Ольга Батагова и Зураб Чихелидзе

История любви

Известный киевский волонтер и замкомандира "Грузинского легиона" сыграли интернациональную свадьбу (фото)

Ирина ЛЕВЧЕНКО, «ФАКТЫ»

16.05.2017 6:00 4066

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

В декабре 2016-го «ФАКТЫ» рассказывали о раненом бойце из Запорожья, которого в числе других бойцов АТО в столичном военном госпитале помогала выхаживать волонтер Ольга Батагова. Помогала не только с лечением и протезированием, но и с организацией свадьбы бойца с его девушкой. А недавно вступила в брак и сама Ольга. На росписи в загсе молодожены были в военной форме. На праздничное застолье Ольга надела платье с национальной вышивкой, а Зураб — украинскую вышиванку и грузинскую папаху. Близкие, друзья и побратимы пили за здоровье молодых под украинские и грузинские песни.

«Раненый Руслан отодвинул от себя деньги, велев отдать всю сумму другому бойцу»

Ольга Батагова — журналист по образованию. Поработав в газете и издательстве, она сменила профессию и давно уже занимается логистикой — транспортными перевозками в коммерческой структуре. А в июле 2014-го женщина неожиданно для себя стала волонтером.


*Телефон у Ольги не умолкает — и в будни, и в праздники бойцы обращаются к ней за помощью

— У меня был коллега — логист Саша из Москвы, с которым мы сотрудничали, — вспоминает Ольга Батагова. — Когда началась война, очень сложно было продолжать работать, но бизнес есть бизнес, поэтому мы держали нейтралитет и эту тему в разговорах не затрагивали. Но как-то, прощаясь, Саша сказал: «Держитесь». После этого мы стали переписываться, и стало понятно, что он не разделяет политику руководства России. А однажды отправил мне деньги: «Это вашим ребятам, решишь, кому нужно, и распорядишься».

Я не была волонтером и не представляла, как поступить с деньгами. Саша прислал пять тысяч долларов. (Кстати, делал так каждые два-три месяца на протяжении почти двух лет, затем, когда в России стало совсем уж все плохо, он уехал с семьей в другую страну.) Я объяснила, что за эти деньги можно купить бронежилеты, тепловизоры и прочие необходимые бойцам вещи, можно отдать их вдовам погибших, потратить на раненых или передать на нужды детей, эвакуированных из зоны боевых действий. Саша решил, что деньги должны пойти на раненых. Отправила ему четыре найденных в Интернете статьи о бойцах с описанием обстоятельств ранения, их фотографиями и просьбой о финансовой помощи. Александр выбрал двоих.

Один мальчик был из полка «Азов», сейчас он Народный герой Украины. Это мой «крестник», с которого все началось, — Руслан Берладин. Я приехала к нему в Институт Шалимова, привезла две с половиной тысячи долларов, объяснила, что деньги ему передал москвич по имени Саша. Руслану тогда собирали деньги на имплантат — вшивали железяку в руку. Операция была бесплатная, но эту железяку надо было покупать. Я объяснила Руслану, что деньги я поделила пополам между ним и еще одним парнем. Руслан попросил рассказать о товарище по несчастью. И когда узнал его историю, отодвинул от себя деньги и сказал, чтобы всю сумму отвезла тому парню. Ему нужнее…

Если бы мне попался другой раненый, который повел себя иначе, я, может быть, выполнив миссию, спокойно вернулась бы домой… Но меня накрыло: я уже не могла не думать об этих ребятах.

Второй раненый лежал в военном госпитале в полубессознательном состоянии — его держали на обезболивающих. Бойца должны были отправить в Израиль и собирали на это деньги. Доллары я отдала на его лечение.

Когда в очередной раз пришла в госпиталь, обратилась к девочке в белом халате с нашивкой «волонтер» и предложила свою помощь. Она сказала: «Бегай за мной, помогай». Так я стала ходить в госпиталь. А потом мне начали звонить с просьбами волонтеры.

Я по характеру человек пробивной и, если ставлю цель, нахожу способ ее достичь. Прямо с улицы заходила в любые учреждения, обращалась и к лечащим врачам, и к директорам, добивалась необходимых консультаций, операций.

Обычно так: пришла в госпиталь, заглянула в палату, увидела раненого — и довела бойца до выписки из больницы, до протезирования, а то и до свадьбы. Я стольких ребят переженила! Сколько их стало для меня родными, не сосчитать.

— А когда вы начали ездить на фронт?

