Наталья Горпинченко

Превратности судьбы

"Я хочу дать сыну то, чего не было у меня, — материнскую любовь и заботу"

Елена СМИРНОВА, «ФАКТЫ» (Донецк)

13.04.2017 8:00 2694

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Бывшие сироты, не раз становившиеся героями публикаций «ФАКТОВ», сумели обрести личное счастье и найти свое место в жизни

Воспитанники социального отеля «Детская деревня», появившегося в Макеевке в 2000 году, не раз были героями публикаций «ФАКТОВ». Сеть отелей для сирот и бездомных мам создала макеевчанка Виктория Федотова. Сейчас она, как и ее подопечные, — вынужденная переселенка. «ФАКТЫ» поинтересовались судьбой наших героев. И выяснилось, что, вопреки всему, многие обрели личное счастье.

Когда Наташа впервые пришла в гости к маме, та заявила: «Нет у меня никакой дочери! Не было и не будет!»

— Давно мы не общались, а у меня столько хороших новостей! — признается 35-летняя Наталья Горпинченко, с которой я познакомилась 15 лет назад в социальном отеле «Детская деревня».

Наташу мама бросила еще в роддоме. В пятилетнем возрасте девочку признали «отстающей в умственном развитии» и «необучаемой», после чего направили в интернат. А по достижении 18 лет присвоили ей вторую группу инвалидности и перевели в интернат для взрослых психохроников. Наташа вспоминает, что порядки в этом заведении были, как в казарме, а условия — почти как в изоляторе временного содержания советского образца. Проверяющие приезжали и уезжали, не находя никаких нарушений в соблюдении прав пациентов. А обитатели интерната терпели лишения и унижения и не задерживались долго на белом свете… Если бы не волонтеры общественной правозащитной организации «Мартин-клуб», то неизвестно, что стало бы и с Наташей. Волонтеры взяли девушку под свою опеку, научили ее читать и писать, научили жить самостоятельно. Сейчас она занята воспитанием сыночка (ему полтора года), живет в квартире — социальном отеле «Кенгуру» в Днепре.

— С папой Святика нам не удалось создать семью, зато у меня родился здоровенький малыш, — говорит Наталья. — Мы с ним ходим на занятия по детскому творчеству, где Святик лепит из пластилина, занимается гимнастикой. Дома я показываю ему животных на картинках в книжечке, пою песенки. Я хочу дать сыну то, чего не было у меня, — материнскую любовь и заботу.

За судьбой Наташи Горпинченко автор этих строк следила с того момента, как девушка поселилась в «Детской деревне». К трудолюбивой Наташе привязывались все постояльцы отеля, получавшие там помощь по социальной адаптации. На 25-летие девушки глава «Мартин-клуба» Виктория Федотова, основавшая сеть социальных отелей для сирот и бездомных мам, пообещала исполнить самое заветное желание Наташи — найти ее маму. И нашла.


*"Моя семья — это сын Святик и Виктория Викторовна", — говорит бывшая воспитанница социального отеля «Детская деревня» Наташа Горпинченко

Увы… Наташа дважды приходила на порог родительской квартиры, но там ее ожидал холодный прием. «Нет у меня никакой дочери! Не было и не будет!» — заявила ей женщина (внешне как две капли воды похожая на нее!) — и захлопнула дверь.

Наташа не успокоилась. Она снова пошла к матери, решив объяснить, что, кроме общения, ей от мамы ничего не нужно. На лестничной площадке перед дверью Наталья встретила паренька. Он оказался… ее младшим братом. Братишка рассказал, что у них есть еще и старший брат, который женат и живет отдельно. Однако, выслушав сестру и даже предположив: «Ты, наверное, от первого брака?», признавать родство с ней внезапно отказался. «Это какая-то ошибка. Моя мама не могла бросить своего ребенка», — резко заявил парень и зашел в квартиру, закрыв за собой дверь.

Больше в дом к матери Наташа не приходила. Но попыток найти отца не оставляла. Однако среди тех, кто носит такую же, как у нее, фамилию, «подходящих» на роль отца кандидатур не нашлось. Мужчина может проживать и в другой стране, предположили сотрудники, занимавшиеся его поиском. Наташа прекратила активный поиск, но попросила периодически упоминать о ней в публикациях о подопечных социальных отелей «Мартин-клуба» во всех СМИ и сообщать ее телефон.

