Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
ключи от новой квартиры

Особый случай

Многодетной семье из Киева столичные власти предложили квартиру, в которой... жить невозможно

Мария ВАСИЛЬ, «ФАКТЫ»

01.06.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

В канун Нового года «ФАКТЫ» писали о тройне, появившейся на свет в столичном роддоме № 5. У 32-летней киевлянки Анны Олейник родились три дочки — Богдана, Доминика и Ульяна. Девочки появились на свет на 28-й неделе беременности, каждая весила около килограмма, есть и даже дышать самостоятельно не могли. Поэтому долгое время сестричкам пришлось провести в реанимации. Но сейчас их жизни ничего не угрожает. Однако несмотря на то, что тройняшкам недавно исполнилось пять месяцев, они вместе с мамой по-прежнему находятся в роддоме. Дело в том, что многодетной семье (у Анны, кроме новорожденных, еще двое детей — 14-летняя Катя и трехлетний Никита) фактически негде жить.

«Дочки долго находились на аппарате искусственного дыхания. К счастью, эти проблемы уже позади»

С Анной мы познакомились в одном из отделений детской столичной больницы «Охматдет», где неделю назад ее младшей дочке (Ульяна появилась на свет последней из тройни) сделали жизненно необходимую операцию.

— С самого рождения врачи говорили, что у Ульяны обнаружилась небольшая гематома головного мозга, — объясняет многодетная мама Анна Олейник (на фото). — Со временем под черепом начала скапливаться излишняя жидкость. Чтобы избежать давления на мозг, делается шунтирование — с помощью системы трубочек жидкость отводится в брюшную полость, где благополучно рассасывается. И ребенок дальше развивается нормально.

Глядя на маленькую хрупкую Аню, трудно себе представить, как она смогла выносить тройню.

— Да я и сама о том, что будет тройня, узнала только на 11-й неделе беременности на УЗИ, — признается она. — Когда врач сказал, что видит на экране монитора трех деток, я, честно говоря, была в шоке. Хотя в нашей семье есть традиция — не ограничиваться одним ребенком. У родителей нас четверо. У старшей сестры уже трое, у младшей пока двое. Когда мы с мужем вышли из консультации, у меня началась истерика. Переживала: как выношу? Очень боялась, что придется делать кесарево сечение. Но рожать пришлось гораздо раньше срока, на 28-й неделе начали отходить воды. К тому моменту я весила 62 килограмма, и живот был не такой уж большой. К родам меня серьезно готовили. Всю ночь лежала под капельницей. Врачи объяснили: это нужно, чтобы у детей сразу после рождения раскрылись легкие. Так и произошло. Когда первая дочка, появившись на свет, сразу подала голос, я была счастлива. Но нужно было собрать все силы, чтобы родить вторую и третью. Они тоже закричали. Чудо, что сегодня врачи берутся выхаживать таких деток: Богдана весила один килограмм 80 граммов, Доминика — килограмм 30 граммов, а Ульяна — лишь 970 граммов.

Крошечных малышек сразу забрали в реанимацию, поместили в кувез, который еще называют «искусственной маткой». В нем имитируются условия, приближенные к внутриутробным. Аппаратура фиксирует все важные параметры. Чуть что не так — появляется звуковой сигнал, и врач или медсестра немедленно подходят к малышу. А маме разрешалось подходить к дочкам в часы кормлений. Анна приносила сцеженное молоко, которое через зонд вводили детям прямо в желудок. Поначалу на одно кормление было достаточно всего по одному миллилитру для каждой.

Сразу же после рождения девочки были подключены к аппарату искусственной вентиляции легких. Самой слабенькой была младшая из сестричек — Ульяна (на фото слева)

— Те два месяца, что дочки находились в реанимации, были для меня самыми тревожными, — вспоминает Анна. — Я безумно волновалась, как они там, будут ли здоровы. Счастьем было слышать, как лечащий врач говорил: «Ты себе не представляешь, какие они у тебя сильные, как борются за жизнь! Увидишь, все будет хорошо!»

Первой мне в палату принесли среднюю Доминику. Она была крепче всех. Через несколько дней — Богданку. А вот младшая Ульянка, присоединившись к своей компании, сразу наделала шороху: вдруг стала задыхаться, синеть. Дочку срочно вернули в реанимацию.