— Когда появились ребята, которые после госпиталя вернулись воевать. От них стали поступать просьбы: «Ой, слушай, сегодня минус 15. Нам бы достать термобелье… Попроси волонтеров». При этом я продолжаю работать. День, в основном, уходит на раненых, а на работу приезжаю, когда получается, иногда и в 11 часов вечера. Оформляю документы, счета, договоры.

Ольга пыталась всем помочь, и на сон оставалось по три-четыре часа в сутки. Осенью прошлого года у нее случился нервный срыв, «скорая» увезла женщину в больницу, и десять дней она лежала под капельницами. Сыну даже пришлось заменить маме телефон на другой, оставив только три самых важных номера. Медики запретили пациентке общаться с ранеными и волонтерами, предупредив, что последствия могут быть самыми серьезными. Однако Ольга признается: «Достаточно звонка со словами: „Оля, помоги!“ — и я, как Мюнхгаузен, „хватаю себя за волосы“ и иду помогать».

— На вашей «свадебной» гимнастерке я насчитала шесть наград…

— Это волонтерские. Первую награду я получила за помощь бойцам 25-го батальона «Киевская Русь», вторую мне торжественно вручил начальник Киевского военного госпиталя. Третьей наградил патриарх Филарет во Владимирском соборе. Еще одной удостоили волонтеры Каменец-Подольского. Ну и так далее…

«Не дай Бог кто-то посмотрит в ее сторону, — предупредил боец. — Это моя женщина!»

Заместитель командира «Грузинского легиона» Зураб Чихелидзе — личность в украинском медийном пространстве известная. О Зурабе снято немало сюжетов на телевидении, взято множество интервью в печатных СМИ. Родом он из древнего города Рустави, что неподалеку от Тбилиси, в Грузии живут его родные — тетя, дядя, двоюродные братья, сестры, дочки от первого брака. Зураб профессиональный военный, окончил в Грузии военную академию. Будущих офицеров там готовили американские инструкторы по стандартам НАТО. За его плечами такие горячие точки, как абхазская война, миротворческие миссии в Ираке и Афганистане. В Украине он раньше не бывал, приехал защищать ее в ответ на украинскую поддержку в 2008 году.

— Украинские ребята помогали нам в абхазской войне, — поясняет Зураб Чихелидзе «ФАКТАМ». — У нас воевало 130 украинцев, 19 из них погибли. Поэтому, посмотрев по телевизору, что происходит в Украине, я уволился из грузинской армии и приехал сюда.


*Профессиональный военный Зураб Чихелидзе уволился из грузинской армии и приехал защищать Украину от российской агрессии

Капитан, начальник штаба батальона пехотной бригады Вооруженных сил Грузии поступил в «Грузинский легион» рядовым солдатом. Стоит напомнить, что далеко не сразу иностранцы получили легальную возможность служить по контракту в Вооруженных Силах Украины и других военных формированиях. Легион дислоцируется в селе Троицкое на Луганщине, бойцы защищают Попасную и Бахмут. Светлодарская дуга — одна из самых горячих точек на востоке страны.

— Ольга, как вы познакомились с Зурабом?

— Однажды мне сообщили, что в областной больнице есть один «ничейный» раненый и надо посмотреть, чем ему можно помочь. Это оказался Вамех — снайпер «Грузинского легиона», получивший ранение руки. Я выяснила у врача, какие нужны лекарства, принесла продукты. Когда Вамеха выписывали, узнала, что на время ротации бойцы «Грузинского легиона» размещены в селе. Им там выделили дом, но с одеждой и питанием туго. И я обратилась к знакомым и незнакомым людям, к бабушкам, которые носили солдатам в госпиталь еду, к волонтерам, в «Кухарскую сотню»…

А потом Вамех решил познакомить меня с побратимами. Кстати, именно в легионе я и получила свой позывной. Каждый раз, когда приезжает новая смена из Грузии, я встречаю их, отвожу на вокзал, покупаю за свои деньги билеты и отправляю на фронт. «Старики» знакомят со мной новеньких, представляя: «Это Оля, наша «Мамуля».

Вот там, на базе, и был Зураб. Я его поначалу не выделяла среди других, да и он был сдержанным по отношению ко мне. Хотя потом признался, что, увидев меня, сказал себе: «Эта женщина будет моей женой». И предупредил других: «Не дай Бог кто-то посмотрит в ее сторону, это моя женщина!»

Вместе с Зурабом мы стали обеспечивать легион. Вместе подбирали для бойцов форму, берцы… А когда вышел Указ президента о том, что можно оформлять иностранцев, добилась того, чтобы ребят из легиона оформили в ВСУ и они вошли в состав 25-го мотопехотного батальона «Киевская Русь».