Прошло шесть лет. И вдруг с незнакомого номера ей позвонил мужчина, судя по голосу, пожилой. Он представился бывшим сотрудником милиции на пенсии и задал неожиданный вопрос: «У тебя есть чем печь топить? Не мерзнешь?» Наташа ответила, что теперь она живет не в частном доме, как это было в «Детской деревне», а в квартире с центральным отоплением. Узнав, что Наташи уже нет в Макеевке, мужчина расстроился. Он признался, что прочитал о ней в газете, увидел ее фотографию и решил позвонить. Газетами, как выяснилось, мужчина растапливал печь. Но, прочитав фрагмент текста, который был посвящен Наташе, не смог остаться равнодушным. Утверждал, что этот клочок газеты «ФАКТЫ» хранит до сих пор.

— Сначала он предложил мне помочь найти родителей, — вспоминает Наташа. — Я отказалась, вспомнив встречу с мамой. Тогда он спросил: «В каком училище училась твоя мама? А вдруг я твой отец?» Я объяснила, что таких подробностей о жизни матери знать не могу… Мы созваниваемся до сих пор.

Незнакомец теперь регулярно пополняет Наташе счет на мобильном телефоне, и уверяет, что если они и не самая близкая родня, то все равно как-то связаны. У мужчины еще жива и собственная мать, есть дети, внуки. При этом он признается, что после общения с Наташей почувствовал, что всю жизнь мечтал именно о такой дочери.

— Он всегда первым делом интересуется, есть ли у меня что покушать, как мы с сыном себя чувствуем, тепло ли одеты, предлагал помочь деньгами, но я отказалась, — рассказывает Наташа. — А когда меняла номер телефона, решила уведомить его об этом. Очень уж он просил уделять ему время, не прерывать общения. Приглашал в гости, но я отказалась. В Донецкой области у меня никого не осталось — все друзья и близкие переехали. Но если он сам решится приехать в гости, то я познакомлю его со своей семьей — сыном Святиком и Викторией Викторовной Федотовой.

«Начали с того, что стали варить кашу и кормить беспризорников прямо на улице»

— Ни минуты не жалею о том, что вытащила Наташу из того ада, — вспоминает глава «Мартин-клуба» Виктория Федотова. — Мы познакомились с ней, когда отвозили продукты от благотворителей в психоневрологический интернат в Торезе. Были потрясены, в каких ужасных условиях там живут пациенты. Они даже мандаринов до этого не видели — хватали их и ели, как яблоки. Диагнозы у многих были не такими уж тяжелыми, чтобы они не могли в дальнейшем жить самостоятельно. Просто об этих людях некому было заботиться — многих бросили еще в детстве. Увы, после того, как мы привлекли прессу, двери интерната закрылись для посторонних. С боем нам удалось вырвать оттуда лишь Наташу.

Викторию Федотову, мать троих сыновей, наверное, не только Наташа считает членом своей семьи. За 15 лет работы «Мартин-клуба» услугами этой правозащитной организации воспользовались четыре тысячи детей и взрослых, нуждавшихся в социальном сопровождении.


*Основатель социальных отелей для сирот и бездомных мам Виктория Федотова (справа) на свадьбе у одной из своих подопечных Кати Деведеровой

— «Мартин-клуб», изначально возникший как площадка для общения творческой молодежи — художников и музыкантов, все больше занимался проблемами защиты прав ребенка, — рассказывает Елена Горгадзе-Кузнецова, автор очерка «Виктория, значит — победа», вошедшего в сборник историй о вынужденных переселенцах «Знедолені? Нездоланні!». Елена тоже вынужденная переселенка и многодетная мама, которая принимала участие во всех начинаниях «Мартин-клуба». — В конце 1990-х эти брошенные на произвол судьбы дети заставили Викторию Федотову и нескольких ее коллег оставить работу в городской социальной службе.

Начали с того, что стали варить кашу и кормить беспризорников прямо на улице. А затем уже появилась сеть правозащитных детских центров Донбасса, куда вошли шесть правозащитных детских организаций из Донецкой и Луганской областей. Этот проект позволял, к примеру, донецкого ребенка, попавшего в беду где-нибудь в Алчевске, обогреть, накормить и на время направить на реабилитацию к партнерам в Мариуполь. В это время юрист в Макеевке занимался урегулированием проблем сироты — восстановлением его документов, оформлением социальных выплат…

Группа энтузиастов спасала беспризорников от верной гибели — доставала перемазанных клеем пацанов из подвалов, лечила, одевала и предлагала поселиться в «Детской деревне» — социальном отеле на окраине Макеевки. Если дети, к которым волонтеры «Мартин-клуба» уже прикипели сердцем и душой, рисковали оказаться в интернате, сотрудники этой организации брали их в свои семьи под опеку. У Виктории, воспитывавшей троих сыновей, в свое время появилась 15-летняя дочь, которая сегодня уже вышла замуж и сделала Викторию Федотову молодой бабушкой. Новорожденную малышку приемная дочь Федотовой назвала в честь приемной мамы Викой.

