Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
Виктория Соловьева протезирование

чужого горя не бывает

Ровенская школьница нуждается в срочном дорогостоящем протезировании левой ножки, иначе ее придется ампутировать

Ленина БЫЧКОВСКАЯ, «ФАКТЫ» (Ривне)

16.05.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Первые признаки тяжелого недуга 11-летняя жительница села Сивки Березновского района Ровенской области Виктория Соловьева почувствовала четыре года назад.

— Дочь стала жаловаться на боли в левой ножке, — говорит мама девочки 46-летняя Татьяна Соловьева. — Я подумала, что Вика ушиблась и скоро все придет в норму. Но, к сожалению, боль лишь нарастала. Вскоре дочка сказала, что ей тяжело бегать и прыгать. Мы решили на время отказаться от уроков физкультуры. Учителя потребовали справку об освобождении от занятий, и нам пришлось обращаться в районную поликлинику. Местные медики обследовали Вику, сделали ей рентген и велели срочно ехать в областную больницу. Предчувствуя недоброе, мы отправились в Ривне. Там прошли компьютерную томографию, сделали биопсию. Наконец, врачи поставили неутешительный диагноз — остеосаркома левой ноги (злокачественная опухоль костной ткани). При этом нас сразу предупредили, что предстоит длительное лечение, потребуется много терпения, а также материальных вложений.

Родители собрали все, что у них было ценного, попросили денег у родственников.


*С новым современным протезом Вика сможет не только ходить, но даже бегать, прыгать и танцевать. Фото из семейного альбома

— Дочь госпитализировали в отделение детской онкологии Национального института рака, где мы вместе пролежали почти год, — продолжает Татьяна Соловьева. — За это время Виктории сделали шесть операций, 14 химиотерапий. После каждой «химии» я постоянно прислушивалась, дышит ли дочь. Она очень тяжело переносила лечение. Вике удалили коленный сустав (вместо него поставили протез) и 17 сантиметров бедренной кости. Отныне, покупая новые туфли, мы сразу несем их обувщику для увеличения каблука на… 17 сантиметров. У доченьки не сгибается ножка, из-за неправильной ходьбы искривился позвоночник. И все-таки мы надеялись, что самое худшее уже позади. Свыклись с мыслью, что Вике нужно будет постоянно приспосабливать обувь. Но ведь главное — она жива.

Однако вскоре случилось очередное несчастье.

— Однажды дочка играла на улице с детками, — рассказывает мама школьницы. — Кто-то из друзей ее случайно толкнул. Протез коленного сустава сломался, и Вику срочно госпитализировали. После операции она по грудь лежала в гипсе… С тех пор в школу Виктория отправляется только в сопровождении учителя. На перемене выходит из класса в коридор, держась за руку кого-то из взрослых. Такие предосторожности нужны, чтобы избежать непредвиденных травм. Вике тяжело удерживать равновесие, она может упасть и опять что-то сломать.

Но и на этом беды не закончились. Через несколько месяцев после очередной операции нога девочки разболелась с новой силой, в области колена появилась огромная шишка.

— Нас снова госпитализировали, — продолжает Татьяна. — Помню, когда дочку везли из операционной в палату, врач подозвал меня и ошарашил: «Есть две новости: хорошая и плохая. Начну с хорошей. У Виктории больше нет рака, мы победили болезнь. А плохая: протез инфицирован, его пришлось удалить и поставить временный имплант (спейсер)».

Врачи советуют установить ребенку немецкий протез, который будет «расти» вместе с девочкой, ведь Вике сохранили мышцы и сухожилия. Такой протез изготавливают с учетом всех индивидуальных особенностей ребенка, и визуально он незаметен. Имплант может раздвигаться на семь сантиметров с помощью пульта. Со временем не нужно будет заменять всю конструкцию, а всего лишь установить другую специальную пластину.

— Цена вопроса — полтора миллиона гривен, — вздыхает мама Вики. — Для нашей сельской семьи это неподъемные деньги. Мы с мужем растим трех дочерей. Супруг работает лесником, а мне из-за болезни младшей Вики пришлось бросить работу, чтобы постоянно быть с дочерью. На ее лечение уже истратили все свои сбережения. Сейчас рассчитываем на помощь добрых людей. Делать операцию дочери нужно срочно. Временный спейсер — пластина, которая заменяет удаленную кость, — может находиться в теле не больше десяти месяцев. Уже прошло одиннадцать. Врачи говорят, что еще немного, и придется ампутировать Вике ногу. Этого нельзя допустить! Дочка верит, что ей помогут, она мечтает жить полноценной жизнью.

На беду семьи откликнулись волонтеры, которые распространили в соцсетях призыв спасти ножку Виктории Соловьевой. Уже удалось собрать 700 тысяч гривен, то есть почти половину необходимой суммы. Но этого недостаточно.

— Как только мы перечислим требуемую сумму, немецкие специалисты за месяц изготовят протез, — объясняет Татьяна Соловьева. — Он содержит телескопический моторный модуль, раздвигается с миллиметровыми интервалами с помощью высокочастотных импульсов, передаваемых снаружи специальным блоком управления. Готовый протез передадут в Украину, в столичный Институт рака, где его установят наши хирурги. После этой операции у дочери выровняется осанка, она сможет нормально ходить, бегать и заняться своими любимыми танцами. Но времени осталось слишком мало. Надеюсь, что добрые люди спасут моего ребенка от ампутации ноги.

P.S. Желающие помочь в лечении Виктории могут перечислить средства на карточку «ПриватБанка» 5 168 757 291 048 454. Получатель — Соловьева Татьяна Талимоновна (мама Вики).

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

- Открыла шкаф, а оттуда на меня как вывалится все, что надеть нечего!..

Версии