— Когда вы почувствовали симпатию к будущему мужу?

— Зураб очень аккуратно и неспешно подошел к этому делу. Мы оба люди немолодые, торопиться не надо. Сначала оказывал мне небольшие знаки внимания, но ничего во мне не ёкало, не шевелилось. Меня подкупили его глаза — очень умные и очень добрые. Предупредила Зураба: «Я сейчас „корочкой“ покрыта, потому что война, кровь, боль. На мне этой „корки“ очень много, я столько видела и оторванных рук, и выбитых глаз…» «Ничего, я никуда не тороплюсь, — ответил Зураб. — Я тебя отмою, доберусь до твоих чувств, и ты меня полюбишь». Он «добирался до моих чувств» год и восемь месяцев. Предложение сделал на свой день рождения, 24 августа.

«Когда мы под пулями смотрим смерти в лицо, хочется, чтобы дома ждала жена, а не сожительница»

Однако решилась на брак Оля не сразу. Кроме прочего, сдерживало и то, что любимый мужчина гораздо ее моложе. Хотя внешне они смотрятся гармонично: она — миниатюрная, светловолосая, он — крупный, седой. Ольга переживала: «Тебя не смущает, что у тебя с моим сыном разница всего в семь лет?» «А чего меня это должно смущать? Мы с ним подружимся», — успокаивал Зураб. «Я была замужем, ты был женат, мы взрослые люди. Какая свадьба? Пожили вместе, прикипели друг к другу душой — хорошо, остались вместе. Не прикипели — разошлись каждый своей дорогой», — предлагала компромисс киевлянка.

— Но у грузин по-другому: во-первых, жена должна быть официальная, во-вторых, она должна носить фамилию мужа, в-третьих, он должен повозить ее по всей Грузии, познакомить со всей родней, — рассказывает Ольга. — А в последний раз у Зураба был аргумент, против которого я не смогла возразить: «Когда мы под пулями смотрим смерти в лицо, то хочется, чтобы дома ждала жена, а не сожительница. Сожительница — это унизительно». Кстати, мой сын Зураба обожает! Как, впрочем, и моя 80-летняя мама. Зураб очень обаятельный, всем нравится.

— То есть вы теперь тоже Чихелидзе?

— Да, и я пока еще сама от этого в шоке, — улыбается Ольга.

Сплотила будущую семью и прошлогодняя поездка во Львов: Ольга решила показать жителю Кавказа страну, за независимость которой он воюет. Ему понравилась старинная архитектура міста Лева, церкви, замки, музеи. Там же ему выбрали вышиванку и люльку!

Расписалась пара 22 апреля, когда Зураб находился в Киеве после «ремонта», как он выразился, в госпитале. И хотя заявление подавали заранее, пришлось воспользоваться льготой, которая предоставляется военнослужащим, приезжающим с передовой.


*На росписи в загсе молодожены были в военной форме. На праздничное застолье Ольга надела платье с национальной вышивкой, а Зураб — украинскую вышиванку и грузинскую папаху

— Ольга, почему вы решили вместо свадебного платья надеть форму?

— Свадьба свадьбой, а войну никто не отменял. Это удивительная форма, мне ее подарил 90-й батальон, который защищал Донецкий аэропорт. Очень много их ребят прошло через мои руки в госпитале…

Застолье проходило в историко-культурном заповеднике «Мамаева слобода», хозяин которой Константин Олейник — боец АТО. Он не раз угощал раненых бойцов, которых волонтер привозила к нему из госпиталя развеяться. Поэтому вопрос, где играть свадьбу, даже не рассматривался. Да и казацкий чуб-оселедец Зураб отпустил после знакомства с Константином.

Ольга шутит, что по-грузински пока выучила только… ругательства:

— Просто, если Зураб, разговаривая с кем-то по телефону, использует эти слова, то я знаю, что он матерится.

Зураб уверяет, что трошки балакає по-українськи. Жена-украинка балует его замечательным борщом, пельменями и варениками, а еще научилась делать грузинские лепешки из кукурузы и каурму — блюдо из жареной баранины со специями.

У легионера контракт с Министерством обороны до окончания войны, поэтому пока он будет киевлянином. Но когда-то же война закончится? И тогда Зураб обязательно повезет любимую супругу на свою родину. Мечтает, что жить будут на два дома, на две страны: зимой в Грузии, летом в Украине.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

На одесском рынке: — Молодой человек, зачем было забивать такого маленького кролика?! В нем же почти нет мяса! — Я его забил?! Здрасьте! Он сам умер!

Версии