Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
 Виктор Гуцал

Виктор Гуцал: "Кубанский казачий хор поет нашу "Взяв би я бандуру", а в титрах пишут "русская народная песня"

Лилия МУЗЫКА, «ФАКТЫ»

20.04.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Руководитель оркестра народных инструментов отмечает 50-летие творческой деятельности концертом в Национальной опере

Национальный оркестр народных инструментов Украины — один из самых известных музыкальных коллективов страны, ее визитная карточка — в последнее время переживает пик популярности. Мировые хиты Адель, Майкла Джексона, Элтона Джона и других знаменитостей по-особенному звучат в исполнении старинных украинских инструментов, которых в оркестре более 60 разновидностей. В сопровождении оркестра дают концерты Олег Скрипка и ONUKA, рок-группы «Друга ріка» и Mad Heads. Эти концерты собирают аншлаги.

Недавно оркестр в который раз подтвердил свой статус, выиграв международную «Битву оркестров» у белорусского Национального академического народного оркестра имени Жиновича. Вот уже 25 лет оркестр возглавляет народный артист Украины, лауреат Шевченковской премии Виктор Гуцал, начинавший свою карьеру рядовым музыкантом в хоре Веревки. Он был исключен из коллектива за «Запорожский марш», который запретили к исполнению. Сейчас это произведение звучит на железнодорожном вокзале во Львове при отправлении поездов. Виктор Емелянович — автор более 500 оркестровок, музыки к кинофильмам «Пропала грамота», «Ой, не ходи, Грицю».

С 73-летним Виктором Гуцалом мы встретились в его рабочем кабинете, стены которого украшают картины с украинскими сюжетами, на полках — статуэтки народных героев в национальных костюмах, фортепиано и стопки папок с нотами. Пока мы говорим, из соседнего кабинета доносится мелодия песни «1944», с которой Джамала победила на «Евровидении».

— Это наши музыканты готовятся к открытию «Евровидения», где оркестр выступит с новой программой — сыграет попурри песен-победителей разных лет, — рассказал «ФАКТАМ» Виктор Гуцал. — Покажем зарубежным гостям, что мы не лыком шиты. Украина — это не только шаровары, но и современная музыка с глубокими корнями.

— Как вам удалось народный коллектив сделать модным, популярным среди молодежи?

— Потому что я сам молодой! Хоть и воспитан на классической школе, могу назвать себя рафинированным музыкантом, очень люблю современную музыку. Нравится группа «ТИК» и Дзидзьо, у них очень хорошая энергетика. Скажу вам по секрету, с Виктором Бронюком готовим сейчас новый проект.

Первой группой, с которой мы начали сотрудничать, стала Mad Heads. Идею предложил ее солист Вадим Красноокий. Получилось очень оригинально. В концерте зазвучали 40 самых разных инструментов. Потом мы сделали программу с рок-группой «Друга ріка», певицей ONUKA, Олегом Скрипкой. Тем самым наш оркестр получил большую популярность среди молодежи, на наших концертах залы всегда переполнены. А просмотры в Ютубе перевалили за миллион.

— А с чего началось ваше увлечение музыкой?

— Я родом с Подолья, из села Требуховцы Хмельницкой области. Какая там природа! Три притока Буга соединяются в единое русло, просто рай земной. У родителей, простых сельских тружеников, нас было восемь детей. Вместе трудились на земле, вместе пели песни. Мама учила лирическим, отец — историческим песням. Помню, любимое наше развлечение было — кататься на лошадях. Мчишься по полю, босой, в одной рубахе, грива лицо щекочет — и такое получаешь удовольствие.


*Виктор Гуцал: «Сейчас чувствую себя каким-то динозавром в музыке. Многое знаю и умею, делюсь опытом и не боюсь экспериментировать»

Несмотря на непростое время, мы жили хорошо. Наше село было богатым и очень сплоченным, в нем никогда не было крепостных. Но советская власть уничтожила крепкий слой крестьян, раскулачив и разбросав людей по огромной стране. Нашей семье, можно сказать, повезло. Мы сбежали во Львов. Там у нас была совершенно другая жизнь. Для меня она началась с интерната. Родители послушали приятеля, преподавателя музыки, который заверил их, что у меня есть слух, а значит, я должен учиться в музыкальной школе. Так я попал в десятилетку, где преподавали выдающиеся педагоги и музыканты, например, Кос-Анатольский (это его романс на слова Ивана Франко «Ой ти, дівчино, з горіха зерня»). Я учился играть на домре — это такой старинный инструмент, родственник балалайки.

— Почему такой выбор?

— Все очень просто — это был самый дешевый инструмент, который моя семья могла купить. Домра стоила чуть больше трех рублей. О фортепиано тогда даже речь не шла. Я очень старательно занимался. Братья и сестры звали поиграть во дворе, погонять в футбол, но мне это было неинтересно. Отвлечь от музыки могли только вылазки на так называемую дачу — у нас был участок земли. И сегодня для меня это лучший отдых — ухаживать за садом, возиться в огороде.

