Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Григорий Котовский

Как это было

Григорий Котовский: "Мы из тюремного замка посланы призвать всех объединиться для поддержки нового строя"

Андрей ТОПЧИЙ, «ФАКТЫ»

12.05.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Так ровно сто лет назад заявил на сходке уголовных авторитетов Одессы вышедший из заключения Григорий Котовский, который до этого пятнадцать лет был бандитом, а после на семь с половиной лет стал революционером

Смутные времена порождают неординарных «героев». Нынешняя ситуация на востоке Украины — яркий пример того, как на волне революционного угара лидерами становятся люди с, мягко говоря, криминальным прошлым. Не стали исключением и события столетней давности, выплеснувшие на вершину властной иерархии откровенных уголовников и бандитов с большой дороги. Одним из таких персонажей был Григорий Котовский, которого условно освободили из тюрьмы в мае 1917 года, после того как Временное правительство объявило политическую амнистию. Впоследствии в советской историографии этот человек получит широкую известность как легендарный красный командир. Свое освобождение Котовский объяснил просто: «Форсируется следствие и смертный приговор, но приходит Февральская революция и — я снова на свободе».

Котовский именовал себя: «Не злодей, а случайно павший человек»

…О своем детстве уроженец Бессарабии Григорий Котовский вспоминал так: «Был слабым мальчиком, нервным и впечатлительным. Страдая детскими страхами, часто ночью, сорвавшись с постели, бежал к матери (Акулине Романовне), бледный и перепуганный, и ложился с ней. Пяти лет упал с крыши и с тех пор стал заикой. В ранних годах потерял мать…»

После смерти матери, а вскоре и отца, заботу о воспитании Гриши взял на себя его крестный, помещик Манук-Бей. Он устроил подростка в Кишиневское реальное училище и оплачивал обучение. Однако Григорий, впервые попав в большой город и оказавшись без присмотра, стал хулиганить, и через три месяца его выгнали из училища. Нанялся помощником управляющего одного из бессарабских поместий, но проработал недолго, так как был уволен за кражу 200 рублей. Потом Котовского еще несколько раз выгоняли с работы за воровство.

Бандитская карьера будущего легендарного комдива началась с мелких налетов на квартиры, магазины и помещичьи усадьбы. А в 1906 году он стал уже известным криминальным авторитетом. Дезертировав из полка, который готовился к отправке на фронт (в начале 1904 года началась русско-японская война), Котовский собрал вооруженную шайку и стал грабить богатых купцов и чиновников. О разбойнике Котовском хорошо знали в Бессарабской и Херсонской губерниях. Он появлялся в городах в образе богатого, элегантного аристократа, выдавал себя то за помещика, то за коммерсанта, то за представителя фирмы или управляющего, или же одевался машинистом, агентом по заготовке продуктов для армии, а в конце налета любил выкрикивать: «Я Котовский!»

А вот как описывали разбойника полицейские сводки начала XX века: «Рост 174 сантиметра, плотного телосложения, несколько сутуловат, имеет «боязливую» походку, во время ходьбы покачивается. На лбу залысины, под глазами странные маленькие черные точки — татуировка блатного авторитета, «пахана».


С 1906 года, когда Котовского арестовали и поместили в Кишиневскую тюрьму, будущий красный командир практически не выходил из заключения. А в 1911-м попал на Нерчинскую каторгу, откуда сбежал, убив двух охранников. Вернувшись в Молдавию, он во главе новой банды ограбил Бендерское казначейство. И в 1916 году его приговорили уже к смертной казни. Не желая умирать, Котовский стал писать челобитные с просьбами о помощи. Любопытно, что за разбойника хлопотали популярный тогда командующий Юго-Западным фронтом генерал Брусилов и его жена Надежда Брусилова-Желиховская, занимавшаяся благотворительностью и опекавшая осужденных.

Котовский писал Брусиловой: «…поставленный своими преступлениями перед лицом позорной смерти, потрясенный сознанием, что, уходя из этой жизни, оставляю после себя такой ужасный нравственный багаж, такую позорную память, и испытывая страстную, жгучую потребность и жажду исправить и загладить содеянное зло… чувствуя в себе силы, которые помогут мне снова возродиться и стать снова в полном и абсолютном смысле честным человеком и полезным для своего Великого Отечества, которое я так всегда горячо, страстно и беззаветно любил, я… коленопреклоненно умоляю заступиться за меня и спасти мне жизнь».

