Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Валентина Кириллова

Валентина Кириллова: "Мы почему-то стесняемся напомнить, что Ахматова, Булгаков и Гоголь — наши земляки"

Ирина ГОЛОТЮК, «ФАКТЫ»

12.05.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Известный издатель в рамках «Книжкового Арсеналу» в Киеве представит уникальную книгу о выдающихся людях украинского происхождения «Nomina. Украина. Страницы семейного альбома»

С украинским издателем, бывшим директором издательства Соломии Павлычко «Основы» Валентиной Кирилловой мы встретились в уютном киевском кафе. Наслаждаемся ароматом кофе, вспоминаем, что этот напиток в Украину пришел из столицы Австрии Вены. Но мало кто задается вопросом, как кофе попал в Европу. Оказывается, моду на этот напиток ввел… украинец Юрий Кульчицкий. Во время осады Вены турецкими войсками в 1683 году наш соотечественник оказал услугу городским властям, выбравшись из осажденного города за подмогой. После победы над турками Юрия Кульчицкого наградили, в том числе и… тремястами мешками трофейного кофе.

«За два года до братьев Люмьер киноаппарат изобрел наш Иосиф Тимченко»

История Юрия Кульчицкого, а также истории многих людей, так или иначе связанных с Украиной, нашли отражение в книге-альбоме «Nomina. Украина. Страницы семейного альбома». В создании книги, изданной на украинском и английском языках, участвовали писатель Олесь Ильченко, художник Валерия Кучер, дизайнер Лара Яковенко. Издатель и творческая группа презентуют проект «NOMINA-имена» 19 мая в 15.00 в Киеве в рамках «Книжкового Арсеналу — 2017».

— Альбом создавался в том числе и для того, чтобы украинцы за утренней чашечкой кофе вспомнили этого достаточно хитрого и умного казака Юрия Кульчицкого, — рассказывает Валентина Кириллова. — Напиток, кстати, не сразу прижился в Вене. Но Юрий Кульчицкий пошел на уловки, добавляя в кофе то мед, то сахар, то молоко. Вот Европа потихоньку и пристрастилась… Сейчас в Вене есть улица Кульчицкого, а наш соотечественник считается покровителем венских кафе.


*"Я посвятила книгу сыну Артему, ведь именно для него и тех, кто стремится знать больше, я начала собирать жизненные истории выходцев из Украины и их потомков", — говорит Валентина Кириллова. Фото из семейного архива

— «Nomina» в переводе с латыни означает «имена». Почему вы дополнили название подзаголовком «Украина. Страницы семейного альбома»?

— Начну чуть издалека. Во вступительном слове к «Именам…» я написала, что посвящаю книгу сыну Артему и всем, кто стремится знать больше. Имена и жизненные истории выходцев из Украины или их потомков я начала собирать для него. Видела, как сын (тогда еще маленький) с удивлением и интересом реагирует на рассказы о том, что такие известные люди, как писатель Антон Чехов или композитор Петр Чайковский, непосредственно связаны с Украиной. Делаем рентген — а я его «информирую», что первый подобный аппарат сделал (но не запатентовал изобретение) наш Иван Пулюй. Подобная история произошла и с киноаппаратом: Иосиф Тимченко изобрел его и продемонстрировал в Одессе за два года до того, как подобное изобретение запатентовали братья Люмьер. И глядя на реакцию ребенка, поняла, что его самооценка возрастает. Ведь мы сами должны знать и рассказывать детям подобные вещи. Именно на этом и базируется самоосознание себя как части страны, в которой родился.


Наш агрессивный сосед забрал у Украины не только территории. Он начал с имен, рассказывая всему миру о «российских» классиках, композиторах и философах. А мы почему-то стесняемся напомнить, что Анна Ахматова, Михаил Булгаков, Николай Гоголь, Николай Бердяев, Игорь Стравинский, Сергей Прокофьев, Николай Склифосовский, Иван Айвазовский, Вацлав Нижинский, Святослав Рихтер — наши земляки. То ли мы не знаем, что выходцами из Украины являются шесть (лишь о которых я знаю) лауреатов Нобелевской премии, обладатели «Оскара», «Эмми», «Грэмми», кавалеры Ордена Почетного легиона, то ли нам это неинтересно. Мы исторически зависли в постимперском сознании и не понимаем, какой мощный фундамент под нашими ногами.