Потом меня научили, что нужно делать в случаях, если уровень кислорода в крови снизится ниже нормы. Глядя на монитор, понимаешь: нужно ли немедленно звать врачей или можно попробовать обойтись своими силами. Погладить по спинке, пощекотать, чтобы стимулировать к более активному дыханию. Детям, которые долгое время находились на аппарате искусственного дыхания, тяжело «втянуться» в естественный процесс. Но сейчас, к счастью, эти проблемы уже позади: девочки развиваются как обычные здоровые дети. Подросли, теперь каждая весит около пяти килограммов. Хорошо кушают, улыбаются, пытаются брать игрушки. Безумно любят слушать сказки. Могут не спать по три часа, от кормления до кормления, слушать, как я рассказываю или читаю, и, конечно, смотреть на маму.

Сейчас, пока я с Ульянкой в больнице, Богдана и Доминика находятся в роддоме. Родные их навещают. Только старшая сестра и брат еще не видели сестричек: в роддом детей не пускают, опасаясь возможных инфекций в садике и школе. Катя с Никиткой еще не могут различать тройняшек — девочки очень похожи, хоть и не близнецы. Сначала я укладывала их в определенном порядке, чтобы запомнить. Но теперь я их ни за что не перепутаю!

Через пару дней нас с Ульянкой выпишут, только не домой, а снова в роддом. Хотя там, честно говоря, делать уже нечего. Дети здоровы, сколько можно жить в роддоме?

«Чтобы как следует все вычистить, надо стены и пол сорвать до кирпичей»

Главная проблема многодетной семьи — отсутствие жилья.

— В квартире, где мы раньше жили со старшими детьми, кроме нас, прописаны еще пятнадцать человек, — говорит Анна.

— Сколько?!

— Вы не ослышались. В двухкомнатной хрущевке прописано 18 человек. Бабушка с дедушкой, мои родители, сестры и брат, их дети… Ну, положим, живут там не все, но развернуться негде, принести туда трех новорожденных немыслимо. Ладно пока детки лежат в кроватке, а когда начнут бегать?

В статье 45 Жилищного кодекса Украины сказано, что многодетные семьи имеют право на первоочередное получение жилья. А в статье 46 этого кодекса устанавливается норма, дающая право на внеочередное получение жилья в семьях, воспитывающих пять и более детей, либо при рождении тройни. Поэтому семья Олейник, ранее стоявшая в обычной очереди на жилье, решила напомнить об этом городским властям.

— В марте я разослала письма в несколько столичных инстанций, ведающих строительством и распределением жилого фонда, — рассказывает Анна Олейник. — В апреле пришло письмо из райадминистрации Соломенского района с приглашением осмотреть двухкомнатную квартиру на улице Героев Севастополя. И, если понравится, получить жилье. Смотровой ордер был выписан по личному поручению столичного мэра Виталия Кличко. Если честно, первой же мыслью было: «Да что ее осматривать? Своя собственная квартира — это главное. Да еще так быстро. Будем согласны на любую!»

Но впечатления от просмотра оказались неожиданными.

— Квартира расположена на пятом этаже в доме без лифта, что, конечно, не очень удобно, — рассказывает Анна. — Только коляска для тройни весит более тридцати килограммов — это если без детей. Входная дверь бронированная, на вид новая. Но, когда зашли внутрь, меня сразу смутили кучи мусора в коридоре, какой-то пух, перья. «Ну, ладно, — думаю, — давно не убирали». Зашла в комнату и ахнула! По углам горы голубиного помета, посреди комнаты — загаженный диван, вокруг которого лежат трупики птиц, на полу валяется оторванное свиное ухо. Боже, что тут было? Сопровождавшая меня сотрудница ЖЭУ № 905 пожала плечами: «Ну, голуби… На зиму балкон забыли закрыть, они тут грелись». Квартира была не просто запачкана — помет въелся в паркет, в деревянные фрамуги и подоконники.

Вид «двухкомнатной голубятни» ужаснул женщину:

— Представляете, какую инфекцию можно подхватить в такой антисанитарии? Ведь голуби — разносчики опасных инфекций. Там столько дохлых птиц! Чтобы как следует вычистить жилье, надо стены и пол сорвать до кирпичей. Разве я могу принести туда новорожденных детей? У недоношенных иммунитет начинает развиваться только после четвертого месяца. Зачем тогда врачи отдали столько сил на их выхаживание?

