Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
революция 1917 год

Как это было

"Грушевский и Винниченко противились созданию вооруженных сил для восстановления украинской государственности"

Андрей ТОПЧИЙ, «ФАКТЫ»

22.03.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

14 марта в Украине отметили День добровольца. Три года назад, оказавшись перед лицом смертельной угрозы со стороны северного соседа, наша страна могла опереться лишь на несколько аэромобильных бригад и подразделения милицейского спецназа. И тогда тысячи украинских патриотов вызвались защищать Родину с оружием в руках, пополнив ряды полулегальных добровольческих батальонов. Их бессмертный подвиг и спас страну от уничтожения. А сто лет назад именно добровольческие отряды стали основой будущей украинской армии.

Создание Центральной Рады, претендовавшей на роль украинского парламента, существенно изменило расклад сил в революционном Киеве. До этого практически вся власть принадлежала Киевскому исполнительному комитету, ориентировавшемуся на Временное правительство в Петрограде. Однако после массовых украинских манифестаций в середине марта 1917 года не считаться с новым органом становилось все сложнее.


*Симон Петлюра и Михаил Грушевский (в центре) на митинге по случаю III Всеукраинского военного съезда в Киеве. 1917 год

Способствовал этому и повышенный интерес к украинским идеям военнослужащих Киевского гарнизона. Стихийная агитация среди личного состава армейских подразделений велась с первых дней революции. И пропаганда охватывала не только украинских солдат российской армии. Так, к примеру, в лагере для военнопленных в Дубовцах, недалеко от Царицына (нынешний Волгоград) развернули активную деятельность старшины легиона Украинских сичевых стрельцов (украинские подразделения Австро-Венгерской армии) во главе с бывшим военнослужащим 19-го полка краевой обороны Львова Евгением Коновальцем. Впоследствии он создаст и возглавит Группу сичевых стрельцов — одно из самых боеспособных вооруженных формирований украинской армии.

«Первоначально мы смотрели на Раду как на чисто национальную организацию, наподобие нашего Совета объединенных еврейских организаций и Польского исполнительного комитета. Еврейский совет даже пытался конкурировать с Радой, хлопоча перед Исполнительным комитетом о предоставлении ему помещения в Педагогическом музее. Однако этот последний остался в исключительном обладании украинцев и стал их штаб-квартирой. Оттуда и начали исходить нити, постепенно охватившие провинциальные города и даже села Украины, а также и армию, — вспоминал об „эволюции“ Центральной Рады ее будущий участник, член Киевского исполнительного комитета от Совета объединенных еврейских организаций Алексей Гольденвейзер. — Украинские ее деятели проявили в ту эпоху большую энергию и сумели в короткое время создать широко разветвленную, крепкую организацию. До поры до времени однако все оставалось в рамках чисто национального движения, отнюдь не претендующего на захват власти. Временное правительство признавалось, и против него идти еще не решались. Но уже очень скоро Рада перестала считаться с властью нашего Исполнительного комитета или, во всяком случае, стала смотреть на себя как на орган автономный и независимый от местных „российских“ учреждений».

О первых шагах Центральной Рады, направленных на создание вооруженных сил Украины, «ФАКТАМ» рассказал доктор исторических наук Павел Гай-Нижник.

— На самом деле на первых порах все усилия по созданию национальной армии вызывали некоторую неприязнь со стороны «автономистской» части Рады (в Центральной Раде были сторонники как независимости, так и автономии-федерации в составе России. — Авт.), не желавшей идти на конфликт с пророссийскими силами города, — рассказывает Павел Павлович. — В целом украинские социалисты, имевшие большинство, в штыки воспринимали идею организации вооруженных сил, предпочитая создать «народную милицию». В будущем, к концу 1917 года, «эксперименты» Владимира Винниченко (председателя генерального секретариата УНР. — Авт.) в сфере обороны Украинской Народной Республики приведут к трансформации миллионной украинской армии до уровня нескольких добровольческих подразделений по паре сотен человек личного состава.

