Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
Тимофей Зленко

Всем миром

"Мама, когда я убью монстра, который живет у меня в крови, то стану сразу и космонавтом, и пожарным"

Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ»

03.03.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Если каждый десятый украинец пожертвует всего одну гривню, четырехлетний Тимофей Зленко из Чернигова, страдающий острым лимфобластным лейкозом, будет спасен

Каждый ребенок особенный. Первые шаги, удивительные словечки, теплые поцелуи и невинные шалости малыша неповторимы для его папы и мамы. Но если ребенка, не дай Бог, поражает смертельная болезнь, горе любой семьи становится одинаково страшным. Шок, ужас, нежелание верить. И отчаяние, когда знаешь, что спасение возможно, но стоит таких колоссальных денег, каких ни за что не собрать.

Узнав о том, что у их малыша рак крови, молодая пара из Чернигова Марина и Максим Зленко были на грани отчаяния. Продолжительная химиотерапия дала кратковременное улучшение, после чего наступил рецидив. Вердикт врачей был неумолим: спасти ребенка может только срочная трансплантация костного мозга. Стоит она 130 тысяч евро. Семье, где жена — помощник нотариуса, а муж — следователь, такую сумму не собрать до старости. Но случилось чудо: на горе супругов откликнулись жители родного Чернигова. В городе стали проходить благотворительные ярмарки и концерты, все средства от которых шли родителям Тимы. Частные фирмы и магазины по собственной инициативе ставили у себя ящики для пожертвований. На радиостанциях зазвучала социальная реклама. Волонтеры раздавали на улицах листовки с призывом помочь мальчику… За месяц была собрана огромная сумма — семьдесят тысяч евро. Если за оставшиеся до операции несколько месяцев каждый десятый украинец перечислит на счет родителей мальчика хотя бы одну гривню, Тима будет жить и снова станет здоровым ребенком.

«Чтобы болезнь не вернулась, нам сказали поймать в речке рака и выпустить его. К сожалению, мы выловили сразу двух»

С родителями четырехлетнего Тимофея Зленко корреспондент «ФАКТОВ» встретилась в гематологическом отделении клиники «Охматдет». Мама мальчика неотлучно находится у его постели вот уже полтора месяца, а папа, который живет и работает в Чернигове, приезжает проведывать их каждую неделю. Но в палату к сыну его пускают далеко не всегда. В этот раз тоже не пустили: после второго блока химиотерапии у малыша поднялась температура, он постоянно под капельницами, и любой контакт с внешним миром для него губителен. Мама, неустанно дежурящая у его кроватки, ненадолго вышла в коридор, чтобы увидеться с мужем и пообщаться со мной. Из предосторожности женщина не снимает с лица медицинскую маску.

— Тимочка очень активный и жизнерадостный ребенок, — говорит Марина Зленко, худенькая молодая женщина. — Он любит читать, лепить поделки из пластилина, смотреть мультики, играть, писать цифры и буквы, задает тысячу вопросов. Еще увлекается изучением… анатомии — однажды подробно объяснял дедушке, что такое коронарные сосуды. Труднее всего ему тогда, когда колют гормоны. Он становится раздраженным, вялым, не хочет ни есть, ни играть. Может забраться ко мне на колени и часами смотреть в одну точку. Потом гормональная терапия заканчивается — и сын снова возвращается к жизни. Он хочет жить, играть с детьми, а потому не капризничает и делает все, чтобы вылечиться.


*"Мы надеемся, что после пересадки костного мозга наш сын выздоровеет, будет играть с другими детками, кататься на коньках, ездить на море", — говорят Марина и Максим Зленко. Фото из семейного альбома.

— Он понимает, что с ним происходит?

— Когда ему поставили диагноз лейкоз, Тиме было всего два года и два месяца. Ни с того ни с сего здоровый крепкий ребенок стал быстро уставать, у него пропал аппетит и вырос животик, а по ночам стала подниматься температура. Мы обратились к терапевту, но она сказала, что все в норме, просто мальчик растет, у него формируется терморегуляция, а «пузик» у двухлеток — это в порядке вещей. Но мы на этом не успокоились, стали сдавать анализы, и вдруг как гром среди ясного неба прозвучал диагноз: острый лимфобластный лейкоз. Я неделю была в прострации, ничего не могла делать, только плакала. Малышу было тяжело. Он не понимал, что со мной, почему ему колют лекарства, почему мы лежим в больнице. Объяснить происходившее ему, такому маленькому, не могли. Да и сами не понимали, откуда на нас такая напасть.