Он именовал себя в письме: «…Не злодей, не прирожденный опасный преступник, а случайно павший человек».

В ноябре 1916 года Брусилова добилась, чтобы смертную казнь Котовскому заменили 12 годами каторги. Однако после выхода из тюрьмы в 1917 году Котовский утверждал, что был освобожден «по личному распоряжению Керенского» и вплоть до октябрьского переворота называл его своим кумиром…

Весной того же 1917 года, выступая перед уголовными авторитетами Одессы, а их собралось тогда около 40 человек, Котовский говорил: «Мы из тюремного замка посланы призвать всех объединиться для поддержки нового строя. Нам надо подняться, получить доверие и освободиться…»
А после Октябрьской революции, понимая, что добиться успеха можно, только ставя на победителей, Котовский забыл о Керенском и в компании анархистов помогал большевикам захватить власть в Одессе и Тирасполе…

«До революции Япончик и Котовский провели некоторое время в одной камере»

— В те годы многие уголовные элементы резко перекрашивались в революционеров, — рассказывает «ФАКТАМ» историк, кандидат философских наук Эдуард Юрченко. — Ведь это сулило в перспективе немалые выгоды. Как минимум — возможность поучаствовать в дележе «барышей» на фоне разваливающегося государства. По сути, Котовский был обыкновенным преступником, промышлявшим налетами. Однако в автобиографии он умудрился приукрасить свои деяния политическими мотивами: «…Я с первого момента моей сознательной жизни, не имея тогда еще никакого понятия о большевиках, меньшевиках и вообще революционерах, был стихийным коммунистом…»

В целом же специфика дореволюционных «акций» Котовского определялась словом «шармер» (от французского «шарм». — Авт.). То есть это был тип личности, с ходу вызывавшей доверие даже у незнакомых людей. Такие индивидуумы легко подчиняют окружающих своей воле и вынуждают их выполнять любое свое требование. А если добавить к шарму невероятную силу разбойника и безусловный успех у женщин!.. К слову, первого помещика Котовский убил, не достигнув и 20 лет, а в тюрьму угодил еще в 17-летнем возрасте. Тем не менее он сумел завоевать среди бедноты славу Робин Гуда, так как не гнушался широких жестов, как, например, с барского плеча подарить бедному крестьянину корову. Кстати, своей знаменитой лысиной он обзавелся уже на каторге.

— Как же в действительности произошло слияние Котовского с большевиками?

— После амнистии Григория отправили на Румынский фронт, где в скором времени присвоили звание прапорщика. Вероятно, здесь и зародилась его «дружба» с анархистами и коммунистами, провозглашавшими свободу личности и «грабь награбленное». Большевики умело приспосабливали уголовников для достижения своих целей. После того, как «мавр» выполнил порученное дело, его обычно убирали. Того же Котовского использовали для зачистки другого уголовного авторитета — Мишки Япончика (Мойша Винницкий. — Авт.), «короля Одессы» и одновременно командира 54-го советского украинского полка. Примечательно, что до революции Япончик и Котовский провели некоторое время в одной камере.

— Мишка Япончик был идейным коммунистом?

— «Мы не большевики и не украинцы. Мы уголовные. Оставьте нас в покое, и мы с вами воевать не будем»… — писал Япончик военному губернатору Одессы генерал-майору Алексею Гришину-Алмазову. Таким образом он пытался примириться с белыми. Однако официальные власти отказались идти на мировую с бандитами, и Япончик резко переметнулся к тем, кто его принимал, — большевикам. Впрочем, после установления советской власти в Одессе отношение красных к уголовникам резко переменилось. Лидеров преступного мира расстреливали одного за другим. Тогда-то Япончик и принял решение последовать примеру своего приятеля Григория Котовского и вступить в Красную армию. …Говорят, что в суматохе белогвардейской эвакуации из Одессы бесследно исчезли три грузовика с золотом и драгоценностями, которые Котовский и Мишка Япончик вывезли из банка.

— Красные доверили «королю Одессы» формировать воинскую часть?

— 54-й стрелковый полк ввели в подчинение бригады Котовского. Подразделение было набрано полностью из среды одесских криминальных элементов. Половина из них не явилась на сборы уже на следующий день после формирования подразделения. Путь же оставшегося личного состава на фронт сопровождался массовым мародерством и разбоями. В боях с войсками Украинской Директории уголовники тоже не слишком активничали. Все это и вынудило советские власти ликвидировать Япончика как бесполезный и опасный элемент, а подразделение разоружить. Впрочем, одесские уголовники и сами уже не горели желанием воевать и рвались поскорее назад, в Южную Пальмиру.