«…Сплочение всех воинов-украинцев к организации национальной армии, без которой нельзя и помыслить о получении полной воли Украины»

— Интересно сопоставить этот процесс с событиями последних лет…

— В конце марта 1917 года радикальная часть Центральной Рады во главе с поручиком Николаем Михновским приняла решение создать полноценные украинизированные воинские части. В отличие от коллег социал-демократов и эсэров, выступавших максимум за автономию в составе России, радикалы-самостийники с самого начала взяли курс на независимость Украины. В первой половине марта Михновский трижды проводил украинские воинские вече с участием солдат Киевского гарнизона. В ходе этих мероприятий были заложены основы добровольческого полка имени Богдана Хмельницкого. Закономерным их результатом стало создание «Украинского военного клуба имени Павла Полуботка» с последующим курсом на формирование украинских вооруженных сил, о чем было объявлено на армейском собрании

16 марта 1917 года. Цель объединения — «сплочение всех воинов-украинцев к немедленной организации национальной армии, яко могучей своей милитарной силы, без которой нельзя и помыслить о получении полной воли Украины», что требует «со всей энергией взяться к делу выделения из всех тыловых частей солдат и офицеров-украинцев на формирование украинских полков — пеших, конных, пушечных бригад, инженерных команд, команд флота и авиации, с правительственным украинским языком и призывать устно к немедленному формированию таких частей, без оглядки на разрешение… На фронте это выделение должно проходить постепенно — в зависимости от тактических и других военных обстоятельств, с тем, чтобы это выделение не вносило дезорганизацию на фронте».

— То есть фактически процесс пошел благодаря инициативе обособленной группы?

— Так и было. Стоит отметить, что именно благодаря действиям Михновского и вопреки желанию руководства Рады в апреле 1917 года из солдат Киевского гарнизона сформировали 1-й украинский полк имени Богдана Хмельницкого и 2-й украинский полк имени Павла Полуботка общей численностью восемь тысяч штыков. Это вызвало крайне негативную реакцию со стороны командования Киевского военного округа, оказывавшего максимальное сопротивление процессу создания национальных воинских частей. Ведь все украинизированные армейские подразделения де-факто становились подконтрольными Центральной Раде.

В дальнейшем судьба этих полков сложилась по-разному. «Богдановцы» стали крепкой боеспособной частью, прекрасно зарекомендовали себя в боях с большевиками зимой 1917—1918 годов. История же «полуботковцев» завершилась трагически. В июле 1917 года солдаты организовали вооруженный путч, требуя ускорить процессы выхода Украины из состава России. В городе были разоружены верные Временному правительству российские части. Однако Центральная Рада потребовала от восставших сложить оружие. Владимир Винниченко представил эти события российским «партнерам» как «бунт дезертиров». Деморализованных после фиаско «полуботковцев» отправили на фронт.

— Таким образом, можно утверждать, что создание украинской армии проходило «между двух огней»: с одной стороны, сопротивление официальных российских властей, а с другой — своих из Центральной Рады?

— И председатель Центральной Рады Михаил Грушевский, и один из его соратников Владимир Винниченко категорически противились милитаризации украинской национальной идеи. Однако процесс создания вооруженных сил был уже запущен и становился необратимым. С 6 по 8 апреля 1917 года в Киеве состоялся Всеукраинский национальный конгресс. Заседание, призванное превратить Центральную Раду из городской организации в орган всеукраинского масштаба, проходило в здании Купеческого собрания (нынешняя Национальная филармония Украины. — Авт.). Огромное количество делегатов, представлявших все украинские регионы, фактически легитимировали членов Центральной Рады в глазах всей Украины как официальных представителей народа.

«8 апреля 1917 года был первый смотр украинских национальных сил и первая встреча украинской и русской общественности после революции. И приветствия, и поцелуи — все это было прекрасно и даже трогательно, — вспоминал Алексей Гольденвейзер. — Но от внимательного наблюдателя не могли уже в этот день ускользнуть предвестники совсем иных встреч в близком будущем».

— То есть прямого конфликта между проукраинскими и прорусскими силами в апреле 1917 года еще не было?

