Игорь Бондаренко

Особый случай

"То, что у меня обгорела половина лица, потерял ухо и глаз, я заметил… лишь на второй день после травмы"

Ирина ДУБСКАЯ, «ФАКТЫ»

17.03.2017 8:45 2654

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Специалисты столичного Института хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова впервые в Украине провели уникальную операцию: чтобы воссоздать 47-летнему Игорю Бондаренко из Сум обгоревшую щеку и закрыть огромную рану на голове, ему пересадили 600 (!) квадратных сантиметров тканей на сосудистой ножке, взятых с боковой поверхности грудной клетки

— Мне, конечно, повезло: во-первых, я остался жив, а во-вторых, лечить меня взялись такие замечательные врачи, — говорит Игорь (на фото) и сам удивляется тому, что с ним случилось. Мы разговариваем в палате Института хирургии и трансплантологии. К этому моменту мужчина уже дал интервью нескольким телевизионным каналам, и я прошу прощения, что вновь заставляю его вспоминать тяжелые моменты последних месяцев.

— Врачи так и не знают причину вашей травмы. Говорят, очень обширный и глубокий ожог…

— Даже не представляю, как его получил. Стараюсь вспомнить мельчайшие детали, но они ничего не проясняют. В новогоднюю ночь вышел в ближайший магазин, купил воду. Когда возвращался обратно, то метров за 200 от дома со мной что-то произошло. А очнулся я уже у себя в квартире. С трудом раскрыл глаз, но боли не было. Думал, что меня побили. Ни деньги, ни вещи не пропали, дверь открыл своим ключом.

На следующий день я от соседки позвонил на работу, сказал, что не приду. Но еще в полной мере не понимал, что со мной. А вот когда стал терять ориентацию — шел на кухню, а очутился на балконе и почувствовал холод, — позвонил двоюродному брату. Он приехал с женой, пришел в ужас от моего вида, вызвал «скорую» и милицию. Конечно, трудно поверить, что я с такими травмами обходился без врачей почти два дня. Обгорела половина лица, потерял глаз, ухо, пострадала челюсть… Возможно, в лицо попала петарда… В Сумах специалисты попытались меня лечить, провели две операции, но потом поняли, что сами не справятся, и направили в Киев.

После операции я стал буквально звездой. Постоянно общаюсь с журналистами. Очень надеюсь, что лоскут на лице приживется, и у меня все будет хорошо. Тогда и подумаю о том, чтобы восстановить ухо и сделать глазной протез. Считается, что это уже косметические дефекты, так что придется оплачивать все самому. А за операции ни в Сумах, ни здесь, в институте, я не платил. Их провели за счет государства.


*Участвовавшие в операции хирурги Александр Резников (слева), Сергей Галич (справа) и Ярослав Огородник считают, что пересаженный лоскут на сосудистой ножке у Игоря прижился, а через два месяца пациенту можно будет делать корректирующие операции

— Опыт пластических операций у нас огромный, я работаю в этой области почти 40 лет, но до сих пор нам не приходилось пересаживать на лицо лоскут на сосудистой ножке такого большого размера, — говорит руководитель отдела микрососудистой, пластической и восстановительной хирургии Национального института хирургии и трансплантологии имени А. А. Ша­лимова НАМН Украины профессор Сергей Галич. — С боковой поверхности грудной клетки мы взяли участок тканей 20 на 30 сантиметров. Это 600 (!) квадратных сантиметров. Донорский участок пришлось закрыть искусственной кожей. Операция была жизнеспасающей и очень рискованной. Но нам удалось сделать то, что запланировали.

Мне очень не нравится, когда в прессе и на телевидении говорят, что мы «пересадили пациенту половину лица». На самом деле лицо у Игоря пострадало очень сильно, и мы его восстановили. При этом применили различные технологии микрососудистой и пластической хирургии. Коллеги из Сум вывели пациента из шока, грамотно подготовили его к вмешательству, что упростило наши действия. Но и мы в ходе подготовки убрали омертвевшие ткани, выполнили все исследования, чтобы четко понимать, насколько обгорели кости черепа, надо ли будет их удалять и закрывать мозг специальными пластинами. Челюстно-лицевые хирурги сделали операцию на челюсти, чтобы Игорь смог есть, разговаривать. Нейрохирурги рекомендовали кость не трогать. Словом, все делалось коллегиально.

— В чем же уникальность операции?

— Лоскут на сосудистой ножке такой большой площади — 600 квадратных сантиметров — в Украине еще никто не пересаживал на лицо. У Игоря был обширный и глубокий ожог, при котором пострадали кости черепа, глаз, ухо, полость рта. Когда Игорь поступил к нам, с момента травмы прошло почти два месяца. Первое, что надо было сделать — спасти человеку жизнь. Исходя из этого, планировали свои действия. В операции участвовали шесть хирургов (у каждого из которых была своя задача) анестезиологи, медсестры. Вся бригада чувствовала огромную ответственность. Чтобы закрыть раны на лице пациента, с боковой поверхности грудной клетки взяли лоскут на сосудистой ножке. Это целый комплекс тканей — кожа, подкожная клетчатка, мышцы и сосуды. Сосуды лоскута сшили с сосудами шеи, обеспечив его кровоснабжение.

— Какова толщина лоскута?

