Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
София Колчак

исторические параллели

"В 1917 году на проукраинской манифестации в Севастополе жена адмирала Колчака ехала в национальном костюме на телеге, запряженной волами"

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

19.05.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Деятели науки и культуры начали кампанию по возрождению празднования Дня украинского моря, который отмечали в Украинской Народной Республике в честь подъема на кораблях Черноморского флота сине-желтых знамен

— Когда мы с коллегами выступали с просветительскими лекциями в Одессе перед военными моряками, поняли, что далеко не все из них знают о Дне украинского моря, — говорит координатор общественной организации «Таврическая гуманитарная платформа» историк Андрей Иванец (на фото). — А ведь в Украинской Народной Республике (УНР) этот день был официальным праздником, учрежденным в честь подъема сине-желтых флагов на военных кораблях Черноморского флота, стоявших на рейде возле Севастополя. На Западной Украине его отмечали вплоть до 1939 года — пока эти земли не попали под власть сталинского режима.

После отречения императора Николая II от престола в Крыму начали массово организовываться украинские кружки, землячества, рады, клубы, — продолжает Андрей Иванец. — Тут нужно сказать, что личный состав Черноморского флота на 65 процентов состоял из выходцев из губерний Украины. Не удивительно, что такие кружки появились едва ли не на всех кораблях. Украинизировались сухопутные части, расквартированные в Крыму. Для взаимодействия между украинизированными подразделениями и структурами Центральной Рады летом 1917 года в Севастополе был создан Украинский Черноморский военный комитет.

В июле 1917 года впервые на одном из военных кораблей — эскадренном миноносце «Завидный» — экипаж поднял сине-желтый флаг. В Симферополе украинизированному полку присвоили имя гетмана Петра Дорошенко. Кстати, армейское командование отмечало, что украинизированные воинские части сдерживают анархию и дезорганизацию, охватившие российскую армию. Так, в Феодосии большая группа солдат захватила винные склады, устроила попойку, намеревалась идти грабить дома зажиточных горожан. Украинизированный полк силой оружия пресек бесчинства. А чтобы ни у кого не возникало желания вновь напасть на склады, вылил вино.

— Гражданское население Крыма поддерживало украинизацию?

— Да, такие люди на полуострове были. В Севастополе еще с царских времен нелегально работал культурный кружок «Кобзарь». Весной 1917 года на одном из его заседаний, на которое пришли более пяти тысяч человек, приняли решение о создании Украинской черноморской громады, объединившей служащих, рабочих и военных. Ее председателем избрали учителя гимназии Вячеслава Лащенко. Проводились проукраинские демонстрации. Одну из них описал в своих мемуарах морской офицер Яким Христич. Демонстрация была театрализованная: на телегах, запряженных волами, ехали мужчины и женщины в народных костюмах, среди них была и жена адмирала Колчака, который тогда командовал Черноморским флотом (супруга Колчака София родом из украинского города Каменец-Подольский. — Авт).

*Супруга адмирала Колчака София

Автор этих воспоминаний мичман Яким Христич осенью 1917 года возглавил Черноморский отряд численностью более 600 бойцов, направленный из Севастополя в Киев после провозглашения Украинской Народной Республики для защиты молодого государства. В Киеве отряд переименовали в Морской курень имени гетмана Сагайдачного. Когда в столицу приехали официальные делегации Великобритании и Франции, черноморцы встречали их в качестве почетного караула. Вскоре им довелось участвовать в обороне Киева от войск большевистской России под руководством печально известного деятеля Михаила Муравьева. Многие бойцы Христича тогда погибли: одни на поле боя, другие были расстреляны, оказавшись в плену у «красных».

— Украинской Народной Республике удалось взять контроль над Черноморским флотом?