— Нет. И социалистическая часть Центральной Рады делала все, чтобы избежать конфронтации. С 5 по 8 мая в Киеве собрался Всеукраинский военный съезд. На него прибыли 900 делегатов, представлявших 1,5 миллиона украинских солдат, а также матросов Черноморского и Балтийского флотов. Главный вопрос повестки дня: создание украинских вооруженных сил. Михновский, имевший поддержку восьми тысяч штыков, уже не скрывал лидерских амбиций.

Альтернативой националисту-самостийнику мог стать «идеологически близкий» Грушевскому и Винниченко социал-демократ Симон Петлюра, прибывший на съезд от украинского фронтового совета в Минске, который сам же и возглавлял. На него и решили сделать ставку.

В первый же день работы съезда седовласый профессор Грушевский буквально оттеснил Михновского от трибуны, прекрасно понимая, что тот не станет драться со стариком. Таким образом, инициатива сразу перешла к социалистам. Сторонники автономии в составе России в течение трех дней продвигали кандидатуру Петлюры на должность председателя съезда как «представителя трех армий» и «знающего по опыту все страдания солдата». Однако делегаты не желали голосовать за незнакомого им гражданского человека (Симон Петлюра ни дня не служил в армии. — Авт.). Смущали военных и его идеологические тезисы: «…Нам нужна не постоянная армия, а всенародное вооружение, милиция… Опасность состоит в том, что, когда организуется буржуазия, армия станет оборонять ее интересы против интересов демократии и крестьянства, — заявлял с трибуны Петлюра. — Вот почему эти полки „имени гетманов“ могут иметь в себе элемент опасности, когда они будут созданы на постоянной основе…»

— И чем же завершилось это противостояние?

— Съезд принял решение создать при Центральной Раде Украинский генеральный военный комитет, перед которым поставили задачи: организовать украинское войско и украинизовать регулярные части. По итогам дискуссий в его состав вошли и Петлюра, и Винниченко, и Михновский. Когда обсуждали кандидатуру лидера, социалисты пошли на хитрость. Винниченко сообщил, что получил анонимное письмо с требованием, чтобы он и Петлюра сняли свои кандидатуры, «иначе будете убиты». Доверчивые солдаты прониклись «жертвенностью» «смелых революционеров-героев», и после этого все предложения Винниченко и Петлюры проходили на ура. Таким образом, Симон Петлюра возглавил Украинский генеральный военный комитет.

«И во время съезда отдельные делегаты и целые группы ежедневно имели случай и поводы демонстрировать не только свои убеждения, но и свои чувства, потому что им ежедневно приходилось спорить со сторонниками „единственной неделимой“, которые их атаковали при входе на заседание съезда и выходе из театра, — вспоминал член Центральной Рады Николай Галаган. — Целая площадь перед театром охвачена людьми, которые группировались в более или менее численные „митюжки“ (митинги. — Авт.). И на этих „митюжках“ рьяно и очень часто свирепо и, кажется, всегда с чувством большой вражды дебатировался один главный вопрос: отношение Украины к России. В этом вопросе украинцы не находили общего языка с россиянами. Атмосфера образовалась настолько напряженная и враждебная, что для обеспечения съезда перед эксцессами и возможным насилием дом городского театра был под охраной казаков Богдановского полка».

Всеукраинский военный съезд вызвал негативную реакцию Временного правительства. Официальная на тот момент власть не признала его резолюции. 20 мая из Петрограда в Киев прибыл военный министр Александр Керенский. Он был категорически против формирования национальных армейских частей, уверяя, что это «может разорвать связь между национальностями». А все претензии украинцев на хоть какой-то суверенитет должны были разбираться после созыва Учредительного собрания, которое запланировали на осень 1917 года.

Тем не менее волну национального подъема в армии уже было не остановить. Офицеры и солдаты самостоятельно провозглашали свои части украинскими. Это происходило даже в запасных пехотных полках Чернигова, Умани и Житомира. В Крыму сформировали украинский полк имени гетмана Петра Дорошенко. Сине-желтые знамена подняли корабли Черноморского флота. В армии возникло двоевластие. Прямое вооруженное столкновение с официальным Петроградом и пророссийскими силами оставалось лишь вопросом времени…

Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

- Получила зарплату и решила побаловать себя морепродуктами. Купила кильку в томате, морскую капусточку...

Версии