Анна права: птицы могут быть переносчиками различных видов патогенных и условно-патогенных микробов. От них можно заразиться вирусными, бактериальными, грибковыми и паразитарными болезнями, такими как сальмонеллез, туляремия, псевдотуберкулез. Причем как при прямом контакте с больными птицами, так и путем вдыхания частиц фекалий, слизи или пуха, которые превратились в пыль. Например, возбудители орнитоза — хламидии — проникают в организм человека через слизистую оболочку дыхательных путей. Поражают легкие, вызывают сухой кашель, одышку. Из легких хламидии попадают в кровь, разносятся по всему организму, поражают печень и селезенку, токсично влияют на клетки нервной системы. Так что назвать загаженную голубями квартиру хорошим подарком для тройни от городских властей язык не поворачивается. Даже начальник ЖЭУ № 905 Ирина Боровик, когда тележурналисты НТН снимали сюжет об этой истории, признала: в данный момент квартира непригодна для проживания маленьких детей.

При осмотре обнаружились и другие нюансы: квартира отключена от газа и электричества якобы за неуплату крупного коммунального долга. Расспросив соседей, женщина узнала, что прежний жилец куда-то выехал лет десять назад и пропал без вести, но за квартирой постоянно присматривали его родственники. Когда Аня пришла сюда на следующий день с журналистами, в квартире было слегка прибрано, а кран и душ в ванной свинчены. Значит, тут кто-то побывал в ее отсутствие. А что если эта квартира совсем не бесхозная? И после того как в ней будет сделан ремонт и подключены коммуникации, внезапно объявится ее прежний хозяин или его наследники и предъявят права на собственность?

Кстати, в январе «ФАКТЫ» писали о случае, когда у семьи киевской учительницы отобрали квартиру, пять лет назад подаренную городскими властями. Семья успела вселиться, приватизировать жилплощадь, сделать хороший ремонт — и тут, как снег на голову, объявилась дама, которая еще девочкой была вписана в ордер на получение квартиры, датированный 1975 годом. И суд, как ни парадоксально, признал ее право на жилье.

«Везти младенцев в загаженное птицами жилье я просто не имею права»

— В общем, решила сразу не соглашаться, — продолжает Анна. — Снова разослала письма тем же адресатам с вопросами: будет ли сделан ремонт в предлагаемой нам квартире и за чей счет? Будут ли погашены или прощены коммунальные долги, восстановлены коммуникации? Можно ли рассчитывать на проведение пандуса к пятому этажу, чтобы я могла гулять с детьми? С тех пор прошло больше месяца, но ответов я пока не получила. Только из Соломенской администрации прислали предупреждение: мол, решайтесь до такого-то числа брать или не брать. Иначе квартира будет предложена другим людям.

Знаю историю, когда вот так же многодетная мама отказалась от квартиры, потому что жилье ей не подходило. Так социальные службы забрали у нее детей, объяснив это тем, что она «не заинтересована в улучшении жилищных условий». Хорошо, родительских прав не лишили. Но малышей забрали с формулировкой «до улучшения положения». Я такого допустить не могу. То есть выходит, что я не могу отказаться от этого жилья. А с другой стороны, везти младенцев в загаженную птицами квартиру я просто не имею права.

«ФАКТЫ», желая помочь многодетной маме, также направили соответствующие запросы в пресс-службу столичной администрации, Департамент строительства и жилищного обеспечения КГГА, Соломенскую райадминистрацию и коммунальное предприятие «Руководящая компания по обслуживанию жилого фонда Соломенского района».

На момент подготовки номера к печати письменный ответ был получен лишь от последнего из перечисленных адресатов. Там сообщалось, что «проектом дома 1965 года строительства наличие лифта и пандуса до пятого этажа не предусматривается. Оснований для проведения ремонта нет, поскольку это не входит в обязанности коммунального предприятия. Что касается прежнего жильца, он умер, это стало недавно известно из списков отдела регистрации смерти столичного управления юстиции». То есть вроде бы как исчез и умер, не успев приватизировать квартиру и не оставив наследников. (Но точно об этом не говорится). На запрос в Соломенской райадминистрации нам пока не ответили, но согласились побеседовать по телефону. «Если Анна откажется, как скоро ей могут предложить другой вариант?» — спросили мы чиновников. «Не скоро, — заверили они. — Эту квартиру моментально отдадут кому-нибудь другому, а она, может быть, будет дожидаться следующего предложения еще несколько лет».

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Люся, а ты встречала в своей жизни такого мужчину, от одного прикосновения которого тебя бросало в дрожь? — Конечно! Буквально вчера я была на приеме у стоматолога…

Версии