«Одесскому окружному комиссару по военным делам

Доклад

4-го сего августа 1919 года я получил распоряжение со станции Помощная от командующего внутренним фронтом т. Кругляка задержать до особого распоряжения прибывшего с эшелоном командира 54-го стрелкового полка Советского Украинского полка Митьку Японца. Во исполнение поручения я тотчас же отправился на станцию Вознесенск с отрядом кавалеристов Вознесенского отдельного кавалерийского дивизиона и командиром названного дивизиона товарищем Урсуловым, где распорядился расстановкой кавалеристов в указанных местах и стал поджидать прибытия эшелона. Ожидаемый эшелон был остановлен за семафором. К остановленному эшелону я прибыл совместно с военруком, секретарем и командиром дивизиона и потребовал немедленной явки ко мне Митьки Японца, что и было исполнено. По прибытии Японца я объявил его арестованным и потребовал от него оружие, но он сдать оружие отказался, после чего я приказал отобрать оружие силой. В это время, когда было приступлено к обезоруживанию, Японец пытался бежать, ввиду чего и был убит выстрелом из револьвера командиром дивизиона. Отряд Японца в числе 116 человек арестован и отправлен под конвоем…

Уездвоенком М. Синюков"

— То есть котовцы ликвидировали своих же коллег по ремеслу?

— Да, Советы зачищали уголовников руками других уголовников. К примеру, в 1922 году при загадочных обстоятельствах погиб еще один «герой революции», известный налетчик Симон Тер-Петросян (Камо). Согласно официальной версии его сбил автомобиль. «Удар был настолько силен, — писали в газетах, — что товарища Камо отбросило в сторону, и, ударившись головой о тротуарную плиту, он потерял сознание… В больнице, не приходя в себя, он скончался».

Впрочем, Григория Котовского злой рок тоже не обошел стороной. Летом 1925 года громом среди ясного неба Советский Союз облетела ужасная весть: «В ночь с 5 на 6 августа 1925 года в окрестностях Одессы, в военном поселке Чабанка, был застрелен Григорий Иванович Котовский». Позже историки выдвигали десятки версий об истинных причинах убийства легендарного комдива. Среди подозреваемых называли и бывших подельников Мишки Япончика, и … советскую власть. Тем не менее официальный убийца Котовского по кличке Мейер Зайдер (также выходец из уголовного мира, именно он в свое время и свел «короля Одессы» Мишку Япончика с бессарабским «Атаманом ада», как называли Котовского. — Авт.) получил всего 10 лет лишения свободы. Очень мягкий срок, если учитывать любовь советской власти к арестам и посадкам, не правда ли? Интересна и официальная версия причин, которыми убийца мотивировал свой поступок: «Убил комкора за то, что он не повысил меня по службе». Позже сын Котовского Григорий также обвинял власти в гибели отца. «В 1936 году матери дали понять, что убийство Котовского было политическим. И сообщил ей об этом маршал Тухачевский. Во время приема в честь делегатов съезда жен командного состава Красной армии он подошел к ней и, пристально глядя в глаза, сказал, что в Варшаве вышла книга и ее автор утверждает, что Котовского убила советская власть», — вспоминал Григорий Григорьевич.

— Получается, что одни бандиты расправлялись с другими бандитами под прикрытием революционной борьбы?

— Выходит, что так. Мейер Зайдер вышел на свободу по амнистии в 1927 году. Однако три года спустя после празднования 10-летия создания 3-й Бессарабской кавалерийской дивизии ветераны-котовцы Вальдман и Стригунов убили Мейера Зайдера, сымитировав самоубийство. К уголовной ответственности их так и не привлекли. Зло порождает зло…

А тело красного командира забальзамировали и поместили в Одессе в мавзолей, разграбленный в 1941 году румынскими войсками. Останки Котовского были преданы земле лишь в 2016 году.


*В начале 1920-х годов Григорий Котовский, не имевший никакого военного образования, стал командиром 2-го кавалерийского корпуса

Другие материалы рубрики «К 100-летию революций» читайте здесь

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Не знаете, где в этом году можно недорого отдохнуть? — Знаю. На диване...

Версии