— Еще на этапе планирования ребенка мы с женой позаботились о том, чтобы малыш был здоров, — рассказывает отец мальчика Максим. — Через три года после свадьбы, когда оба устроились на работу и встали на ноги, решили родить ребенка. Проконсультировались с врачом, в какое время года лучше всего переносится беременность, съездили на море, пропили курс витаминов… А как радовались, когда узнали, что скоро станем родителями! Жена отлично себя чувствовала во время беременности и на удивление легко родила. Когда Тима стал подрастать, мы тоже уделяли большое внимание его здоровью: сынок ел только экологически чистые продукты, деревенский творог, мясо, овощи. Ванну, где он купался, мы обрабатывали мылом — никаких чистящих фосфатных порошков! Много времени проводили на улице, закаляли малыша. Чтобы уберечь Тиму от сглаза, практически не фотографировали его и даже старались поменьше говорить, что стали родителями. Об этом знали только самые близкие друзья. Но, как видите, никакие меры предосторожности не помогли.

— Хотите — верьте, хотите — нет, но я еще за полгода до болезни сына чувствовала, что надвигается что-то страшное, — продолжает Марина. — В голове постоянно стучало именно это слово «лейкоз». Я сердилась на себя, отгоняла мрачные мысли, но страх приходил снова. А потом он стал явью. Капельницы, химия, выпавшие волосики, восемь месяцев в больнице… Наконец, сынок вошел в состояние ремиссии, и мы забрали его домой. Видели бы вы, как он носился по квартире, как радовался кошке Фане, любимым игрушкам…

— Нам тогда посоветовали пойти с ребенком на речку и поймать рака, — грустно улыбается Максим. — Есть такая примета: если выловить, а потом выпустить рака, онкозаболевание (рак) уже не вернется. К сожалению, мы в тот день выловили сразу двух раков. И болезнь вернулась… Раз в месяц мы сдавали анализы, чтобы контролировать состояние сына. И на пятый месяц нас ждала жуткая новость: анализы показали, что наступил рецидив.


*После химиотерапии у Тимы стали вылезать волосики. Но он не расстроился, а попросил маму обрить его налысо и радостно фотографировался потом с новой прической

— Мы с Тимой в тот день как раз собирались на каток, — вытирает навернувшиеся слезы Марина. — А вместо этого вынуждены были ехать в отделение гематологии «Охматдета». Зимой сынок часто смотрел в окно и представлял, как славно мы покатались бы на коньках… Сейчас он уже постарше, больше понимает о своей болезни. Я, конечно, не рассказываю о том, что от лейкоза можно погибнуть, а объясняю все на его детском языке. Говорю, что в его крови завелось злое чудовище, монстр. Его нужно выгнать — и тогда можно будет вернуться из больницы домой. Эта борьба с чудовищем помогает ему стойко сносить самые болезненные процедуры. Ставят ему, например, катетер в ключицу — он смотрит на меня, сжимает кулачки и потихоньку спрашивает: «Это тоже нужно, чтобы убить монстра?» Когда необходимо брать пункцию, Тимочка идет в кабинет сам, не позволяя даже взять себя за руку, мужественно сдерживает слезы и терпит сильную боль, чтобы победить чудовище. Он верит, что одолеет его. И мы все тоже верим. Тем более теперь, когда на нашу беду откликнулось столько людей.

«Один мужчина дал нам сто долларов и заплакал от жалости к сыну»

— Я написал в социальной сети о том, что у Тимочки лейкоз, что ему понадобится пересадка костного мозга за границей, — объясняет Максим. — На тот момент у нас на руках еще не было необходимого заключения. Оно выдается лишь тогда, когда анализы подтверждают, что ни один из родителей не может быть донором костного мозга для ребенка. Мы обязаны были пройти эту процедуру, но врач честно предупредил, что шанс мизерный: за 25 лет его работы не подошел еще ни один родитель. А поскольку в Украине запрещена трансплантация от неродственного донора, я был почти уверен, что придется собирать деньги на поездку в иностранную клинику. Вот и написал об этом «ВКонтакте». Тут же откликнулась моя двоюродная сестра Юля и еще шесть девушек, которые сразу же активно взялись нам помогать — обзванивать организации, просить о размещении социальной рекламы о Тиме на радио и телевидении, распечатывать листовки, ставить ящики для пожертвований, организовывать благотворительные концерты, развешивать по Чернигову билборды…