— Три—пять сантиметров. Рану на боку закрыли искусственной кожей. Скоро мы снимем ее и сделаем пересадку кожи с живота или бедра пациента. Это гораздо менее травматичная операция. Но она необходима.

— Чего вы боялись в ходе операции и после нее?

— Того, что сшитые сосуды затромбируются и лоскут не приживется, а погибнет. Тогда заменить его будет просто нечем. Это огромный риск для жизни пациента. К счастью, все сложилось удачно: спустя десять дней после операции стало ясно, что лоскут уже на 99 процентов прижился. Две-три недели будут длиться перевязки, постепенно спадет отек. Месяца через два ткани лоскута станут более пластичными и лучше поддающимися коррекции. Тогда понадобятся новые вмешательства.

— Знаю, что все основные затраты по проведению Игорю жизнеспасающих операций взяли на себя сумская больница и ваш институт. Но пациенту понадобятся еще пластические операции — восстановление уха, протезирование глаза…

— К сожалению, на это государственные деньги не предусмотрены. Но пока важно завершить нынешний этап. Игорь очень спокойный и рассудительный человек. Настроен оптимистично, и мы надеемся, что выход найдется. На это рассчитывают все участвовавшие в операции хирурги — Александр Резников, Алексей Дабижа, Ярослав Огородник, Тимур Ткачук, Денис Боровик.

— У нас в институте работают грамотные и ответственные специалисты, — говорит заведующий отделением микрососудистой, пластической и восстановительной хирургии Национального института хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова Александр Резников. — У Сергея Галича опыт проведения микрохирургических операций около сорока лет, у меня — более тридцати. Но та операция, которую мы выполнили сейчас, безусловно, предмет гордости для хирурга. Все мы применили знания и умения, приобретенные раньше. Ведь уже проведено более 400 пересадок лоскутов на сосудистой ножке. Удалось помочь людям, которые из-за травмы чуть не лишились рук или ног: сделано 256 реплантаций предплечий, 17 — ног. Но совершенствоваться надо постоянно, в медицине нельзя стоять на месте. И нам удалось это продемонстрировать.

Повязка, скрывающая пострадавшую часть лица Игоря, дает простор для воображения, пока не увидишь фотографии, сделанные врачами до и после операции. Остается тяжелое впечатление от увиденного. Понимаешь, сколько страданий человек уже перенес. Но он надеется, что теперь, благодаря успешной операции, у него все будет хорошо.

— После того как дома я пришел в себя и едва смог раскрыть левый глаз, толком не понял, что произошло: шок, наверное, был таким сильным, что защитил меня и от боли, и от страшных впечатлений, — говорит Игорь. — В Сумах врач мне сказал, что за 23 года работы такую травму, как у меня, видит впервые. Меня все просили: «Скажи правду, что же случилось…» Но я действительно не знаю. Сумские врачи сделали мне три операции: удалили пострадавший глаз, чтобы сохранить зрение здорового. Провели две пересадки кожи, надеясь, что приживется хотя бы половина. А прижилось лишь пять процентов… Готовили к третьей операции, и все же сделать ее не решились. Договорились о том, чтобы меня приняли в столице, и отправили сюда в карете «скорой». Дорога была длинной — 400 километров. Но я рад, что оказался здесь, в институте.

— Как сейчас, после операции, вы переносите боль?

— Во время перевязки боль можно стерпеть. Я не кричу. Хотя неприятные ощущения есть. Но ведь все это делается ради моего спасения.

— Вы видели себя в зеркале перед операцией и после нее?

— Нет. Без повязки на себя не смотрел. Да и в Интернете не стал искать свои фото до операции, с обожженным лицом, и после нее, с пришитым лоскутом, которые разместили некоторые издания. Подожду, пока буду выглядеть получше. Перед операцией со мной произошла удивительная вещь: после компьютерной томографии врачи сказали, что, видимо, придется удалить кости черепа и заменить их дорогостоящими пластинами. Кто-то меня спросил: «А ты в церковь ходил?» Я честно признался, что нет, и попросил позвать батюшку в больницу. Он пришел, отпустил мне грехи… Я молился, и верю, что поэтому снимок, сделанный через полторы недели, показал, что кости не полностью разрушены. Мне не понадобились пластины. А вообще, я почувствовал, что все стало складываться к лучшему.

— В чем же?

— Выздоравливаю. Отношение ко мне прекрасное. Врачи просто изумительные. Очень обо мне беспокоятся. Например, лечащий доктор Тимур Викторович каждый день, несмотря на то, что в отпуске, приходил делать перевязки. Медсестрички постоянно подкармливают. Брат двоюродный звонит, интересуется, как я себя чувствую. К сожалению, больше из родных у меня никого нет. С женой давно развелся, детей не было, мать умерла полтора года назад, а отца почти 20 лет как не стало. Как только приду в норму, буду искать работу: руки-ноги есть. Не стану же без дела сидеть!

Когда я попросила у Игоря номер его мобильного телефона, он продиктовал и отметил: «Еще пару лет назад, выбирая себе номер, попросил, чтобы в конце он был похож на номер американской службы спасения — 911, чтобы запомнить было легче. А ведь теперь мне действительно понадобилось спасение».

Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Лекарства так подорожали, что скоро их впору будет дарить друг другу на Новый год.