После львовской музыкальной школы я поступил в киевскую консерваторию и уже тут серьезно увлекся народными инструментами, их историей. Чтобы найти информацию о них, нужно было специально записываться в историческую библиотеку, где по специальным документам выдавали книгу историка Дмитрия Яворницкого или Гийома Боплана (известный французский инженер, автор книги «Описание Украины»), в работах которого я нашел и описание наших народных инструментов XVII века.

Сложно было находить информацию, ведь советские власти просто лишали возможности быть самобытными. В том числе музыкально. Многие национальные инструменты были запрещены. В СССР навязывались общие, такие как балалайка, домра, баян. Хотя домра пошла от нашей кобзы. Вспомните картину с изображением казака Мамая. Кстати, балалайку впервые обнаружили на территории Украины. Ее в Полтавской губернии нашел руководитель первого российского оркестра народных инструментов Василий Андреев. Власти насаждали общую культуру, а возможность проявить национальное всегда пресекали. Нам очень долго не разрешали создать свой национальный оркестр народных инструментов. В то время, как в других республиках они давно были.

— Почему?

— Политика была такая: общая культура, общий инструментарий. У нас он самобытный, очень мощный. Только народных песен более 200 тысяч! А теперь между нами музыкальные войны. Вот недавно смотрел по Интернету юбилейный концерт Кубанского казачьего хора. Поют они нашу «Взяв би я бандуру», а в титрах пишут «русская народная песня». Ну как так, какая же она русская? Как можно присваивать не только территорию, но и культуру?

Создать украинский национальный оркестр на официальном уровне стоило немалых усилий многих известных личностей. В 1959 году в газете «Молодь України» развернулась дискуссия, нужен ли нам такой коллектив. Идею его создания поддержали многие известные личности: Максим Рыльский, Лев Ревуцкий, Станислав Людкевич, Платон Майборода. Только через десять лет оркестр был создан. Но и тогда он был поставлен в такие условия, чтобы не иметь возможности развиваться, финансирования не было. А сверху указывали, что играть, — интернациональное должно быть выше национального, поэтому и репертуар был соответствующий.

— Правда, что вас в свое время уволили из коллектива и вызывали в «органы» за украинскую песню?

— Эта история связана с «Запорожским маршем», где звучат сурмы — удивительные музыкальные инструменты, которые использовали запорожские казаки. О них сохранилось очень мало сведений. Это такой инструмент, который по-особому влияет на сознание людей, его дух, вдохновляет и побуждает к действиям. Мой марш пользовался особой популярностью, звучал на концертах по три-четыре раза. А после того, как сыграли его на съезде комсомола в Москве, меня пригласили в соответствующую службу.

— Чем аргументировали?

— Там ведь тоже не дураки сидели. Напрямую обвинить меня в национализме не могли, поэтому пытались пришить плагиат. Лейтенант с умным видом разложил передо мной ноты стрелецких песен и говорит: «Вот смотрите, почти все совпадает с вашим маршем. Как же вы допустили подобное? Или сделали специально? Это не будет звучать в нашей стране никогда». «Так вся музыка состоит из семи нот, поэтому не удивительно, что иногда что-то совпадает», — отвечаю. В общем, наша культурная дискуссия закончилась тем, что меня из оркестра уволили. Хорошо хоть так, а то мог бы оказаться где-то на Колыме.

— На этом можно было ставить крест в карьере. Чем вы дальше занимались?

— Я оказался очень везучим, поскольку меня взял на работу вторым дирижером председатель Гостелерадио Борис Иваненко — очень порядочный человек. В мощном оркестре, с которым записывали свои песни Дмитрий Гнатюк, Евгения Мирошниченко, Диана Петриненко, Николай Кондратюк, Константин Огневой, я прошел хорошую школу, сделал много оркестровок. Мы много гастролировали, иногда уезжали «в поля» на месяц-полтора.

Условия были ужасные, случалось, жили прямо в вагонах, об отелях речь даже не шла. Выступали по районным клубам, которые зимой не отапливались, играли в верхней одежде, а у вокалистов пар изо рта шел. И неважно, начинающий ты артист или уже известный, от таких гастролей отказываться было нельзя. Даже знаменитому музыканту и дирижеру Мстиславу Ростроповичу приходилось ездить по селам, где его порой даже не узнавали. Бывало, что в зале сидели всего несколько человек. Ростропович вызывал их к себе на сцену, сажал рядом и спрашивал: «Что вам сыграть?» Просто разговаривал с людьми.

— Вы уже полвека на сцене. Даже сложно представить такую дату.

— А мне кажется, что совсем недавно началась моя карьера. В 1966 году я закончил киевскую консерваторию и сразу пошел работать музыкантом в хор Григория Веревки. Сейчас чувствую себя каким-то динозавром в музыке. Многое знаю и умею, делюсь опытом и не боюсь экспериментировать. К юбилею подготовил итоговый концерт, в котором прозвучат и классика, и рок, и мировые хиты в новом звучании. А специальными гостями станут солисты Национальной оперы Игорь Борко и Суссана Чехоян, квартет «Гетьман».

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Мужика, стоящего в очереди, нагло толкает женщина и идет дальше. Мужик обиженно: — Ну вот, взяла и толкнула... Женщина вдруг оборачивается и строго смотрит на него. — Вот, блин, еще и напугала!

Версии