— Она попыталась это сделать, даже добилась того, что почти на всех кораблях были подняты сине-желтые флаги. Однако украинским флот тогда так и не стал. Но расскажу по порядку. В знак поддержки провозглашения УНР в Севастополе осенью 1917 года были проведены торжественные парады войск, а также массовые демонстрации, на один день были подняты украинские флаги над всеми кораблями и портами Черного моря. В ноябре же экипажи крейсера «Память Меркурия» и новейшего линейного корабля «Воля» подняли сине-желтый стяг на постоянной основне. В Севастополе прошел Общечерноморский военный съезд, который отправил в Киев отряд мичмана Христича, о котором я вам рассказал.

Участники этого форума также высказались за украинизацию Черноморского флота, если такое решение одобрит Всероссийское Учредительное собрание. А Севастопольский совет в ноябре 1917 года с некоторыми оговорками признал украинизацию флота желательной и даже необходимой. В Севастополь прибыл комиссар Центральной Рады капитан второго ранга Евграф Акимов.

К сожалению, в декабре 1917 года приехавшие из Великороссии большевики и местные леворадикальные элементы (большевики, левые эсеры, анархисты) сумели склонить на свою сторону значительную часть матросов и захватить власть в Севастополе. Тогда в городе произошли первые случаи красного террора: расстрелы офицеров, издевательства над ними, погромы под лозунгом «Грабь награбленное!». «Красные» прекратили снабжение кораблей, экипажи которых не хотели им подчиняться, угрожали им применением оружия. В результате одни корабли были захвачены, другие ушли в Одессу. К сожалению, вскоре и этот город оказался в руках леворадикалов. В это время большевистская Россия объявила войну УНР, направила в Украину войска. Ситуацию удалось спасти благодаря тому, что в феврале 1918 года УНР подписала мирный договор с государствами Четверного союза — Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией. Немцы и австрийцы взялись помочь изгнать большевиков из Украины. Уже в начале марта 1918 года был освобожден Киев, «красные» в спешном порядке, говоря современным языком, улепетывали за «поребрик».


*Этот единственный из сохранившихся снимков времен Украинской революции, на котором запечатлен сине-желтый флаг на корабле Черноморского флота «Память Меркурия»

— В третьем Универсале Украинская Центральная Рада определила границы государства, в силу ошибочной политики не включив в состав УНР Крым, — продолжает Андрей Иванец. Кайзеровская Германия решила воспользоваться этим просчетом, направила туда свои войска. Руководство Украины предприняло контрмеры: в Запорожской дивизии (она участвовала вместе с немцами в освобождении страны от «красных») экстренно сформировали Крымскую группу армии УНР во главе с подполковником Петром Болбочаном. Он получил тайный приказ правительства взять под контроль полуостров, опередив немецкие полки. Поначалу операция шла успешно: Болбочан занял Симферополь, его передовая конная группа дошла до Бахчисарая. Следующим городом на пути был Севастополь.


*После того как экипаж крейсера «Память Меркурия» принял решение перейти на сторону УНР, борт покинула часть личного состава

Вслед за украинскими войсками в Крым вошли более многочисленные подразделения германской армии. Они блокировали в Симферополе основные силы Болбочана. Его конная группа, шедшая к Севастополю, была вынуждена остановиться. И тут произошла довольно неприятная история. Немцы направили в Киев запрос: что за войско они встретили в Крыму? Наше правительство медлило с ответом, из-за этого Крымская группа армии УНР оказалась в сложной ситуации. Германское командование потребовало от Болбочана сдать оружие. Он не согласился, дал команду приготовиться к обороне.

Тем временем кайзеровкие войска подошли к Севастополю. Совет народных комиссаров большевистской России слал телеграммы вице-адмиралу Михаилу Саблину, который тогда был командующим Черноморским флотом, с требованием приказать кораблям уйти в Новороссийск. Из Киева пришло распоряжение считать флот украинским, поднять на кораблях сине-желтые флаги. В те революционные времена многие решения в военных подразделениях принимались с участием личного состава. Вот и на этот раз экипажи кораблей, обсудив ситуацию, представили командующему свое мнение. Большинство высказалось в пользу УНР. Саблин их поддержал. В результате 29 апреля 1918 года на кораблях были подняты сине-желтые флаги.