Я все это время думал, что волонтеры — подруги Юли, а она думала, что они мои знакомые. В результате оказалось, что это посторонние люди, которые просто решили нам помочь. Я так им благодарен, что и передать не могу. Деньги стали приходить на счет ежедневно. Кто-то сбрасывал по пятьдесят гривен, кто-то — по десять тысяч. Один мужчина пришел к нам, дал сто долларов и заплакал от жалости к нашему малышу. Мне его еще пришлось утешать. Поражает, что многие люди звонят и говорят одно и то же: «Мы никогда никому не жертвовали денег, а мимо вашего сына не можем пройти. Спать спокойно не можем». Я счастлив, что это так, ведь у Тимы появляется шанс выжить и выздороветь.

— Я не могла поверить, что незнакомым людям за месяц удастся собрать для нашего Тимочки семьдесят тысяч евро, — качает головой Марина. — Это просто чудо, милость Божья! Я каждый день читаю молитвы, обращаюсь к Господу и Богородице за помощью. Часто сынок, когда у него есть силы, становится молиться вместе со мной. Уже знает «Отче наш» и «Богородице, Дево, радуйся» и так же, как и я, просит Бога, чтобы Он вылечил его. Говорит мне: «Мама, когда я убью монстра, который живет у меня в крови, то стану и космонавтом, и пожарным сразу».

Тима знает, что мы собираем деньги на поездку в Италию, где должна будет проходить трансплантация. Сынок попросил купить ему глобус и теперь часто ищет Геную и ждет не дождется, когда мы туда наконец-то поедем. Там ведь море, а Тима им просто бредит. В прошлом году мы ездили в санаторий в Одессу, и малыш был в восторге. Но для поездки в Геную нам нужно собрать еще почти половину суммы — шестьдесят тысяч евро. Очень надеюсь, что нам помогут читатели «ФАКТОВ», и заранее говорю всем большое спасибо!

— Поскольку у Тимофея после первичной химиотерапии наступил костномозговой рецидив, трансплантация костного мозга — единственное, что может его спасти, — прокомментировала ситуацию заведующая отделением гематологических заболеваний клиники «Охматдет» Наталья Кубаля. — Если этого не сделать, у ребенка неминуемо наступит третий рецидив, и он погибнет. К трансплантации мальчика нужно подготовить. В связи с этим он сейчас проходит пять недельных блоков агрессивной химиотерапии с небольшими перерывами. Через три месяца Тимофей будет введен в состояние ремиссии, и ему нужно будет в кратчайшие сроки делать трансплантацию костного мозга. Для этого нужно найти подходящего донора. Если вдруг такой донор не будет найден (подобное порой случается), ребенку будет сделана трансплантация костного мозга от наиболее подходящего из родителей. Это так называемая гапло­трансплантация. Поскольку эта процедура сопряжена с большими рисками, ее проводят только в том случае, когда другого выхода нет. Но в случае с Тимофеем, думаю, этого делать не придется — впереди еще три месяца, а донора клиника ищет уже сейчас. Если родители соберут необходимую сумму, ребенку смогут провести трансплантацию в течение месяца после окончания последнего блока химиотерапии. Это идеальное время для проведения пересадки.

P. S. Для тех читателей, которые хотели бы помочь Тиме собрать недостающую сумму на пересадку, сообщаем номер карточки в «ПриватБанке» 5168 7572 3186 2386 и телефон папы мальчика Максима Зленко (063) 534−44−11.

«ФАКТЫ» начинают акцию в поддержку страдающего острым лимфобластным лейкозом четырехлетнего Тимофея Зленко. Федерация футбола Украины любезно предоставила нам двадцать фирменных футболок сборной Украины с автографами Андрея Ярмоленко, Евгения Коноплянки, Андрея Пятова и других звезд отечественного футбола. 15 футболок станут призами для победителей конкурса «Война и мир глазами детей», второй этап которого сейчас проходит. Оставшиеся пять футболок федерация предложила нам продать тем нашим читателям, которые хотели бы помочь Тимофею. Позвонив по телефону (044) 482−32−01, вы можете узнать детали, подъехать в редакцию и забрать футболку с автографом футболистов. Стоимость каждой — пять тысяч гривен. Все деньги, вырученные в ходе этой благотворительной акции, будут переданы на лечение маленького героя нашей публикации.

Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Разговор двух девочек в детском саду: — А у меня папа новый! — А как его зовут? — Дядя Миша. — Петренко? — Да. — А-а! Этот хороший! Он у нас в прошлом году папой был.

Версии