— Это уже второй сборник очерков, рассказывающих о людях, для которых самым важным стало открытие Украины в себе, — говорит исполнительный директор Института демократии имени Филиппа Орлика Светлана Еременко. — Сотни тысяч вынужденных переселенцев, рассеявшихся по украинской земле, не только выстояли в непростых испытаниях, но и стали примером для других отчаявшихся. Кто-то продолжает любимое дело, сохранил свою специальность, а кто-то вынужден был начать все с нуля.

«Нужно было прервать этот порочный круг, когда сироты рожают сирот»

— Работая еще в государственной структуре, я начала вникать в проблемы своих подопечных, то поняла, что через бюрократические препоны не перепрыгнешь, — рассказывает Виктория Федотова. — А в негосударственной организации ты можешь своевременно реагировать на запросы времени. Детей, оставшихся без опеки родителей, нужно было научить жить в обществе самостоятельно и любить своих будущих детей, чтобы прервался этот порочный круг, когда сироты рожают сирот.

Неповоротливость государственной машины стала особенно заметна во время войны, когда тысячам семей потребовалась эвакуация. Большинство людей выехали с оккупированных территорий благодаря усилиям неправительственных организаций.

«Сегодня у моего друга погибли двое друзей. Подорвались на мине. Мы можем отдалять от себя войну, как отворачивались когда-то от беспризорников. Но она рядом. Проклятая, уносящая молодых. Страшно, что уже не страшно», — на этой записи Виктории Федотовой в соцсети оборвался макеевский период жизни «Мартин-клуба». И начался новый этап работы — уже в Днепропетровской области, куда эта общественная организация переместилась вместе со своими подопечными.

— Кто-то, как Наташа и некоторые другие наши воспитанники, о которых «ФАКТЫ» писали, теперь живут на Днепропетровщине в наших социальных отелях «Рукавичка» и «Кенгуру», — продолжает Виктория Федотова. — Но большинство стали самостоятельными, создали свои семьи. А Катя Деведерова, о свадьбе которой «ФАКТЫ» тоже сообщали год назад, уже родила доченьку.

Напомним, в свои 13 лет Катя едва не умерла от голода. При росте 168 сантиметров школьница весила 39 килограммов. Ее мать в тот момент отстранилась от своих родительских обязанностей, не справившись с собственным психологическим кризисом, и не следила за тем, что ест и как учится ее дочь. Изъятая из семьи девочка оказалась в интернате.

*Год назад Катя родила дочку. «Это Божий дар!» — признается молодая мама

— В приюте я пробыла всего один день и рада, что мне больше не пришлось туда возвращаться. Это не дом, — вспоминала Катя Деведерова, которую взяла под свою опеку финансовый менеджер «Мартин-клуба» Светлана Петренко. Девушка успела окончить Донецкое училище культуры и, покидая Макеевку, уехала в Кропивницкий уже вместе с семьей своего будущего мужа Дмитрия Деведерова. В Кропивницком они и сыграли свадьбу.

«Сегодня я счастлива как никогда! Был контрольный поход к доктору, и он сказал, что все в норме и малыш начал свою жизнь. Да-да, я беременна. Нам уже 4,5 недели! Я безумно рада!» — так подписала фото на своей страничке в соцсети Катя Деведерова.

«Наша принцесса пришла в этот мир еще в воскресенье. Сказать, что мы счастливы, — ничего не сказать! Это непередаваемые чувства и незабываемые ощущения от ее появления. Божий подарок, просто чудо, она такая милая — наша принцесса», — написала Катя, став мамой.

— Если бы не было «Детской деревни», наверное, не было бы сейчас и моей семьи, самого прекрасного мужа на свете, которого послал мне Господь, самой прекрасной доченьки Софийки, — признается Катя.

Фото из архивов «Мартин-клуба»

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

В сельском магазине: — У вас есть сыр «Рокфор»? — А что это такое? — Это такой сыр с плесенью. — Сыра нет, но есть колбаса «Рокфор», беляши «Рокфор» и селедка «Рокфор».

Версии