— Интересно, по какому принципу вы формировали книгу?

— В Украине подобная идея не нова. Уже и всенародные голосования проводились, и книги о топ-100 выдающихся украинцев издавались. Да и проект «Діячі України» нахожу очень своевременным и ценным. Но я поняла, что это не совсем мой формат. Мне были малоинтересны имена из школьной программы. А формировала по принципу: знаю — не знаю, интересно — не очень. Все как в семейном альбоме: этот человек будет обязательно, а этот — нет, о ком-то мне не рассказала мама, а кто-то попал случайно. Знаете, я не считаю эту работу очень важной для всех. Я задумала ее для сына и тех людей, которые стремятся больше знать об Украине. Хотелось показать миру, что наша страна, прежде всего, исторически толерантная. Что люди, ее прославившие, представляют самые разные национальности и вероисповедания.

В этом семейном альбоме есть разные люди — и хорошие, и не очень. Но при этом я не собиралась клеить на людей ярлыки — тем гордимся, а этого презираем. Просто, как и в любой семье, есть люди, которых ставят в пример, а есть и те, к чьей деятельности относятся критически. Например, как к двум советским лидерам — Никите Хрущеву и Леониду Брежневу. Очень хотелось показать, что историю лучше познавать через личности, их судьбы. Ведь история непостоянна: пришли к власти другие люди и переписали ее под себя, изменили трактовку событий… На историческом факультете, где я училась, нам рассказывали, что Иван Мазепа — предатель. Но мы уже тогда понимали, что он был патриотом, очень прогрессивным человеком, легко общавшимся на восьми языках, воспетый Байроном и Пушкиным. Или личность Льва Троцкого, чью судьбу перекроили так, как было выгодно Сталину и его окружению. Получилось, что человек, стоявший у истоков революции, от нее и пострадал…

«Михаила Терещенко из большевистского плена выкупила будущая супруга, отдав за его свободу второй по величине в мире алмаз»

— Свое место на страницах вашего семейного альбома занял и известный польский писатель Станислав Ежи Лец, чьему перу принадлежит известный афоризм: «Я думал, что достиг дна, но тут снизу постучали». Его очень часто используют, обрисовывая ситуацию, сложившуюся в стране-агрессоре — России последних лет. Он, кстати, хоть и родился во Львове, но все же был поляком…

— В книге рассказывается не только об этнических украинцах. Например, о Владимире Дале, который отлично знал украинский язык и этнокультуру, писал прозу об Украине под псевдонимом Казак Луганский. Его отец был датчанином, а мать немкой. Он создал «Толковый словарь великорусского наречия русского языка». Мы гордимся Чайковским и говорим, что он из казацкого рода. Но его мать — француженка… А музыкант Билл Эванс? Отец — шотландец, мама — украинка. Мне импонируют эти личности, не всегда позитивные, противоречивые. Очень хотелось бы, чтобы они заинтересовали и читателей. Если человек, прочитавший «Имена…», откроет для себя хотя бы три новых и поделится прочитанным, то это и будет маленьким достижением людей, которые вместе со мной трудились над проектом.

Альбом условно разделен на семь глав. И это, признаюсь, было удачным решением. Ведь если проанализировать определенный исторический срез, осознав, что за люди жили и творили в то время, можно открыть для себя много интересного. Например, время убийства Степана Бандеры совпадает с периодом, когда Советским Союзом руководил Никита Хрущев, этнический украинец. По сути, это история двух людей, которых место рождения, идеология и жизнь развели по разные стороны баррикады. Или история семьи Терещенко. Михаил Терещенко (последняя должность — министр финансов во Временном правительстве Керенского) был одним из богатейших людей Российской империи. Влюбившись во француженку, он купил ей второй по размеру в мире алмаз, названный потом его именем.