*Вице-адмирал Михаил Саблин

Один из участников тех событий оставил воспоминания: день выдался ясным, теплым, безветренным. Экипажи выстроились на палубах, моряки были в приподнятом настроении. Саблин отправил в Киев телеграмму: «Братья Киевской Центральной Рады, сего числа Севастопольская крепость и флот, находящийся в Севастополе, подняли украинские флаги. В командование флотом вступил. Контр-адмирал Саблин». Но ответа так и не дождался…

— Немцы заблокировали телеграф?

— В тот день они помогли генералу Павлу Скоропадскому захватить власть. Украинская Центральная Рада и ее правительство — Рада народных министров — были распущены. Поэтому ответить Саблину оказалось некому. Это вдохновило большевиков, контролировавших группу миноносцев, которая отказалась поднять сине-желтые знамена. Следующей ночью они надавили на Саблина, вынудив его разрешить миноносцам уйти из Севастополя. Немцы использовали это как повод для захвата города и флота. Дело в том, что, согласно Брестскому мирному договору, Черноморский флот должен был находиться на своих базах, выходить в море права не имел. Германия решила, что захваченные ею корабли — это морской военный трофей. Третьего мая над ними подняли немецкие флаги.

*Лейтенант Святослав Шрамченко спас Военно-морской флаг Украинской Державы. Теперь эта реликвия хранится в США в Украинском национальном музее в Чикаго

Впрочем, часть кораблей Саблин сумел вывести в Новороссийск. Потом немцы добрались и до этого города. Большевики приказали затопить флот, стоявший на рейде этого города. Уже в советские годы писатель Александр Корнейчук написал пьесу «Гибель эскадры», неимоверно разрекламированную сталинским режимом. Многое из того, что в ней показано, ложь: далеко не все корабли были затоплены. Например, один из лучших кораблей Черноморского флота «Воля» летом 1918 года во главе небольшой эскадры ушел из Новороссийска в Севастополь под сине-желтым флагом.

— Пришедший к власти в Киеве гетман Скоропадский пытался вернуть Украине флот, захваченный немцами?

— Конечно, он неоднократно ставил перед Германией вопрос о флоте и о том, чтобы Украина взяла под контроль Крым. В Севастополе постоянно находился официальный представитель Украинской Державы. Немцы заявили о готовности отдать корабли при условии, что они направятся в Средиземное море и примут участие в войне против стран Антанты. Скоропадский не мог на это пойти. Тогда Германия предложила выкупить флот за несколько сотен миллионов рублей. Гетман склонялся к тому, чтобы согласиться. Но все же «добро» на эту сделку не дал — министр финансов отговорил его от такого шага. Переговоры затянулись до осени. В ноябре в Германии вспыхнула революция, из-за чего кайзеровская армия покинула территорию нашей страны. Это позволило Украине восстановить контроль над флотом. И тут вновь произошло неблагоприятное стечение обстоятельств: власть в Киеве захватила Директория, Скоропадский был вынужден уехать из страны. Вскоре на юге Украины высадились войска Антанты, Севастополь и корабли оказались в их руках.

Директория не смирилась с потерей черноморского побережья и флота, готовилась вернуть их. Так были созданы подразделения морской пехоты, а в Николаеве и Каменец-Подольском организованы гардемаринские школы. Директория учредила праздник День украинского моря — в честь подъема на кораблях сине-желтых знамен по приказу вице-адмирала Саблина.

— Сохранилось хотя бы одно из этих знамен?

— До наших дней дошел Военно-Морской флаг Украинской Державы, утвержденный при гетмане Скоропадском: белое полотнище с голубым крестом, в верхнем левом углу синие и желтые полосы. Его вывез за границу флотский лейтенант Святослав Шрамченко. Сейчас этот стяг хранится в Украинском национальном музее в Чикаго.

Фото предоставлено Музеем Украинской революции

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Мы часто говорим: «Будет что в старости вспомнить!» А в старости... опа — склероз!

Версии