № 5, и Надиной мамой, переехавшей из-за войны из Макеевки в Ривне. Мы все родом с Донбасса — я из Красноармейска (переименован в Покровск), а мой Рома — из Дебальцево… За неделю до Надиной смерти мне приснился плохой сон. Я набрала номер подружки, и мы с ней часа два проговорили. Через несколько дней снова позвонила Наде, а она не ответила… Спустя некоторое время трубку взял Ваня и сказал, что Нади больше нет. Я была в ужасе. Звонила, чтобы поделиться новостью о том, что беременна…

Ваня очень обрадовался за нас с Ромой. Когда я лежала на сохранении, он поддерживал меня, звонил, рассказывал новости о себе и дочке. И всегда говорил: «Надя была бы очень рада за вас».

— Мы хорошо помним Надю и Ваню, с которыми познакомились, когда они получали премию «Гордість країни», — говорит Михаил Макаренко. — Удивительно светлая счастливая пара. Ривненские врачи, узнав, что Надя ждет ребенка, советовали ей прервать беременность. Мол, с такой серьезной травмой спины она не сможет выносить малыша. Мы, обследовав будущую маму, не нашли никаких отклонений. Пара приехала к нам за неделю до родов. Иван постоянно находился рядом с супругой. Наши условия позволяют проезжать на инвалидной коляске по всем коридорам, палатам, процедурным. Более того, Ваня был в родзале, когда мы делали Наде кесарево сечение. Именно ему сразу положили малышку на грудь.

Два месяца назад Иван попросил нас проконсультировать Инну. Но когда женщина приехала, ее нужно было не консультировать, а спасать. Все два месяца мы вводили ей специальные препараты, готовящие ребенка к преждевременному появлению на свет. Важно было, чтобы к моменту проведения кесарева сечения легкие малыша уже были достаточно зрелыми. Хорошо, что у нас все получилось.

Сама Инна много лет состоит в ассоциации инвалидов-спинальников Украины, помогает людям, которые получили тяжелые травмы, ищет возможности их реабилитации, санаторного лечения. Переехав в Ворзель под Киев, она изучила проблемы таких инвалидов, живущих в Киевской области.

— Мы с Ромой решили перебраться из Донецкой области в 2012-м году, — говорит Инна. — Сын Максим тогда закончил школу и подал документы в высшие учебные заведения страны. Когда оказалось, что он прошел на бюджет во все пять университетов, сын выбрал киевский торгово-экономический. Несколько раз мы приезжали всей семьей в столицу, чтобы помочь Максиму обустроиться в общежитии. На это время снимали дом в Ворзеле. И обратили внимание, что здесь у младшего сына Дани, страдавшего аллергией, исчезали ее проявления. Как только приезжали в Покровск, все симптомы возвращались. И после очередной такой поездки Рома сказал: «Продаем все, что у нас есть, и переезжаем ближе к Максиму». Так и сделали. Купили полдома в Ворзеле. С тех пор там и живем. А в те места, где жили раньше, пришла война. Не так давно мы узнали, что в дом мужа в Дебальцево попал снаряд «Града»… Рома много лет проработал дефектоскопистом на железной дороге — обнаруживал аварийные места. После переезда под Киев устроился в Киевский метрополитен.

— Как вы познакомились с Романом?

— Я ехала в Донецк, в больницу № 15, где проходила реабилитацию после травмы и где меня поставили на ноги, — отвечает Инна. — Чтобы добраться туда, мне нужно было пересесть с одной электрички на другую. Спрашивая дорогу, обратилась к рабочему железнодорожной станции. Он мне все объяснил. До моей электрички было время, а на улице шел мелкий дождь, было холодно. Мужчина предложил посидеть в вагоне стоявшей электрички. Это и был Роман. Мы сидели и просто разговаривали. Я уехала. А в больнице девчонкам, среди которых была и Надя, сразу сказала: «Я встретила хорошего человека». До этого не верила в рассказы о любви с первого взгляда, но она бывает.

— Вы обменялись телефонами?

— Это был 2005-й год, мобильные редко у кого были, — отвечает Роман. — Разошлись в разные стороны, да и все.

— Через несколько дней я снова ехала по тому же маршруту. Глазами искала Рому, но его нигде не было. Даже расстроилась. Но спустя еще одну неделю увидела его. Он ехал по путям в наушниках на открытой платформе. Мне хотелось кричать от радости, но я тихо-тихо его позвала: «Рома»… И он услышал! Снял наушники, бросился ко мне. Взялся руками за шарф и сказал: «Я тебя найду!» На следующий день Рома приехал в больницу, нашел меня в реабилитационном центре, хотя знал только имя… С тех пор мы не расстаемся.

На тот момент сыну Инны Максиму было девять лет. Роман был в разводе с женой, но трехлетний Даня остался с ним.

— Чтобы познакомить наших сыновей, Роман взял билеты в цирк, — рассказывает Инна. — Мальчики сразу же стали нормально общаться. И через месяц знакомства мы решили жить вместе.

— Дети стали называть вас мамой и папой?

— Да. Я хорошо помню, как у нас с Даней состоялся разговор о маме. Перед сном я читала ему стихи. Не помню дословно, но смысл такой: мы попрыгаем, побегаем и вернемся к маме. Даня меня поправил: «Не к маме, а к папе». Я поняла, что Рома читал ему этот стих, переиначивая последнее слово. Я согласилась с ребенком. Внезапно он меня спросил: «А ты моя мама, да?» И сам же ответил: «Ты моя мама, ты хорошая». А у меня ком подошел к горлу, я ничего сказать не могла. И с того дня Даня начал называть меня мамой. Сейчас, когда сыну уже 15 лет, он говорит мне: «Мне кажется, что ты меня и родила».

— Мы не скрывали от сыновей, что они не родные братья, но и не подчеркивали это, — добавляет Роман. — Жили как одна семья. Ревности между сыновьями никогда не было. Когда мальчишки немного подросли, я им сказал: не смейте никогда друг с другом драться. Они всегда были дружными. Сейчас Даня очень тяжело переживает смерть Максима.

— Первое время, когда мы переехали из Донецкой области под Киев, было очень сложно, — продолжает Инна. — На Новый год мы не могли позволить себе купить подарки детям. Но Максим, учась на первом курсе, устроился грузчиком на стройку и приехал на праздник с сюрпризами для всех нас. Мне подарил духи и крем, папе — косметический набор, а Дане — кожаный ремень. Он очень старался стать независимым, устроиться в этой жизни. После смерти Максима Даня еще больше поддерживает меня, дорожит мною…

Инна и Роман показывают фотографии Максима. Затем внезапно останавливают друг друга: «Все, хватит». А у обоих дрожит голос и на глазах слезы.

— Вот теперь у нас есть такая радость, — улыбается Роман, глядя на сыночка, который, поев, начинает потягиваться. — Нужно сына растить.

На этой неделе Инну с Богданом выписали домой.

— Наш Богданчик родился 6 февраля, во Всемирный день бармена. Это будто подарок свыше, ведь Максим работал барменом…

Мы очень благодарны врачам столичного роддома № 5, особенно Михаилу Васильевичу Макаренко. Здесь работают очень душевные и заботливые люди.

Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

На одесском рынке: — Молодой человек, зачем было забивать такого маленького кролика?! В нем же почти нет мяса! — Я его забил?! Здрасьте! Он сам умер!

Версии