Представьте себе: он, 30-летний красавец, богач, владелец огромной яхты, был арестован в момент проведения последнего заседания Временного правительства. Его будущая супруга идет к Ленину и Троцкому, предлагает все что угодно для освобождения Михаила Терещенко… Ленин отказывается наотрез, но Троцкий через несколько дней отправил к ней гонца с предложением обменять арестованного на семейный алмаз… Это люди одной эпохи. А как разнятся судьбы выдающихся людей, которые выехали из Украины в 20-е годы ХХ столетия, и тех, кто остался? Один — нобелевский лауреат, другой — сгинул в большевистских лагерях или был репрессирован в период сталинизма… Мне кажется, что именно читая о судьбах таких людей, лучше познаешь историю как таковую.

«Мухаммад Асад — выходец из еврейской семьи, принявший ислам (!), создавал конституцию государства Пакистан»

— С удивлением прочла, что один из выходцев из Украины был причастен к созданию государства Пакистан…

— Леопольд Вайс, родившийся во Львове в семье известного еврейского адвоката, больше известен в мире как Мухаммад Асад. Приехав в начале 1922 года в Иерусалим по приглашению родственника, он стал ближневосточным корреспондентом газеты Frankfurter Zeitung. Прожив долгие годы на Ближнем Востоке, решил… принять ислам. Потом эту религию приняли супруга и сын. Его родственники-евреи не восприняли такие радикальные изменения, так что Мухаммаду Асаду долго пришлось убеждать их в правильности своего выбора.

Во время хаджа в Мекку в библиотеке Великой мечети он познакомился с сыном тогдашнего правителя Ибн Сауда. Асада пригласили во дворец, и после беседы с правителем Мухаммад стал его советником. Знаток Корана и арабского языка, он боролся за создание и независимость Пакистана. Стал главой Департамента исламского возрождения страны, разрабатывал проект ее новой конституции. С 1951 года он представлял Пакистан в ООН. Кстати, его именем названа площадь в Вене, где расположена штаб-квартира ООН.

Многие знакомые отправляют мне информацию об известных выходцах из Украины или их потомках. Поисковой работой занималось практически все мое окружение, а часто идеи подсказывали и случайные люди. Мою хорошую знакомую француженку Каролин поразила судьба культовой фигуры французской культуры Сержа Генсбура — скандального поп-идола, поэта, композитора, актера, любовницами которого были самые известные женщины эпохи: от Брижит Бардо до Джейн Биркин. Оказалось, у Генсбура украинские корни, его родители эмигрировали из Украины, убегая от советской власти еще в 1919 году.

— А какая из историй больше всего поразила вас?

— Все судьбы интересны. Среди них Вильгельм фон Габсбург и Юрий Шаргей-Кондратюк, рассчитавший «трассу Кондратюка», по которой американские астронавты летали на Луну. Удивительны судьбы Марии Башкирцевой, Веры Холодной, Анны Ахматовой. А чего стоит жизнь актера Леонарда Нимого, сыгравшего в голливудском сериале «Звездный путь», обладателя «Оскара» Джека Паланса и бывшего генерал-губернатора Канады Рэя Гнатишина! Поверьте мне, будет много открытий!

— В конце альбома есть список соотечественников, о которых в книге пока не сказано ни слова. Это и Соломия Павлычко, и Андрей Кузьменко (Кузьма), и Георгий Гонгадзе…

— «Имена…» — работа не законченная. Надеюсь, что она будет продолжена, а также хотела бы, чтобы к поиску новых имен присоединились все желающие. Именно для этого создан сайт nominabook.com и страничка в «Фейсбуке» (@nominabook). Жду интерактивного общения с людьми, конструктивной критики, предложений и подсказок. Верю, что проект будет жить и развиваться. Нам необходимо знать о себе больше.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

- Получила зарплату и решила побаловать себя морепродуктами. Купила кильку в томате, морскую капусточку...

Версии